Изменить стиль страницы

Глава 11

Эмили

Я стояла в ванной перед зеркалом, заляпанным водяными каплями. По ним, недолго думая, можно было сделать вывод, что я чищу зубы, как варвар. А вот зубную нить использую, точно вам говорю, с остервенением маньяка. Благо делаю я это лишь раз в полгода… непосредственно перед визитом к своему дантисту.

Насчет того, что у меня есть костюм «Билль о правах», я, конечно же, пошутила. Просто это не было для меня особой проблемой. Как художник я частенько сталкивалась с различными тканями и всевозможным подручным материалом. Поэтому мне не стоило труда сшить его за вечер и сегодняшнее утро. Этот костюм стал олицетворением непримиримой борьбы человечества за свои права.

Я пристально оглядывала свое отражение в зеркале, пытаясь понять, не перешла ли я в создании данного «шедевра» границу «непристойно». В целом я была похожа на свернутую трубочкой газету. Ее низ доходил мне до колен, а дальше торчали мои голые ноги. Руки до самых кистей были скрыты соответствующими рукавами. А вот лицо лишь чуть-чуть виднелось из небольшого овального выреза.

Весь костюм я сделала из ткани. Достаточно мягкой, чтобы с ней было легко работать, и в то же время довольно плотной, чтобы держать форму. Затем я потратила еще несколько часов, старательно расписывая по всей его поверхности все правовые нормы.

Если бы я не трудилась над костюмом так усердно, то, вероятней всего, вообще передумала бы его надевать. Что говорить, выглядела я в нем довольно нелепо. Но, может быть, это и к лучшему. Согласившись пойти на вечеринку в честь Хэллоуина с Райаном, я буквально вступила на тонкую грань. А если бы еще, надеясь ему понравиться, нарядилась во что-то сексуальное, то это было бы равносильно встать одной ногой на скользкий лед. Если я позволю себе увлечься этим парнем, то вряд ли потом вспомню о парижской школе искусств. В тот день, когда Райан сопровождал меня в «Галлеоне», я была готова исполнить любую его просьбу. К счастью, двухнедельная разлука с ним слегка меня отрезвила. Я очень много рисовала, и это дало мне возможность вспомнить, насколько важна для меня живопись.

Я всегда любила творческую деятельность. Чувствовала себя удовлетворенной и целостной, создавая что-либо своими руками. Я не боялась трудностей, принимая вызов и стремясь добиться самого лучшего результата. И всякий раз, когда убеждалась, что благодаря колоссальным усилиям и предельной сосредоточенности нечто грубое и бесформенное превратилось в завершенный проект, наступал момент триумфа.

В идеале, конечно, можно было, стремясь к творческому успеху, параллельно встречаться с понравившимся мне парнем. Вот только мир не был идеальным. Я знала, что мое будущее в искусстве напрямую зависит от поездки в Париж. Может, стоило сделать костюм в виде письма о приеме в художественную школу? Ну, чтобы закрепить эффект и наглядно показать решительный настрой своих мыслей.

Мое внимание привлек настойчивый стук в дверь.

Открыв ее, я увидела Лилит. На ней был обычный рабочий костюм... только перепачканный кровью. Ее голень украшал идеальный кровавый отпечаток ладони. А в руках она держала скалку, покрытую пятнами засохшей крови.

— Шикарный костюмчик, — восхитилась я ее оригинальным решением.

— Какой еще костюм? — возмутилась она. — Я просто не успела после жаркого свидания принять душ.

— Знаешь, когда в словах лучшей подруги не улавливается стопроцентная шутка, становится немного жутко.

— А кто сказал, что мы подружки? — притворно возмутилась она.

Я стукнула ее по плечу.

— Я. Только что.

Она одарила меня кривоватой ухмылкой.

— Ладно. Если не боишься вызвать кривотолки, называй это так. Да, хочу предупредить, мне может понравиться эта вечеринка, но если ты проболтаешься кому-нибудь, что у меня хорошее настроение, то я убью тебя. А все до завтрашнего дня будут считать, что твой хладный труп — это просто еще одна декорация. Я окажусь в Мексике прежде, чем кто-либо узнает правду.

— Буду нема как рыба, — поддакнула я и резко наклонилась, опершись руками о колени.

Верхняя часть костюма возвышалась над моей макушкой примерно на полметра, что позволило мне замахнуться ей на Лилит так, будто я пытаюсь прихлопнуть муху газетой. Затем, выпрямившись, стала гоняться за ней по всему коридору. Пока в конце концов не прижала ее к стене одним прицельным ударом.

К моему удивлению, она едва сдерживала довольную улыбку.

— Это была самая глупая вещь, которую я когда-либо видела, — фыркнула она.

— После знакомства с Брюсом и Уильямом Чемберсонами ни за что не соглашусь с подобным высказыванием, — раздался внезапно голос Райана.

— Райан! — взвизгнула я и слишком резко выпрямилась.

Из-за тяжести костюма меня потянуло назад и я, пытаясь удержать равновесие, суматошно замахала руками. Бесполезно. Я грохнулась на пол, но, к счастью, из-за многослойности драпировки удара не почувствовала.

Райан с Лилит, возвышаясь надо мной, недоуменно на меня уставились.

Райан был в обычном костюме, но на груди у него висела детская переноска с закрепленной в ней огромной упаковкой сахара.

— Сладкий папочка (прим. или «сахарный папочка» — состоятельный мужчина, расположенный к поиску прекрасной молодой спутницы и готовый содержать ее), — изумилась я, продолжая валяться на полу. — Мило.

Он ухмыльнулся.

— Ты единственная, кто сумел разгадать мой замысел. Я знал, что тебе понравится.

— Кто-нибудь, помогите мне подняться.

— Не спеши, успеется, — возразила Лилит. — Хочу посмотреть, как она будет выкручиваться, пытаясь встать сама.

Но Райан не мешкая протянул мне руку.

— Думаю, я получил достаточно впечатлений, пока наблюдал, как Эмили шлепала тебя своей гигантской деформированной макушкой.

Я позволила ему поднять меня на ноги и тут же нахмурилась.

— Надеюсь, ты имел в виду верхушку моего костюма, да?

— О, конечно. Твоя настоящая голова просто идеальна.

— Он сказал, что ты идеальна. И ты ему нравишься. Фу, какая гадость, — Лилит изобразила рвотный позыв. — Райан, если ты намерен сделать ее беременной, то сначала убедись, что будет девочка. Маленькие мальчики, едва достигнув подросткового возраста, становятся невыносимыми. Не могу обещать, что не пришибу его, когда он спросит, имеются ли в моем телефоне какие-нибудь игры.

— Я не собираюсь отвечать на это, — отмахнулась я.

— Это уже считается ответом, — возразила Лилит.

— Жаль, что я раньше не знал, что вы между собой так хорошо ладите, — обратился Райан к Лилит. — Я бы уже давно предложил тебе взять меня личным водителем.

— Так ты отвезешь нас на вечеринку? — спросила я.

Не стану спорить, вопрос был глупым. Просто мой мозг был дезориентирован, так как всего несколько секунд назад я использовала свою голову в качестве мухобойки.

— Таков был план. По крайней мере до того мгновения, когда меня осенило, что я могу похитить тебя, как сделал это Николас Кейдж в «Сокровищах нации». С тех пор у меня внутри аж все горит от желания провернуть подобный трюк.

Я не смогла удержаться от колкости, хотя и понимала, что веду себя банально, как вздорная девица.

— На самом деле, — я подняла палец вверх, — в этом фильме Николас Кейдж пытался украсть Декларацию независимости.

Райан ухмыльнулся.

— Не думал, что ты поклонница этой усопшей знаменитости и его звездной фильмографии.

— Николас Кейдж умер? — потрясенно выдохнула Лилит.

— Должен был, — ни капли не смутился Райан.

— Это ужасно, — я не смогла сдержаться и прыснула от смеха. — Николас Кейдж нравится мне и как актер, и как человек. Огромное ему спасибо.

— Подожди, — опешил Райан. — Ты это серьезно? Что в нем вообще может нравиться кроме «Воздушной тюрьмы»? Признаюсь, этот фильм зацепил даже меня.

— Во-первых, он поистине бессмертен. Кто-нибудь знает, сколько ему лет? То-то и оно. А еще деньги для него — не самое главное, и он тратит их на невероятные вещи. Например, приобрел акулу, коллекцию человеческих черепов и остров по соседству с личным островом Джонни Деппа. И это лишь малая часть.

Райан еле сдерживал смех, а Лилит смотрела в потолок с выражением «я-слышала-этот-бред-тысячу-раз».

— Он что, действительно купил акулу?

— Для тебя это самая неправдоподобная вещь?

— Нет, самая непрактичная. Я имею в виду, где он ее содержит? И неужели не боится, что в один прекрасный день она вырвется на свободу и сожрет его?

— Акулы не могут ходить по суше, тупица, — съехидничала Лилит.

Райан бросил на нее уничижительный взгляд.

— Один молниеносный бросок в традиционном стиле Вилли (прим. касатка по кличке Вилли — персонаж семейного фильма «Освободите Вилли»), и дело в шляпе.

Я кивнула.

— Точно. Это был бы прыжок камикадзе, но, вполне возможно, достигший цели.

— Боже мой, — Лилит закатила глаза. — Да вы, придурки, стоите друг друга. Можете не заморачиваться с девочкой. Вам вообще нельзя передавать свои ДНК.

Райан укоризненно покачал головой, а потом все же рассмеялся.

— Сам факт, что я тут дискутирую с гигантской копией «Билля о правах», наталкивает меня на мысль, что я нахожусь под наркотическим дурманом.

Лилит в ответ стукнула его по плечу скалкой.

Райан отпрыгнул от нее, схватившись за руку.

— Какого черта?

— Просто хотела доказать тебе, что все реально, — небрежно пожала она плечами.

* * *

Я знала, что на вечеринке, в оформлении которой я участвовала по приглашению Райана, будет присутствовать более двух тысяч человек, но реально представить, насколько грандиозным это будет, не могла, пока мы не добрались до «Галлеона».

Вестибюль, как ни странно, не был украшен для Хэллоуина. Но, честно говоря, мне было не до этого, так как моим вниманием завладел направляющийся к лифтам непрерывный поток людей в костюмах популярных персонажей. И тут мой взгляд зацепился за висевшие на стенах постеры. У меня на мгновение даже дыхание перехватило от переполнившей меня гордости. Нет, я, конечно, их уже видела здесь пару раз, когда их развешивали, но все равно не смогла сдержать волнения. Как-никак это был мой первый официальный выставочный заказ по живописи.