— Я знаю о чарах, — сказал Шессхар. — Мне нужно вернуть не память, а энергию, полученную при уничтожении Потусторонних. Их развеяли с помощью артефакта. Я в жизни не поверю, что у артефакта нет дополнительного действия. К примеру, сохранять энергию в каком-нибудь резервуаре.

— С чего бы? — скривился один из сторонников Феррена. — Это просто артефакт пробуждения глубокой памяти. А не машина для убийства Потусторонних, с резервуарами и прочим.

— Потому что, будь это машина, вы бы давно использовали ее по назначению? Прекратите отпираться. Вы сами не видите, что Байен Феррен использовал и вас, и их? — Шессхар посмотрел на него, как на кусок грязи. Наверное, успел основательно выйти из себя. Потом кивнул на тех, кто пытался сражаться с Химерником во вчерашнем побоище. — Потусторонние на вас не нападали. Аномалия началась не из-за того, что они атаковали мир людей, а оттого, что нарушилось магическое равновесие. Само собой оно не наладится!

— Почему я должен слушать лекции от этого клоуна? — протянул другой маг, тощий, разряженный и манерный. — Пойдем отсюда. Лэй Феррен вернется и…

Лэй Феррен. Вернется.

Илиана только сейчас поняла, что Феррен исчез. Куда, смерть бесова, он мог подеваться? Она начала озираться, но уже понимала, что не увидит главу Тайной канцелярии. Иначе он стоял бы здесь. А ведь Химерник ушел без него! И маги очнулись всего минут десять назад. Когда Феррен успел улетучиться?

Потом на смену изумлению пришел еще больший ступор. Она с ужасом поняла, что маги просто не слышат, что им говорят. Для них не происходит ничего страшного. Даже аномалию можно переждать. А Химерник… ну мало ли что нес какой-то сумасшедший? И мало ли о чем тут разглагольствует этот клоун-распорядитель, которого можно вообще не слушать? О мерзлое пекло!

— Да заставь их, — посоветовала она Шессхару. В ответ получила несколько злобных взглядов от сторонников Феррена.

Не только Химерник существовал в плену иллюзий. Такие же узы, только куда более сильные, сковывали разум как минимум половины магов.

— В окно посмотри, господин придворный маг, — рявкнул Шессхар. — Нравится? Так и будешь висеть в воздухе, пока другой клоун не придет и не прихлопнет тебя, как муху. Аномалия не рассеется сама по себе!

— Мы готовы попробовать без них, — подал голос один из противников Феррена. — Да, у Колодца памяти есть резервуар для сбора энергии памяти. Лэй Меллер, если вы нам поможете…

И Илиана увидела, как пожилой преподаватель чуть заметно выпятил грудь, а глаза у него загорелись. Все-таки лэю Меллеру недоставало поста главы Тайной канцелярии. Может быть, вся его любовь к древним философам, мастерам болезненного юмора и странных афоризмов, появилась именно из-за этого. Потому что половина их странных афоризмов сводилась к одному. Человек — прах, все его усилия — грязь, что бы он ни делал, он не прав…

Маги направились к Колодцу памяти. Чаша стояла там, где ее оставили. К счастью, Феррен не утащил ее с собой. За лэем Меллером пошли многие — больше половины, пожалуй! У стены остался примерно десяток самых враждебных. Илиана надеялась, что их сила не понадобится.

Маги встали вокруг чаши и положили руки на горлышко. И над ним тут же завихрился красноватый туман.

Кажется, и правда оставалась надежда обойтись без остальных.

Туман становился все гуще, ложился кольцами уже по всему залу, поднимаясь под потолок. Пол мелко затрясся, и дрожь усиливалась, почти как при вчерашней аномалии. А дым все вился. Он словно накапливался, как накапливается газ, прежде чем взорваться. Но каким будет этот взрыв…

Взрыва не произошло. Вся алая туманная масса просто содрогнулась и мгновенно втянулась в стены. Секунду спустя Илиана увидела красный ореол за окном. Энергия вырвалась за пределы дворца.

Еще через миг все исчезло. А в движение пришел уже не дворец, а мир, стоящий вертикально.

Зеленый ковер сада шевельнулся. По нему покатились волны, точно ковер превратился в озеро, в центр которого кто-то бросил камень. От крошечного на расстоянии домика садовника брызнули обломки такой же крошечной крыши — алая черепица напоминала кровь. Илиана до боли сжала руки. Если то же самое сейчас творится во всем городе, во всей империи… сколько будет жертв? Выживет ли Кэрилена? Что будет с матерью и ее мужем, лэем Пейераном?

А ведь когда мир становился на дыбы, сотни людей должны были упасть в бездну… Что ждало их на дне? Что будет с ними?

Голова закружилась, а к горлу от ужаса подкатила тошнота, стоило представить их судьбу. Илиана зажмурилась, пытаясь поскорее справиться с собой. Сейчас нечего об этом думать. Она уже ничем не поможет. Не могла помочь ни в момент аномалии, ни после аномалии. Никто ничего не мог сделать. Нужно сосредоточиться на Химернике. Он все еще жив и опасен. Но если он все еще не уничтожил мир, то, возможно, его еще можно победить.

Илиана открыла глаза. Зеленый ковер исчез. Маги прильнули к окнам. Она тоже бросилась к окну — лэй Меллер шагнул в сторону, давая ей пройти.

Дворец стоял в зеленой пене деревьев. Все вернулось на круги своя.

— Быстро, — проговорил преподаватель за спиной. — Похоже, Химерник успел стабилизировать Иглу Потусторонних, иначе все не выровнялось бы так легко.

Илиана глубоко вздохнула. Обернулась, ища Шессхара, но среди магов его уже не было.

Она лишь краем глаза увидела его светлую голову в самом конце зала, у двери. Миг — и он скрылся в коридоре, никем не замеченный. Почти никем, кроме Акри, которая меланхолически жевала пирожное, сидя на перевернутом стуле.

А, смерть бесова!

Илиана бросилась к двери, расталкивая беспорядочно толпящихся герцогов. Какого беса они здесь делают, если Астазар еще четверть часа назад велел Сиралайну увести их? И какого беса себе думает Шессхар, если незаметно бежит в такой момент? Впрочем, она догадывалась, какого беса. Он просто собирался сразиться с Химерником сам, не впутывая ее. Хотел оставить ей чуть больше шансов выжить.

Догнать его получилось лишь в конце коридора, у лестничной площадки, в глубине которой пряталась дверь в потайной лаз. И Шессхар как раз собирался этим лазом воспользоваться. Илиана бесцеремонно дернула его за руку.

— Мог бы позвать на помощь тех же магов. Или хоть других Потусторонних, — с вызовом сказала она. — Если уж я не подхожу.

Он покачал головой.

— Сама видишь, что маги сейчас слабы, как котята. От Астазара мало толку, от Акри тоже, потому что она не училась магии после трансформации. Илиана, останься. Химерника можно убить и в одиночку.

Убить. Ну да, она не ждала, что Шессхар предложит вернуть пленнику оковы. Хотя бы потому, что технология их создания затерялась в веках и стала недоступной даже для Потусторонних.

— А те, кто живет там под землей? Неужели там не найдется никого, кто мог бы помочь? Хоть Лотшейр, он ведь тебя поддерживал!

— Они созданы магией Химерника, — вздохнул Шессхар. — Если он захочет, то за секунду выпьет силы каждого, кто поднимет на него руку. Но у меня есть шансы, потому что я сильно очеловечился.

— Значит, и у меня есть такие шансы, — отрезала Илиана. — А теперь пойдем, пока он не успел ничего натворить.

Шессхар поморщился.

— А ты умеешь настоять на своем, да? Ладно… Может, он еще и не попытается нас убить. Мало ли что в голове у ненормального.

Он побежал вниз по лестнице, и Илиана последовала за ним, раздумывая, что он как-то подозрительно быстро сдался. Скорее всего, собирался найти Химерника, выяснить, что тот замышляет, а потом при необходимости улизнуть от Илианы, если появится реальная опасность.

Не то чтобы Илиану так уж тянуло сложить голову в схватке с непобедимым древним магом. Но и сидеть сложа руки, зная, что Шессхар дерется в одиночку, она не могла. Глупо, наверное. Наверное, стоило бы ухватиться за возможность избежать битвы. Спрятаться во дворце и красиво волноваться у окошка, высматривая клубы дыма на горизонте. Но у нее уже не осталось сил ждать исхода. Его хотелось приблизить любой ценой. Даже если для этого придется собственноручно удушить Химерника. На миг Илиане показалось, что, попадись тот ей прямо сейчас, она бы так и сделала. И вся его колоссальная сила ее бы не остановила.