Потолок не навевал никаких ассоциаций. Он был сколочен из красно-коричневых металлических полосок, под которыми гирляндой тянулись лампочки. Две маленьких — средняя — две маленьких — большая, и снова по кругу… Потолок уходил куда-то ввысь. Чтобы увидеть его край, пришлось оглянуться.

И Илиана поняла, что все так же стоит посреди центральной площади Коска.

Только площадь лишилась следов тех перемен, которые внес Химерник. Она выглядела, как обычно. Крытая, как и весь центр столицы, тесная, полная народу, освещенная лампочками и пропахшая чаем и кофе на вынос. Ближайший киоск с ягодным чаем расположился совсем близко. Продавщица недовольно поглядывала на Илиану. Та скосила глаза вниз и увидела, что нищенское рубище все еще на ней.

Возмущение поднялось со дна души и окончательно вывело из ступора. То есть как это? Химерник сгорел, его мир исчез, а лохмотья остались?! Да есть на свете справедливость или нет?

Лохмотья дрогнули и нехотя растаяли в воздухе, оставив Илиану в кремово-зеленом платье. Прохожие даже не повернули головы. Магия в Акоскатской империи никого не удивляла.

Илиана осмотрелась, больше всего опасаясь увидеть, что Шессхар все-таки не выжил. Страх на мгновение стал таким острым, что она зажмурилась. Лучше простоять так всю жизнь. Это удобно. И спокойно. Что бы ни случилось, она не увидит и не узнает…

— Знаешь что, — произнес где-то невидимый Шессхар. — Лучше будет, если ты выйдешь за меня замуж.

Что?

Илиана поспешно распахнула глаза. Он стоял рядом. Совершенно точно живой и невредимый, успевший избавиться от рубища и почему-то таинственно улыбающийся. Она без раздумий бросилась ему на шею и только потом сообразила, что это может быть неправильно истолковано. Ответ на предложение лучше давать словами. Стоп… предложение. Он что, серьезно?! Или опять шутки в духе распорядителя?

— Это значит «да»? — спросил Шессхар, прижимая ее к себе.

— Это значит, я рада, что ты жив, — Илиана отстранилась. — Ты серьезно? Что на тебя нашло?

Если честно, она ожидала услышать очередное признание в любви. Или что-то в духе «перед лицом гибели я пересмотрел свою жизнь и многое понял». Но реальность в который раз преподнесла сюрприз.

— Похоже, что силы Химерника равномерно распределились между нами двумя, — сообщил Шессхар. — Спасибо, ты очень вовремя вмешалась. Я собираюсь снова побороться за власть в мире Потусторонних. А если не будет доказательств, что ты на моей стороне, противники могут использовать тебя против меня. Ты ведь на моей стороне?

Он с легким прищуром посмотрел Илиане в лицо. Зловеще. Даже слишком. Она поежилась, мимолетно подумав, что не хотела бы оказаться по другую сторону баррикад.

— На твоей, если можно так сказать. Я не грезила о власти над Потусторонними. Вообще-то я надеялась, что лэй Меллер снова станет начальником Тайной канцелярии, и я буду делать ту работу, которой училась, — недовольно ответила Илиана.

— Никто не заставляет править. Просто нужно доказательство…

— А больше ничего тебе не нужно? — рассердилась она. — То, ради чего женятся все нормальные люди? Любимый человек, спутник жизни, а не какое-то там доказательство или политический союз?

— А, Химерник! — Шессхар на мгновение опешил, потом его лицо исказилось досадой. — Я думал, это само собой разумеется… Иначе сразу предложил бы подписать союзный договор! Смерть бесова, Илиана!

Она отвернулась. Шессхар взял ее за локоть, но она вырвала руку. Само собой разумеется! Нет, долго сердиться она не собиралась. Но нужно же было хотя бы показать, что следует соображать, о чем говоришь!

— Я подумаю, — царственно произнесла Илиана. — Благодарю за ваше предложение, лэй распорядитель. А теперь купите мне стаканчик облепихового чаю, и будем возвращаться во дворец. Байен Феррен все еще на свободе.

— Он уже не опасен, — отмахнулся Шессхар, пытливо вглядываясь в ее глаза. Потом, наверное, увидел там то, что искал, кивнул и направился к киоску с чаем.

***

Машину, на которой они приехали, отыскать не удалось. Сгинула вместе с миром, созданным Химерником. Пришлось брать такси. Будка заказа такси стояла здесь же, на краю центральной площади. Спасибо Химернику, что не захотел проводить свою Игру где-нибудь на окраине, откуда понадобилось бы целый день добираться до дворца.

На обратном пути Илиана молча сжимала в руках стаканчик с чаем и смотрела на проносящиеся мимо улочки. Она думала. Мысли ползли лениво, случившееся еще не успело как следует улечься в голове. И многие из этих мыслей полнились каким-то… разочарованием, что ли.

Она знала, что ей будет недоставать этого времени. Новых открытий, своего неумелого шпионажа, слежки, игры в прятки, попыток докопаться до истины. Смертельная опасность, разумеется, ей не нравилась, но опасность появилась уже под конец. А до того вся жизнь казалась увлекательным приключением. Илиана не отказалась бы повторить, но понимала, что впереди, скорее всего, ждет рутина и скука.

Оставалось надеяться, что Кэрилена говорила правду и во дворце каждый день сменялись десятки интриг.

Автомобиль остановился у парадных ворот. Дальше путь посторонним был заказан. Илиана вышла и с удивлением уставилась на сад и подъездную аллею. Совсем недавно здесь царило запустение, а теперь суетились и бегали какие-то люди. Причем минимум половина из них принадлежала к меритской делегации — это было видно по одежде.

— Скорее, — оглянулась Илиана на Шессхара. — Там что-то случилось!

Он поступил проще — выцепил из толпы какого-то лакея в меритской ливрее и требовательно спросил:

— Что происходит?

— Беда! — прокричал лакей. — Наша княгиня пропала! Наш посол пропал! А ваш император не знает, где их искать!

Он вырвался и побежал дальше. Илиана с Шессхаром медленно переглянулись.

Кажется, рутина и скука откладывались. Надвигался международный скандал.