- Делай, как она говорит, - сказал Роган, улыбаясь. Понятия не имею, что его так повеселило.

Мой телефон звякнул оповещением о новом е-мейле.

- Спасибо.

- Можешь не торопиться, Корнелиус, - сказал Роган. - Как я и говорил, возня с бумагами займет время и Ленора может даже не встретиться с нами завтра, учитывая происшествие с Барановским. Это очень деликатный вопрос.

- Если моя сестра откажется, я выступлю от своего имени, но в нашем случае желательно наше обоюдное согласие.

Я встала.

- Где здесь ванная комната?

Роган указал на дверь в дальней стене.

- Спасибо.

Я поднялась, прошла в ванную и закрыла за собой дверь. Был ли тут конфликт интересов? Я обещала Корнелиусу, что предоставлю ему имя убийцы его жены, но также с абсолютной ясностью донесла, что не буду убивать этого человека для него. Соглашение Корнелиуса с Роганом технически меня не касалось. Оно определяло только взаимное сотрудничество и связывало Рогану руки.

Нет, тут не было конфликта интересов. В моем распоряжении оказалась видеозапись убийства двух граждан. Моим долгом перед законом было сообщить о ней. Я написала Берну. «Это очень важно. Я собираюсь кое-что тебе прислать. Можешь найти способ отослать это Леноре Джордан, так, чтобы следы не привели к нам?»

Нет ответа. Было три часа утра.

«Прости, что бужу тебя, но это очень важно. Пожалуйста, просыпайся.»

Если я продолжу забрасывать его сообщениями, сигнал оповещения его разбудит.

«Прости».

«Проснись».

«Прости еще раз».

«Просыпайся».

На экране выскочил ответ.

«Проснулся. Уже работаю. Ты в порядке?»

«Да. Спасибо большое».

Я выдохнула. Он найдет способ, как это сделать.

Я убрала телефон и взглянула на себя в зеркало. Под глазами были мешки и вовсе не от «Прада». Внезапно я почувствовала такую усталость, что едва могла стоять. Мне нужно выбраться из этой ванной, потому что пол начал выглядеть уютно и гостеприимно.

Я вымыла руки, вышла и села на диван. Они продолжали о чем-то говорить, но я не могла больше уловить сути разговора. Мои глаза слипались. Я изо всех сил пыталась держать их открытыми, но веки будто налились свинцом. Августин сказал что-то, что я не смогла толком расслышать. Роган ответил, а затем мир вокруг стал мягким, теплым и темным, и я погрузилась в приятную темноту.

Глава 11

До меня донесся дразнящий аромат кофе. Я открыла глаза.

Потолок выглядел незнакомым. Я была не у себя дома, а значит...

Я села прямо. Я была у Рогана в пункте управления на одном из его больших черных кожаных диванов. Кто-то положил подушку мне под голову и укрыл одеялом. В дальнем конце комнаты Роган наливал кофе в большую черную кружку. На нем была белая футболка и черные штаны. Футболка обтягивала бицепсы. Он выглядел так, словно потратил последний час на тренировку и только что принял душ.

Он увидел меня и улыбнулся. Это была порочная улыбка, и у меня в голове зазвучал тревожный сигнал.

- Который час?

- Десять минут десятого.

Меня охватил ужас.

- Утра?

Пожалуйста, только не говори утра.

- Да.

- О, нет. Ты сказал моей семье, где я?

- Нет.

Я выдохнула.

- Но подозреваю, Корнелиус сделал это, когда вернулся обратно на твой склад.

Блин. Я плюхнулась обратно на диван и натянула одеяло с головой. Я этого не переживу. Бабуля Фрида с сестрами будут беспощадны. «Неужели ты провела ночь с Чокнутым Роганом? И как тебе? Когда свадьба?»

Одеяло съехало, явив Чокнутого Рогана, стоящего надо мной, слишком близко, чтобы это было комфортным. С этого угла он казался еще больше, и это было ловким трюком, потому что он и так огромный. Он побрился, его подбородок был абсолютно гладкий. Щетина мне нравилась больше. Она делала его... более человечным. Теперь он до последнего дюйма выглядел Превосходным, за исключением узкой красной царапины на щеке.

«Я вижу Превосходную...» Превосходная я или нет, мы с Роганом все равно были не ровней. И никогда ею не будем.

- Где все? - спросила я.

- Мы ожидаем одобрения от сестры Корнелиуса. Ждать здесь не было смысла, поэтому все разошлись по домам. - Он улыбнулся злорадной ухмылкой, будто я была аппетитной овечкой, которая умудрилась забрести в его волчье логово. - Все, кроме тебя.

Я вздохнула.

- Ты не можешь рассчитывать, что все так разрешится.

- Полагаю, они не слишком близки.

- Его сестра не видела Матильду, с тех пор, когда ей исполнился год.

- Опасаешься того, что может подумать твоя семья? - поинтересовался он, отпивая кофе.

- Я не опасаюсь. Я мысленно готовлюсь к активной обороне. Тебе следовало меня разбудить.

- Ты перенапряглась, - ответил он. - Твое тело нуждалось в отдыхе.

- Я всего лишь на минутку закрыла глаза.

- Ты потеряла сознание, - сказал он, скривив губы в усмешке. Мужчина не должен быть настолько красив с утра.

- Я ничего подобного не делала.

- Ты в курсе, что ты храпишь? - поинтересовался он.

- Неправда.

- Правда. Это очаровательно, - он мне подмигнул.

Я швырнула в него подушку. Она зависла в паре дюймов от его лица, а затем вернулась обратно на свое место на диване. Роган присел на корточки передо мной, и расстояние между нами вдруг резко сократилось. Его чашка кофе переместилась на столик рядом.

- Знаешь, что я думаю? - спросил он. Его взгляд переключился на мои волосы, и он коснулся рукой моего светлого локона. - Я думаю, твоя семья считает, что ты осталась здесь, и у нас тобой был незабываемый грязный секс.

Мои мысли приняли неприличный оборот.

- Особенно, когда они увидят твои волосы.

Я запустила руку в волосы.

- А что не так с моими волосами?

- У тебя сейчас особенная прическа под названием «утро после».

Я потрогала голову. Вчерашний лак для волос, дождь и моя подушка явно сговорились создать незабываемый кавардак на моей голове. Судя по ощущениям, волосы у меня стояли дыбом.

Роган смотрел на меня, и в глубине его голубых глаз я увидела все ту же ледяную тьму. Только не снова.

- Ты звонил Дому Хоулингов?

- Еще нет. А что? Ты хотела бы посмотреть?

- Наверное.

- Лохматое чудовище.

- Роган!

Он улыбнулся мне. Такая улыбка обычно прокладывает путь от твоего сердца в разум, а затем выскакивает у тебя в голове, когда ты задаешься вопросом, почему ты все еще терпишь мужчину, который доводит тебя до белого каления.

- С утра ты выглядишь очень сексуально, Невада. - Его голос ласкал меня, а магия танцевала по моей коже, вызывая крохотные вспышки желания.

- Прекрати, - предупредила я. Магическая ласка испарилась.

- Было бы стыдно разочаровывать твоих родственников.

- Я заведу себе привычку разочаровывать их на постоянной основе. - Я протянула руку и бережно коснулась кожи под порезом. - Как это случилось?

- Поранился вчера в толпе, - чуть хрипло ответил он.

Я все еще касалась его, ощущая его теплую кожу под своими пальцами. Меня окутал легкий запах сандалового дерева. Он сидел совершенно неподвижно, будто боясь, что я могу убрать руку.

- Я думала, это Оливия тебя поцарапала. Она не самая большая твоя поклонница.

Он улыбнулся.

- Ты заметила.

- Похоже, тебе нравится Ринда. Почему ты на ней не женился?

- Потому что она слишком сильно мне нравится.

Болезненный укол. Я медленно отвела руку. Не стоило мне заводить этот разговор.

Роган уселся на пол рядом со мной и положил руку на согнутое колено.

- Когда мне было три года, мой отец пережил шестое покушение на свою жизнь. На него напал манипулятор. Моя мать убила наемника, но это подстегнуло озабоченность моего отца компенсировать наши слабости. Ты не можешь убить то, что ты не видишь. Вот если бы мы были телепатами и телекинетиками... тогда бы мы чувствовали приближение убийц. Он пытался создать гибрид телекинетика-телепата в моем лице и потерпел неудачу. Но он был настроен преуспеть с моими детьми, поэтому принялся искать мне невесту.