Сказал Ибн Джузай

Закончилось мое изложение записи рассказа шейха Абу 'Абдаллаха Мухаммада Ибн Баттуты, да почтит его Аллах. От того, кто обладает умом, не будет скрытым то, что этот шейх является путешественником эпохи, а если кто-либо сказал бы «путешественник этого мусульманского народа», то он также был бы недалек от истины. Он сделал целью своего путешествия страны нашего мира и избрал местом для своего пребывания и проживания столицу Фес только после своих долгих странствий, когда убедился, что господин наш, да укрепит его Аллах, — самый великий из царей этого мира делами, самый значительный среди них достоинствами, самый щедрый среди них на благодеяние, самый внимательный из них к лицам, его посещающим, и самый большой покровитель и защитник тех, кто посвятил себя исканию знаний.

Человеку, подобному мне, надлежит восхвалять Аллаха всевышнего за то, что он помог такому человеку, как я, в начале его молодости и его странствия поселиться в той же стране, какую выбрал этот шейх после двадцати пяти лет странствий по свету. Воистину это милость, величину которой не измерить и благодарность за которую не воздать сполна.

Аллах всевышний да уделит нам от своего содействия ради службы нашей нашему господину, повелителю правоверных, и да задержит он над нами тень его уважения и милосердия, и да вознаградит он его за нас, которые суть лишь собрание чужестранцев, преданных ему, наидостойнейшей частью своих благодеяний.

О Боже! Подобно тому как ты почтил господина нашего над другими царями двумя достоинствами: знанием и верой — и отличил его добротой и спокойным умом, простри также и над царством его узы силы и мощи, и дай ему познать дары славной помощи и явной победы, и оставь царство в руках потомков его до дня веры, и дай ему лицезреть радость его души, его детей, его царства и его подданных. Даруй ему все это, о Милосердный из милосердных!

Да благословит Аллах и да приветствует нашего государя, господина и пророка Мухаммада, печать пророков и имена посланников! Хвала Аллаху, господу миров.

Переписка этой книги была закончена в месяце сафаре семьсот пятьдесят седьмого года.[282]

Да вознаградит Аллах тех, кто ее писал!

Путешествие по Южной Аравии

Подарок созерцающим относительно диковин городов и и чудес путешествий (пер. Л. Е. Куббеля)

ТУХФАТ АН-НУЗАР ФИ ГАРАИБ АЛ-АМСАР ВА-АДЖАИБ АЛ-АСФАР[283]

Абу Абдаллах Мухаммед ибн Абдаллах ибн Баттута ал-Лавати ат-Танджи по праву считается величайшим путешественником мусульманского средневековья. За почти 30 лет странствий, с 1325 по 1354 г., он посетил практически все страны ислама, побывал в Золотой Орде, Индии и Китае. Описание его путешествий служит одновременно и первоклассным историческим источником, и на редкость живым и непосредственным культурным памятником: эпохи.

В Африке Ибн Баттута побывал дважды. В первый раз это было в начале 30-х годов XIV в., когда он посетил крупнейшие портовые города восточного побережья континента — Могадишо, Килву, Момбасу. Вторично Ибн Баттута оказался в субсахарской Африке уже в 1352–1354 гг., когда по поручению маринидского султана Марокко Абу Инана он отправился в Мали., переживавшее в ту пору наивысший расцвет.

Сведения, сообщаемые Ибн Баттутой, представляют огромную ценность, прежде всего как живое свидетельство очевидца. Перед нами — яркая картина тех сторон жизни африканских государств, которые успел увидеть путешественник (и которые он далеко не всегда мог понять). В отличие от трудов предшественников, даже лично бывавших в той или иной африканской области к югу от Сахары, таких, как ал-Масуди, сообщения Ибн Баттуты совершенно свободны от общетеоретических рассуждений на географические темы.

Приводимые далее отрывки из книги Ибн Баттуты (точнее, записи его рассказов) “Подарок созерцающим относительно диковин городов и чудес путешествий” (“Тухфат ан-нуззар фи гараиб ал-амсар ва-аджаиб ал-асфар”) даются по изданию: Voyages d'Ibn Batoutah. Texte arabe accompagne d'une-traduction par C. Defremery et le Baron R. Sanguinetti. I–IV (P., 1853–1858) — с привлечением нового перевода: Extraits tires de “Voyages d'Ibn Battuta”. Traduction annotee: R. Mauny, V. Monteil, A. Djenidi, S. Robert (Dakar, 1966).

Подарок созерцающим относительно диковин городов и чудес путешествий

Из города Адена я плыл морем четыре дня и прибыл в город Зейлу. Это город ал-барбара, а они — народ из числа черных, шафииты по мазхабу.[284] Их страна — пустыня протяженностью в два месяца пути; ее начало — Зейла, а окончание — у Макдашу. Вьючные животные этих людей — верблюды; есть у них и овцы, прославленные своей жирностью. Люди Зейлы черны цветом, и большинство их рафидиты.[285]

Это крупный город, в нем есть большой рынок. Но это и самый грязный город в обитаемом мире, самый грустный и самый зловонный. Причина их зловония — обилие в городе рыбы и крови верблюдов, коих жители режут (прямо) на улицах. И когда пришли мы в Зейлу, то выбрали ночлег в море, хоть оно и сильно волновалось, но не ночевали в городе из-за грязи его.

Потом мы шли из Зейлы морем в течение пятнадцати суток и прибыли в Макдашу… Это город, обширный размерами; у жителей его множество верблюдов, и сотни последних режут ежедневно. И есть у них и многочисленные овцы. Жители Макдашу — богатые торговцы. В городе изготовляют называемые по нему одежды, которым нет подобных; из Макдашу их привозят в области Египта и прочие.

К обычаям жителей этого города относится то, что, как только в гавань приходит корабль, к нему подходят самбуки (а это небольшие лодки), и в каждом самбуке находится группа молодых людей из числа жителей Макдашу. Каждый из них привозит с собой накрытое блюдо, на коем находится еда, и подносит его (какому-нибудь) купцу из числа тех купцов, что находятся на корабле, приговаривая: “Это мой жилец!” Так поступает каждый из молодых, и купец с корабля поселяется только в доме своего “хозяина” из числа этих юношей (разве только он бывал в городе многократно и хорошо знаком с его жителями такой поселяется где пожелает). Когда же купец “останавливается у своего “хозяина”, тот за него продает, что есть у (этого) купца, и покупает для него. Если же кто купит (что-либо) у купца со скидкой или продаст ему без присутствия “хозяина” его, то такая сделка у жителей считается предосудительной: им этот обычай выгоден.

Когда юноши поднялись на корабль, на котором я был, какой-то из них подошел ко мне, но спутники мои сказали ему: “Это не купец, а только факих!” Молодой человек окликнул своих товарищей и сказал им: “Это гость кади!” Среди них был один из знакомых кади, и он дал тому знать об этом. Кади пришел на берег моря с группой талибов[286] и послал за мною одного из них. Я сошел на берег со своими спутниками и приветствовал кади и его товарищей, он же сказал мне: “Во имя. Аллаха, мы отправимся приветствовать шейха”. Я спросил: “А кто такой шейх?” — и кади ответствовал: “Государь!” Ибо обычай их — именовать государя шейхом. Я было сказал кади: когда-де размещусь, отправлюсь к нему. Но кади мне ответил: “Ведь таков обычай: когда приезжает факих, или шериф, или праведник, он не размещается, пока не повидает государя”. М я вместе с кади пошел к тому, так же как и талибы.

Рассказ о султане Макдашу. Как мы это сказали, они называют его только шейхом. Имя его — Абу Бекр, сын шейха Омара, и по происхождению он из бербера; говорит он по-макдашийски,[287] но знает и арабский язык. У него обычай: как только приходит корабль, к нему подходит самбук султана и справляется об этом корабле — откуда пришел, кто владелец его и кто руббан (а это — капитан), каков его груз и кто прибыл на нем из купцов и прочих. Людям государя обо всем этом сообщают, и это передают султану, а тот поселяет у себя того (из прибывших), кто заслуживает быть у него поселен.

вернуться

282

Месяц сафар 754 г. соответствует периоду с 4 февраля по 3 марта 1356 г.

вернуться

283

Текст воспроизведен по изданию: История Африки в древних и средневековых источниках. М. 1990

вернуться

284

Шафииты — один из четырех правоверных толков суннитского ислама, названный по имени Мухаммеда б. Идриса аш-Шафии (ум. в 820 г.).

вернуться

285

Рафидиты — собственно, “еретики”; название одной из шиитских сект.

вернуться

286

Талиб — букв, “ищущий”, обозначение учащегося мусульманского учебного заведения или ученика какого-либо авторитетного юриста и богослова.

вернуться

287

“Говорит он по-макдашийски” — по-видимому, это первое указание на язык сомали в арабской литературе, свидетельствующее к тому же о преобладании в районе Могадишо в середине XIV в. автохтонного этнического элемента.