Рассказ о том, как жена эмира построила мечеть

Один историк мне рассказал, что мечеть в Балхе построена женщиной, муж которой по имени Дауд ибн Али был наместником в Балхе во времена правления Аббасидов. И случилось так, что однажды халиф разгневался на жителей Балха за какой-то проступок, совершенный ими, и послал в город эмира, которому было поручено взыскать с них значительный сбор. Когда этот эмир прибыл в Балх, женщины и дети пришли к жене наместника, построившей эту мечеть, и стали жаловаться на свое положение и на наложенный на них сбор. Тогда она послала эмиру, который явился, чтобы собрать с них этот сбор, платье, шитое драгоценными камнями, стоимость которых превышала сумму всего сбора, и сказала: «Отнеси это халифу. Я отдаю это ему как приношение вместо жителей Балха, из-за их печального положения». Эмир отвез платье халифу, разложил его перед ним и рассказал всю историю. Халиф устыдился и сказал: «Неужели женщина будет более великодушна, чем мы?» Он приказал эмиру освободить от сбора жителей Балха и вернуться туда для того, чтобы возвратить платье жене наместника. Помимо того он освободил жителей Балха от податей на целый год. Эмир вернулся в Балх и, придя в дом этой женщины, повторил ей слова халифа и вернул платье. Тогда она спросила: «Видел халиф это платье?» Эмир подтвердил. «Я никогда не надену платья, которое видел мужчина, неродственный мне, — заявила она и приказала продать платье, а на вырученные деньги выстроили мечеть и напротив нее — завию и караван-сарай из камня, называемого каззан.[128] Караван-сарай находится еще в отличном состоянии. Сумма, равная одной трети цены платья, осталась нетронутой, и, как передают, женщина эта приказала зарыть ее под одной из колонн мечети, чтобы в случае нужды использовать эти деньги. Чингиза осведомили об этой истории, и он приказал разрушить колонны мечети. Около трети их было сломано, но ничего не нашли. Остальные оставили.

За городом Балхом находится могила, о которой говорят, что это могила Аккаши ибн Михсана ал-Асади, который войдет в рай, не отдавая отчета, как сподвижник посланника Аллаха[129] (да благословит и да приветствует его Аллах). Над этой могилой возвышается большая завия, в которой мы расположились. Около нее великолепный пруд под огромным ореховым деревом, в тени которого приезжие останавливаются летом. Шейха этой завии зовут Хаджж-Хурд, он еще молод, но обладает всеми достоинствами. Он выехал с нами и показал места поклонения[130] этого города; среди них гробница пророка Хизкийла,[131] да приветствует его Аллах! Над этой могилой возведен красивый мавзолей. Мы посетили в Балхе также много могил благочестивых людей, имена которых мне сейчас не вспомнить. Мы остановились у дома Ибрахима ибн Адхама,[132] да будет Аллах им доволен! Это большой дом, построенный из белого камня, похожего на туф. Рядом с ним находится завия, которая была закрыта, и мы не могли туда попасть. Эта завия находится вблизи соборной мечети.

Выехав из города Балха, в течение семи дней мы переваливали через горы Кухистана. Там немало многолюдных селений, где текучие воды и покрытые листвой деревья, большая часть из них — инжир. В этой области много завий, а в них живут благочестивые мужи, посвятившие жизнь Аллаху Всевышнему. Оттуда мы прибыли в город Герат,[133] крупнейший из населенных городов Хорасана. В Хорасане четыре больших города: два населенных — Герат и Найсабур[134] и два заброшенных — Балх и Мера.[135] Герат — большой, густонаселенный город, а жители его — благочестивые и набожные. Они следуют толку имама Абу Ханифы, да будет Аллах доволен им! Их город чист от всякого разврата.

Султан Герата

Это великий прославленный султан Хусайн, сын султана Гийас ад-Дина ал-Гури; он известен своею доблестью, ему сопутствуют удача и счастье. Дважды проявилась самым чудесным образом помощь Аллаха султану. Первый раз это было при его столкновении с султаном Халилем, восставшим против него. Последний в конце концов попал к нему в плен. Второй раз это было во время битвы против Масуда, султана рафидитов, когда войска вел сам Хусайн, которая закончилась поражением Масуда, его бегством и потерей царства. Султан Хусайн вступил на престол со смертью своего брата Хафиза, наследовавшего их отцу Гийас ад-Дину.[136]

Рассказы о рафидитах[137]

В Хорасане были два человека, одного из которых звали Масудом, а другого Мухаммадом, у них было пять товарищей — разбойников, которых в Ираке называют шуттар[138] — «ловкачи», в Хорасане — сарбадаран — «висельники», а в Магрибе — сукура — «соколы». Все семеро вместе занимались недостойными делами, разбойничали и грабили. Слух о них распространился далеко. Они жили на высокой горе вблизи города Байхак, называемого иначе Сабзавар. Днем они скрывались, а ночами выходили и нападали на деревни, грабили и отнимали добро у людей. К ним присоединились подобные им злодеи и смутьяны. Их число стало прибывать, а могущество усиливаться, и люди боялисьих. Затем они напали на город Байхак и овладели им, потом овладели другими городами, накопили богатства, собрали войско и обеспечили себя лошадьми. Масуд начал именовать себя султаном. Рабы бежали от своих владельцев к нему. Каждому из беглых рабов он давал коня и денег, а если кто обнаруживал храбрость, делал его атаманом шайки. Его войско стало многочисленным, а могущество — значительным. Все они приняли учение рафндитов и предприняли попытку искоренить суннизм в Хорасане и подчинить эту область целиком учению рафидитов.

В Машхади-Тус был один шейх рафидит по имени Хасан, которого они почитали как праведника. Он одобрил их деятельность, и они его провозгласили халифом. Шейх Хасан призывал их к справедливости. И они были так честны, что если кто-либо терял динары и дирхемы в их военном лагере, то никто не поднимал их, пока не приходил владелец денег и не забирал их. Наконец рафидиты овладели Найсабуром. Султан Тугай-Тимур послал против них войска, но они разбили их. Тогда тот же султан отправил своего наиба Аргун-Шаха, который тоже потерпел поражение и попал в плен. Рафидиты даровали ему жизнь. После этого Тугай-Тимур сам отправился против них во главе пятидесяти тысяч татар, но рафидиты его опять разбили, овладели городами, в том числе Сарахсом, Заве и Тусом, который является одним из крупнейших городов Хорасана. Они основали свой халифат в городе Машхаде, называемом в честь Али ибн Мусы ар-Рида. Они овладели также городом Джамом и расположились за его пределами с намерением двинуться на Герат, от которого они были на расстоянии шести дней пути.

Когда эта весть достигла Малик-Хусайна, он собрал эмиров, войска и жителей города и советовался с ними: дождаться ли ему врага или идти навстречу и начинать битву. Общее мнение было — идти на врага. Жители этого города все происходят из одного племени, называемого гуриййа. Говорят, что оно ведет свой род из Гура в Сирии и оттуда их корень. Все приготовились и собрались со всех концов страны. Они живут в селениях и в степи Бадгиса, растянувшейся на четыре дня перехода. Там всегда есть зеленая трава и могут пастись их скот и кони. Большая часть деревьев этой равнины — фисташковые, плоды которых увозятся в Ирак. Жители города Симиан пришли имна помощь, и они вместе двинулись на рафидитов в числе ста двадцати тысяч пехоты и конницы, которых вел Малик-Хусайн. Рафидиты собрались в числе ста пятидесяти тысяч всадников. Битва произошла на равнине Бушендж. Оба войска держались стойко, но затем судьба обернулась против рафидитов, и султан Масуд бежал. Их халиф Хасан держался с двадцатью тысячами человек и был убит, как и большинство его воинов, а около четырех тысяч из них было взято в плен.

вернуться

128

Каззан — строительный камень наподобие туфа

вернуться

129

Аккаша ибн Михсан ал-Азади — один из сподвижников (асхабов) Мухаммада («посланника Аллаха»). Асхабы — жители Мекки, последовавшие за Мухаммадом после его переселения из Мекки в Медину, в более широком значении — все те, кто был его сподвижником, т. е. бывал с ним. Согласно мусульманской традиции, считается, что мухаджиры и ансары (жители Медины, поддерживавшие Пророка, и спутники Мухаммада по хиджре), а также «святые» (авлийа) войдут в рай без отчета на Страшном суде.

вернуться

130

Мазарат — букв. «места посещения», т. е. «места поклонения» гробницы святых, мазары.

вернуться

131

Хизкийл (Иезекиил) — библейский пророк, гробница которого, естественно, никак не могла находиться в Балхе. Каким образом сложилась такая легенда, неясно, однако XII–XIV вв. вообще богат такого рода преданиями, создававшимися обычно во время больших политических потрясений и характерными для средневекового мировоззрения.

вернуться

132

Ибрахим ибн Адхам — знаменитый аскет родом из Балха. Большую часть жизни провел в Сирии, зарабатывая на жизнь физическим трудом, переезжая из одного города в другой, читая проповеди. Погиб между 776 и 783 гг. во время одного из морских походов против Византии. Очевидно, если дом, виденный Ибн Баттутой в Балхе, действительно принадлежал Ибрахиму ибн Адхаму, то последний некоторое время проживал и в Балхе. Однако, возможно, здесь имеет место явление, отмеченное выше; усиленное создание агиографической литературы в эпоху Ибн Баттуты требовало подробной разработки биографии «праведников». Может быть, здесь такая же фальсификация, как и в случае с могилой пророка Иезекииля (см. примеч. 119): было известно, что Ибрахим бин Адхам родом из Балха

вернуться

133

Интересно, что далее маршрут Ибн Баттуты в основном совпадает с маршрутом Марко Поло, который также посетил Герат, Балх и другие города, Тем не менее у Марко Поло нет упоминаний ни о Герате, ни о Нишапуре. Балх он описывает следующим образом; "Балх большой, знатный город, а прежде он был и больше, и еще лучше. Татары и другие народы грабили его и разрушали; в старину, скажу вам, тут было много красивых дворцов, много прекрасных мраморных домов; все они разорены, разрушены. В этом городе Александр (Македонский) женился на дочери Дария. Рассказывали мне в этом городе, что здешний народ молится Мухаммеду. До самого этого города земли царя восточных татар и тут же пределы Персии на восток и северо-восток". Балх — древняя Бактра, после 250 г. до н. э. — столица Греко-Бактрийского царства. В 1221 г. город разрушен монголами. Ныне переименован в Вазирабад. Находится на севере современного Афганистана.

вернуться

134

Найсабур (Нишапур) — главный город Хорасана, родина Омара Хайяма и Фарид ад-Дина Аттара, крупный культурный и религиозный центр в эпоху средневековья.

вернуться

135

В средние века этот город называли иногда Марви Шахиджан. В 1220 г. был полностью разрушен монголами. Руины Мерва находятся вблизи г. Мары Туркменской ССР

вернуться

136

Следует заметить, что Ибн Баттута пропустил царствование Шамс ад-Дина Мухаммада, старшего брата Хафиза и Хусайна. Согласно Хондемиру, царствование Шамс ад-Дина длилось около десяти месяцев

вернуться

137

Рафидиты — шиитская секта. Ал-Ашари в своем сочинении «Макалат ал-исламиййин» объясняет это наименование тем, что будто бы рафидиты (от глагола рафада — «отказывать, отвергать») отказывают в праве на власть халифам Абу Бакру и Умару. По Ашари, рафидиты лишь иное название имамитов

вернуться

138

Шуттар (мн. ч. от шатир) — «молодцы», «ловкачи». В эпоху позднего средневековья были широко распространены рассказы о шуттар — ловких мошенниках, обманывающих простаков Слово шатир наряду с отрицательным получило и положительное значение — «молодец».