Мне удалось без проблем добраться до номера...

Я вышла из душа и надела футболку с джинсами. Позавтракала тем, что персонал отеля оставил для меня, смакуя каждую ягоду клубники, и, прежде чем успела отправиться на прогулку в центр города, зазвонил стационарный телефон.

— Здравствуйте? — ответила я.

— Добрый день, мисс Стэтхем, —это был женский голос. — Ваш водитель здесь.

— Я думаю, что произошла ошибка. Я не ждала водителя.

— Это не ошибка, Хейли, — голос Джонатана послышался на линии. — Я вернулся раньше, чтобы лично показать тебе твой постоянный дом.

— Ладно, хорошо. — Я оглядела свой номер. — Мне нужно несколько минут, чтобы упаковать все в чемодан. Нормально?

— Конечно, — сказал он. — Я отправлю посыльного за твоими вещами, встретимся в вестибюле.

Я завершила разговор и в рекордно короткие сроки собрала свои вещи.

Двадцать минут спустя я сидела напротив Джонатана на заднем сиденье машины.

Одетый в один из своих черных костюмов, он смотрел на меня, как на ребенка.

— Итак, — произнесла я, пытаясь отвлечь его от допроса. — Ты уже сделал предложение своей девушке Клэр? Вы подобрали свадебные локации?

— Какого черта ты бросила учебу, Хейли? — он сразу же уничтожил все надежды на то, что разговор пойдет по моему плану.

— Я хотела основать свой собственный бизнес.

— Этот бизнес был кофейней, которую тебе пришлось закрыть?

— Не просто кофейня. Это была кофейня-винотека.

— Ответь на вопрос.

— Да, Джонатан, — я пыталась избежать его взгляда, но не смогла. — Бизнес, который я открыла, была кофейня-винотека.

Он постучал пальцами по колену, и бриллианты в его дизайнерских часах засверкали в свете солнечных лучей.

— Позволь мне прояснить ситуацию в последний раз, — сказал он. — Я оплачиваю твое обучение, чтобы ты могла пойти в бизнес-школу, где смогла бы научиться вести успешный бизнес, и ты бросаешь ее прежде, чем успела пройти обучение?

— Это звучит глупо, когда ты так говоришь.

— Существует не так много различных способов выразить это.

— Я ничему не научилась в школе, — начала объяснять свою позицию. — Я узнала больше от бариста и менеджеров по всему городу, чем от моих профессоров. Это были законы о финансах, налогах и банкротстве. И, да, я знаю, что обанкротилась, но дело не в этом.

Он покачал головой.

— Почему ты тогда не попросила денег или помощи у моих управленцев?

— Я хотела сделать все самостоятельно — так же, как и ты, — на этих словах посмотрела на него. — Ты тоже склонен доминировать во всем, чем занимаешься, Джонатан.

— Это неправда, — ответил он, но я могла сказать по выражению его лица, что он сам сомневался в своих словах.

Он приблизился ко мне, и я инстинктивно положила голову ему на плечо, как раньше, когда мы были младше. Я знала, что он молча просил меня рассказать ему больше о моем неудачном предприятии.

— Это действительно было красивое место, — сказала я. — Ты был бы впечатлен. Мы с Келли откроем еще одно после того, как подкопим денег и пройдем несколько специальных курсов. Мы не сможем заново открыть первое заведение в Сиэтле, но мы сделаем это после того, как нам удастся открыть несколько успешных заведений. Мы просто убедимся, что оно будет находиться далеко от «Старбакса». — Я улыбнулась нашим планам. — О, и я сфотографировала бар до того, как мы закрылись. Мне необходимо показать их тебе, как только Келли привезет мои остальные вещи через несколько недель.

— С нетерпением жду встречи с ней.

— Просто не относись к нам по-особому, пока мы работаем в твоей компании. Мы обе согласились, что будем вращаться в корпоративном мире по мере сил без твоей помощи.

— Хорошо, Хейли, — он кивнул. — Я понимаю.

— Да? В самом деле?

— Вовсе нет, — он рассмеялся. — Ты говоришь так же нелепо, как и будущая миссис Стэтхем. Ты знаешь, что она заставила меня провести три часа, глядя на разные типы бумаги для свадебных приглашений?

— Правда? Вы выбрали бумагу с глянцевым покрытием или матовым?

Он посмотрел на меня пустым взглядом, а потом мы оба засмеялись.

Лимузин продолжал двигаться по городу, а мы проводили время, обсуждая его предстоящую свадьбу.

Когда мы покинули пределы города и приблизились к отдаленному району, я вытащила свой телефон и щелкнула фотографии белых волн, разбивающихся о выжженное солнцем побережье. Красивые дома, которые усеяли неровные холмы, были прекрасным живописным фоном для нового начала. Однако раздавшийся вдалеке крик чаек, заставил меня задаться вопросом, смогу ли я когда-нибудь по-настоящему насладиться видом.

— В конце концов ты научишься не замечать их, — сказал Джонатан, когда автомобиль начал замедлять ход. — Обычно это занимает не более двух недель.

— Надеюсь.

— Мы прибыли, мистер Стэтхем. — Водитель остановил машину, и я выглянула в окно, чувствуя, что моя челюсть опускается все ниже и ниже с каждой секундой.

Дом передо мной был красивее, чем я могла себе представить. Окрашенный в светло-голубой цвет с белоснежными ставнями, он был три этажа высотой и расположился прямо на пляже. Яркие фиолетовые воздушные шары были привязаны за красивые деревянные перила веранды, а вывеска «Добро пожаловать в твой новый дом, Хейли!» висела на белом кирпиче почтового ящика.

Водитель вышел из машины и открыл багажник, но я так и осталась приклеена к своему месту. Я до сих пор пребывала в благоговейном трепете.

— Ты в порядке, Хейли? — спросил Джонатан, выходя из машины.

— Сколько ты потратил на этот дом? — слова слетели с моих уст. — Например, какая арендная плата, и смогу ли я позволить себе ее с зарплатой, которую я получаю?

Он засмеялся.

— Нет никакой арендной платы. Я купил его, и он твой. Ты можешь делать все что угодно со своей зарплатой.

— Весь дом мой?

— Кажется, я четко все произнес. Теперь ты должна зайти внутрь вместе с нами.

Входная дверь в дом распахнулась, и его невеста Клэр вышла на улицу, улыбнувшись и помахав мне, стоя в дверном проеме. Удивившись, я вышла из машины и обняла Джонатана сильнее, чем когда-либо.

— Большое спасибо, — в неверии произнесла я.

— Я все равно потребую от тебя больше ответов, — смеясь, он обнял меня в ответ. — Редкое, крепкое объятие от тебя не заставит меня забыть об этом.

— Знаю, — я отпустила его, и он повел меня в дом.

— Рада тебя видеть, Хейли. — Клэр обняла меня, когда я вошла внутрь. — Надеюсь, тебе понравится жить здесь так же, как и нам.

— Я тоже надеюсь.

Я взглянула на нее и моего брата. Она была умопомрачительно шикарной рыжеволосой женщиной, и, предположительно, на одиннадцать лет старше Джонатана. Я все еще отказывалась верить в это. На вид ей было не более тридцати лет, и я из личного опыта знала, что, когда эти двое были в одной комнате, все остальное вокруг них переставало существовать.

Закатив глаза, когда они поцеловались, я сделала мысленную заметку убедиться, что она рядом, когда Джонатан станет меня допрашивать.

Я встала перед окнами от пола до потолка и ущипнула себя, чтобы убедиться, что мне не привиделся этот потрясающий вид. Океан был в двух шагах от причала на заднем дворе, а на волнах раскачивался маленький белый катер.

Этот дом сильно отличался от двойного трейлера, в котором я когда-то росла, и резко контрастировал с ужасными подвалами, в которых мои приемные родители держали меня, когда родители были впервые приговорены к тюремному заключению. Дом был даже лучше, чем первая квартира, которую Джонатан приобрел, когда основал свою компанию в Кембридже. Когда заставил меня провести с ним остаток моих школьных лет.

— Каждая комната полностью меблирована, и я освободил тебя от первого похода за покупками, — сказал Джонатан, прерывая мои мысли. — Ты говорила с папой в последнее время?

— Нет, на этой неделе его тюрьма на строгой изоляции, — я покачала головой. — Ты разговаривал со своей матерью?

— Она и твоя мать тоже.

— Нет, она просто женщина, которая родила меня.

— Достаточно честно, — он не подталкивал меня к этому. Никогда. — Да, я говорил с ней. Мы ходим на сеансы психотерапии вместе. Если ты когда-нибудь захочешь поговорить с ней или, наконец, позволишь мне дать ей твой номер телефона, дай мне знать.

— Нет, — ответила я. — Никогда. Но я искренне надеюсь, что она не разочарует тебя в этот раз.

— Принял к сведению. — Он кивнул и сменил тему. — Когда именно твоя подруга Келли приедет?

— Через четыре или пять недель.

— Почему так долго?

— Потому что у нее тоже чрезмерно заботливый брат, который хочет расспросить ее, прежде чем она начнет все сначала в Сан-Франциско.

Он улыбнулся.

— Ее брат тоже генеральный директор высокотехнологичной компании?

— Хуже, — сказала я. — Он менеджер хедж-фонда на Уолл-Стрит.

Он рассмеялся и обхватил меня за плечи.

— Еще раз спасибо за дом, Джонатан, — я улыбнулась ему. — За все.

— Всегда пожалуйста, — сказал он. — Давай пройдемся вместе по дому и убедимся, что все устроено на эту ночь, прежде чем пойдем ужинать.

— Только воды выпью. — Я вытащила чашку из шкафа и наполнила ее из крана. — Головная боль просто убивает меня.

— Слишком много выпила прошлой ночью?

— Не больше, чем обычно, — сказала я. — Но я отключилась до того, как вернулась в отель, поскольку ничего не помню.

— Хочешь, чтобы моя команда проверила записи с камер наблюдения? — он выглядел обеспокоенным.

Я покачала головой.

— Нет, я проверила свой телефон, и я не отправляла Келли никаких сообщений о помощи. И, прежде чем ты спросишь меня, ответ — нет.

— Нет, что?

— Нет, я ушла с вечеринки одна. Мне просто много не надо.

— На этот раз я поверю тебе на слово. — Он открыл шкаф и протянул мне пузырек аспирина. — Я принесу тебе холодное полотенце.

Он ушел, и мой телефон зажужжал в кармане. Письмо от c.walters@statham.net.

Кори?

Заинтересовавшись, я открыла его, ожидая увидеть «надеюсь, ты чувствуешь себя лучше», но это было какое-то письмо.

ТЕМА: После прочтения удалить…