Ника. Алиса

Ника. Алиса.

Третий заседатель планеты Второй Шанс понял, что окончательно возненавидел военных, охотников за головами, пиратов и наемных убийц, не умеющих держать язык за зубами. В первую очередь, конечно же, убийц. Ведь если бы не пьяная болтовня одного из представителей этой профессии в отставке, которого спецлужбы уже ищут года три, то эта чертова девица ни за что бы не догадалась явиться в поместье заседателя, дабы пошантажировать его связями с пиратами и потребовать помощи в поисках какого-то чокнутого охотника, недавно бегавшего по планете с мечами. Учитывая то, что охотники за головами являлись на Второй Шанс с той же частотой, что и паломники к предмету своего религиозного культа, то даже такая мелочь, как составление списка всех, кто побывал на планете за последний месяц, обернулась жуткой головной болью для всех, кому не повезло попасться под горячую руку заседателя.

Девица просмотрела список и недолго думая затребовала портреты всех упоминаемых в нем личностей. С портретами возникло еще больше проблем, так как до сих пор они никому и даром не были нужны. К концу дня еле удалось найти портреты четверти охотников, посещавших Второй Шанс чаще всех остальных. К счастью для заседателя и его помощников, нужный девице человек вошел в эту четверть, так что после небольшого допроса всех, кто не додумался сбежать сразу после обнаружения портрета, она соизволила покинуть кабинет и продолжить свои поиски без их участия.

Заседатель, на радостях, объявил выходной и в спешном порядке покинул собственный кабинет. Вдруг девица вернется? Он даже хотел взять отпуск, но вовремя вспомнил, что отпуска заседателей давным-давно расписаны по временам года и решил, что нарушать вековые традиции ради какой-то девицы не стоит.

— Чертополох. Чертополох Двуликий. Какой ублюдок. Он еще и издевается. Скотина. Своими руками задушу, с наслаждением, за все хорошее. Гад.

Ника кругами бегала по своей каюте, красочно представляя смертоубийство собственного мужа. Из-за него она даже каюту покинуть не могла, не хватало только, чтобы команда корабля поняла, в какое неистовство ее привели полученные сведения. Вот бы сплетен было. За одно то, что за ним приходится бегать по галактике его стоит убить. Принц же. Образец благородства и мудрости. Будущий король. Король не имеет права давать народу поводов для насмешек. Тем более, для насмешек над собственной матерью и женой, как бы сильно он их не ненавидел.

В дверь робко постучали. Ника замерла, прислушалась. С чего бы это? Неужели кому-то так сильно захотелось ее увидеть, что он не стал тратить время на попытку договориться с ней о необходимой ему встрече? Потом Ника вспомнила, что отключила все средства связи и, печально вздохнув, пошла открывать.

За дверью обнаружился худенький паренек, робкий и несчастный. Складывалось впечатление, что беднягу долго уговаривали сюда придти, он не соглашался, и тогда, злые люди, попросту ему приказали, напомнив, кто есть кто. Неужели ее так сильно боятся? Или новости, которые паренек принес, совсем не вдохновляющие.

Паренек переминался с ноги на ногу, стеснялся, сомневался и всем своим видом показывал насколько ему не по себе.

— Что вас сюда привело?

Ника честно попыталась изобразить добродушие, дать несчастному понять, что все рассказы о ней сильно преувеличены.

Не получилось. Он вздрогнул, дико осмотрелся, но, спасибо выдержке, остался на месте.

— Я слушаю. — Ника даже улыбнулась.

Паренек робко улыбнулся в ответ, осмотрелся и только после этого заговорил:

— Мы выяснили как называется корабль на котором летает его высочество. "Джанкой". Корабль производства Аякса, среднеобитаемой планеты входящей в Земную Федерацию. Довольно приличный корабль…

Паренек замолчал и начал мучительно собирать в кучу куда-то разбежавшиеся мысли. Ника ему не мешала, боялась, что если начнет подгонять этого неуверенного в себе мальчишку, то мысли от него сбегут окончательно, и тогда придется искать кого-то другого для получения сведений.

— Хороший корабль… — повторился паренек, робко заглянув Нике в глаза. — Они запрашивали разрешение посетить "Перевал". Им разрешили, два дня назад. А вчера они туда отправились. И еще не вернулись… Вот.

Ника сжала кулаки, чтобы не выругаться при этом ребенке, запуганном старшими товарищами.

Александэр что не мог придумать ничего более оригинального? Или узнал что мамочка объявила на него охоту? Не мог же он туда полететь на зло жене. Или мог?

Вот теперь сиди и жди когда он соизволит покинуть гостеприимную станцию иных. Некоторые гости оттуда годами не показываются. А когда появляются, выясняется, что они либо перестали дружить с головой, либо потеряли половину своих воспоминаний, либо, наоборот, приобрели непробиваемую защиту для памяти и никому ничего не собираются рассказывать. Возможно всего лишь потому, что при попытке рассказать защита исчезнет вместе с воспоминаниями и психическим здоровьем.

Если же его высочество покинет станцию в ближайшем будущем, то еще неизвестно куда именно он ее покинет, соизволит ли зарегистрировать свое прибытие и как долго там задержится. Хорошо, если корабль не сменит, выпросив у иных что-то невообразимое из их техники. С него станется.

— Дракон.

Паренек подпрыгнул. Нике опять пришлось успокоительно улыбнуться и отпустить несчастного. Докладывать о ее неожиданно сдержанном поведении. Пусть теперь старшие товарищи размышляют чем им грозит эта сдержанность.

— Чертов дракон, — душевно повторила Ника, закрыв дверь.

Возможно, он просто очень везуч. Возможно, везение его скоро покинет. Знать бы еще когда именно это случится.

Самым разумным из принятых решений было — запросить помощи у следопытов Тулона. Запросила. Пообещала награду. А они взяли и вежливо отказали. Сослались на своих старших, безумную занятость и множественную дорогу искомого человека. Если бы он был преступником, они бы взялись за поиски, во имя справедливости. Да и искать преступников легче, их многие ненавидят, искренне, со всей душой. Ненависть крепко связывает людей.

Ника попыталась уговаривать. Ее выслушали и отправили к гостившему у них ангелу, для консультации. Намекнули, что если он согласится, то они попробуют, хотя гарантировать ничего не могут, слишком необычного человека она взялась искать.

Ангел тоже ее выслушал. Подумал немножко. Внимательно рассмотрел портрет. Задумчиво пририсовал портрету тоненькие полосочки над бровью. Еще раз внимательно рассмотрел и посоветовал Нике не связываться с этим ненормальным. Потому, что он хуже тишодцев и рыбы прилипалы вместе взятых. Еще и очаровывать умеет. А искать его бесполезно. Он сам вернется когда захочет, если захочет.

Девушка вспомнила, что этот ненормальный все еще ее муж и привела этот убийственный аргумент. Ангел ей искренне посочувствовал и посоветовал попытаться его понять, тогда он на руках будет носить такую красавицу. Зачем-то же женился.

Когда разговор с ангелом пошел по третьему кругу, Ника поняла, что никто на Тулоне ей не поможет и решила рискнуть престижем государства. Для этого она наняла нескольких системных взломщиков, пообещала им золотые горы в случае успеха и премию за круглосуточную работу, и посадила взламывать чужие регистрационные файлы, надеясь выудить среди них информацию про своего благоверного. На четвертые сутки ее начали благодарить за интересную работу. Дракон за два года успел такого наворотить, что по его приключениям можно было снять неплохой сериал. Огорчало только одно, портрет принца попадался часто, но имени рядом с портретом не было, даже род занятий упоминался редко. Пришлось, на свой страх и риск, ломать регистрационные коды охотников за головами. Как оказалось не зря. Вот только знание нового имени дракона и названия корабля, на котором он летает, помогло мало.

Раян гордо улыбался глядя на своего отца, недоверчиво рассматривавшего послание от его высочества Александэра-Хасока-Мелая. Послание было изумительным. Состояло оно из нескольких абстрактных картинок, нарисованного карандашом корабля, с приписанным сбоку названием, кучки прозрачных пластин, скрепленных такой же прозрачной нитью, перстня с зеленым камнем, списка имен, доверенных потертой бумажке с гербом, принадлежащим Крылатому Королевству, и группового портрета весьма странных личностей.