Придворные хихикали, шушукались, снова хихикали и ждали свадьбы Кэрилены.

А после свадьбы, конечно, планировался бал. И это возвращало к мыслям о Шессхаре. Который не появлялся уже больше недели.

Илиана поняла, что соскучилась. И знала, что если найдет его и скажет «да», он тут же перестанет злиться и нервничать. И в целом была совсем не прочь связать с ним жизнь… да, пожалуй, более чем не прочь. Но что-то мешало. Может быть, ощущение ненадежности, которое отказывалось исчезать рядом с ним. Ненадежности, зыбкости, призрачности всего происходящего, пляски теней на стене… Чего-то не хватало. Она пока не понимала чего.

Шессхар появился сам, прежде чем она успела решить, искать его или пока подождать. Он просто спрыгнул с подоконника навстречу Илиане, когда та выходила из крыла Тайной канцелярии.

Она внутренне сжалась, ожидая какого-нибудь тягостного разговора. Но ничего подобного не последовало. Шессхар привлек ее к себе и поцеловал. Собирался ограничиться коротким поцелуем, но не совладал с жадностью, и Илиана растворилась в его объятиях на долгих несколько минут.

— Как ты там? — спросила она, когда они оторвались друг от друга. И снова сжалась. Пекло, может, надо было сказать что-то другое… Но Шессхар, по-видимому, сменил линию поведения. Теперь он держался, будто ничего не случилось, и Илиана расслабилась.

— Астазар просит устроить на свадебном балу что-то запоминающееся, — ухмыльнулся он. — Думаю, как это организовать. А еще это будет последний бал, где я выступаю распорядителем.

— Неужели тебя наконец-то уволили? — не удержалась от шпильки Илиана. Шессхар скорчил трагическую мину.

— О, лэйе, какого вы низкого мнения о моих способностях! — воскликнул он и уже нормальным тоном пояснил: — Нет. Ханшас отрекся от правления в мою пользу. Добровольно. В обмен на клятву оставить его в живых.

Ханшас… Илиана вздрогнула. Правитель Потусторонних! В Акоскате мало знали о делах Потусторонних и их политике, максимум — иногда встречали в газетах имена правителей. Глаза у нее расширились сами собой.

— И ты теперь настоящий правитель Потусторонних?

— Именно, — Шессхар все усмехался, напоминая сытого льва. — Теперь выйдешь за меня?

— Снова ты, — вздохнула Илиана. — Сказала же, что нужно подумать. И мне все равно, правишь ты чем-то или нет, потому что…

— Все-все! — Шессхар примирительно поднял руки. — Не оправдывайся. Тогда давай я тебе кое-что покажу.

Похоже, он действительно сменил линию поведения. Не поведения даже, а… стал спокойнее, что ли. Спокойнее и увереннее. С таким Шессхаром хотелось проводить больше времени. И что он там собирался показать?

— Жду с нетерпением, — хмыкнула она.

Шессхар отвел ее в конец коридора, к небольшой полукруглой площадке. Потом поднял руки — и Илиана с изумлением увидела, как на стене из ниоткуда появляется Потусторонний портал. Золотой цветок раскрыл лепестки. Сердцевина звала куда-то в неизведанный мир.

— Умение Химерника!

— Умение Химерника. — Шессхар опустил руки, но портал не исчез, лепестки все так же переливались насыщенным золотом. — Тебе оно тоже должно было передаться. Правда, порталов в пределах мира людей я пока не умею открывать. Только от людей к Потусторонним и обратно.

— И на какой уровень ведет этот ход? — поинтересовалась Илиана. Шессхар странно на нее посмотрел. Даже чересчур странно.

— Уровень? Ты после трансформации ни разу не спускалась в мир Потусторонних, да?

— Ни разу… Слушай, может, хватит этих недомолвок? — взорвалась Илиана. — Почему каждый раз, когда я говорю об уровнях, ты косишься на меня, как… как на деревенщину?!

— Тише, — рассмеялся Шессхар. — Нет, ты не деревенщина. Но сейчас увидишь.

Он коснулся портала, наверное, перенаправляя его, потому что цветок сменил цвет с золотого на белый. А потом взял Илиану под локоть и увлек внутрь.

Входить в портал было чуточку страшновато. Но она не успела забеспокоиться, как все закончилось. Вокруг уже был мир Потусторонних.

Илиана узнала здание правительства. Или дворец правительства, как его иногда называли. Дворец прирос парочкой этажей, но в целом выглядел по-прежнему — узор из карнизов и оконных проемов, тонкий рисунок лепнины, обширное крыльцо. В прошлый раз, когда она была здесь, это крыльцо усеивали обломки и головешки, а из окон вырывалось пламя. Теперь ничто не напоминало о катаклизме.

Илиана собиралась уже спросить, что она должна увидеть, как вдруг взгляд выхватил еще кое-что.

Лавка Лотшейра!

Да, это была та самая лавка Лотшейра. Та, которая располагалась на сорок пятом уровне. Не филиал, а то самое здание! И раньше его здесь не было!

Она завертела головой по сторонам и ахнула.

Чуть поодаль виднелась остановка городского трамвая. Та, которая раньше лежала на двадцатом уровне. И лифтовая станция оттуда же. А вон еще одна! И еще! Зачем столько лифтовых станций в одном месте?

— Ты специально все это сюда перенес? — спросила Илиана, резко оборачиваясь. — Зачем?

— Я не переносил. В мире Потусторонних всего один уровень. Это люди думают, что их пятьдесят, сто или сколько там. Лифтовые станции спроектированы так, чтобы доставлять на разные плоскости. Но уровень один, и так было всегда.

Илиана ошалело моргала.

— Одноэтажная мастерская Менерета… — пробормотала она. — Но как… все это здесь умещается?

— Сжатие пространства, — ответил Шессхар. — Потусторонние могут существовать в сжатом пространстве. Для людей построены станции.

— Но… Я была на сорок пятом уровне, там все другое! Там холоднее, вместо жителей — тени…

— Ну да. Тени, — он поморщился. — Тени — это недавно зародившиеся Потусторонние. И здания, которые недавно зародились, тоже немного необжитые. Со временем все обживается. Для людей уровни так и организованы — от более старого к новому. Вот здесь, например, — он кивнул на правительственный дворец, — все очень даже обжито. Взглянешь?

Легкий тон не изменился, но на последней фразе Шессхар пристально уставился Илиане в глаза. Так, словно его жизнь зависела от того, что она скажет и что подумает об увиденном. Илиана поспешила кивнуть, притворившись, что не заметила этого внезапного напряжения.

— А что здесь? — спросила она. — Хочешь показать мне кабинет министров?

Он одним взмахом руки создал новый портал.

— Здесь не только кабинет министров. Верхние этажи — резиденция правителя. Теперь — мой дом. На самом деле эти этажи новее остальных, так что для людей они, скорее всего, будут где-то на другом уровне, но не суть.

Он шагнул в глотку портала, крепко сжимая плечо Илианы.

Ход вел в комнату.

Обычную комнату. Не считая того, что она была намного просторнее помещений в городских квартирах. Хотя для дворца, наверное, в самый раз. Комната имела привычную прямоугольную форму, в торцевой стене умещались сразу три окна, ведущие на улицу. У другой торцевой стены стояла немалых размеров кровать с пологом. Нашлось здесь место и камину, и письменному столу, и шкафам, и нескольким креслам, и лампам на стенах. На полу лежал самый обыкновенный ковер со светлым зелено-бежевым узором.

Все вместе выглядело так обыденно, что Илиана забыла, где находится. Раньше ей было жгуче интересно, каковы жилища Потусторонних изнутри. При одной мысли об этом ее охватывало леденящее ощущение чуждости. Потусторонние бесконечно чужды, их жилища — чужды еще более… И вот — это место. Весьма уютное, надо сказать.

— Твой дом, говоришь, — протянула Илиана. — А здесь бы я осталась.

Ей вдруг стало ясно, что все это время ей недоставало в Шессхаре именно этого. Нет, не дворцов и не правительственных резиденций. Просто чего-то, что дарило бы чувство надежности. И дом идеально подходил на эту роль. Илиана усмехнулась своим мыслям. Да уж. Мужчина, у которого есть адрес — это не призрачная тень, которая то появляется из мира Потусторонних, то растворяется там.

Она подошла к окну, выглянула и потрясла головой. Вид выстроившихся в ряд лифтовых станций с номерами уровней сбивал с толку.

— И как хоть что-то найти в этом сжатом пространстве? — вырвалось у нее.

— Оставайся, покажу, — ответил Шессхар. По-прежнему спокойно и легко, но с тщательно замаскированным напряжением в голосе.