Глава 20. Освобождение

Однако на сей раз она недооценила изворотливость главы Тайной канцелярии. Едва оказавшись в коридоре, тот свернул куда-то и мгновенно скрылся с глаз. Толпа загородила его, и не удалось даже толком рассмотреть, в какую сторону он ушел. Стоял немыслимый шум, придворные начали делиться впечатлениями. Они расходились ужасающе медленно. Словно до конца не верили в опасность. Возможно, и правда не верили.

— Куда вы меня тащили? — резко спросил лэй Меллер. — Он отправился не в крыло Тайной канцелярии, оно в другой стороне. Считаете, он хочет прямо сейчас освободить придворного мага?

— Да. Вчера ночью Олер явился к пленнику. Скорее всего, они с Ферреном собирались действовать прямо тогда, — Илиана с ужасом поняла, что забыла рассказать о вчерашнем лэю Меллеру. Сначала собиралась, потом ее сбило с толку исчезновение Непознаваемого, ну а потом тревога и страх вытеснили из головы остальные мысли. Мерзлое пекло! — Мы с моим, хм, помощником пленили Олера… а Феррен не мог явиться, его же состарили, как и остальных, кто был на балу…

— Ловко, — оценил лэй Меллер. — Но лично я пришел в норму после бала уже через четверть часа. Феррена специально вывели из строя? Наложили более мощные чары? Остальной балаган со старением был отвлекающим маневром? Илиана, вам помогает здешний распорядитель?

Он потянул ее за руку в незаметный переход, который вывел на черную лестницу. Илиана чуть не свалилась со ступенек, когда лэй Меллер назвал ее по имени. С его-то любовью к церемониям!

— Куда мы идем?

— Это запасной путь к башне. Да скорее же! И отвечайте!

— Да, — сказала она. — Помогает. А что, ему нельзя доверять?

— Я не знаю, можно ли ему доверять, я ушел до того, как он здесь появился, — ответил лэй Меллер. — Просто удивляет такое рвение. Прежний распорядитель, знаете ли, был мирным старичком и не лез в интриги. Вот что странно.

Илиана промолчала. О мотивах Шессхара она знала чуть больше.

Лэй Меллер то сворачивал в узкие закоулки, то выводил на пыльные и явно заброшенные лестницы. Наконец путники очутились в переходе со стеклянными стенками. Между ними гулял сквозняк, кружа обрывки расползающейся от ветхости бумаги. Впереди виднелась башня. Илиана не видела тюрьму придворного мага со стороны, но отчего-то ей казалось, что это и есть та самая башня.

— Если вы так хорошо знаете дворец, стоило засылать сюда меня? — невольно сорвалось с языка.

Лэй Меллер засмеялся.

— Моя дорогая лэйе Кэрсен. Мне стоило усилий добиться, чтобы меня просто пустили на свадьбу. Представляете, как внимательно за мной наблюдали бы, проберись я во дворец раньше? И потом, всевозможные… помощники куда охотнее сотрудничают с молодыми красавицами, чем со старыми пнями вроде меня.

Илиана утратила дар речи и не знала, что сказать, до самого конца перехода.

— Осторожнее здесь, — как ни в чем не бывало произнес преподаватель, оборачиваясь к ней у порога. — Этим переходом не пользуются, потому что он проклят. Порог автоматически пробуждает глубокую память у всего, что его пересекает. Люди превращаются в младенцев или, гм, в некие зародыши.

— И вы притащили меня сюда! — ужаснулась Илиана. Такого коварства от любимого наставника она не ожидала.

— Не волнуйтесь. Чтобы пересечь порог, бросьте на него какую-нибудь безделушку, лучше всего платок, и прыгайте как можно скорее.

И лэй Меллер последовал собственному совету. Он извлек из кармана огромный, как парашют, носовой платок, жестом фокусника встряхнул его, разворачивая.

Не успел платок спикировать на пол, как лэй Меллер с неожиданным для его возраста проворством перепрыгнул через порог. В ту же секунду что-то коротко полыхнуло.

Убедившись, что с преподавателем все в порядке, Илиана опустила глаза — и не увидела платка. Вместо него на полу валялись небольшие коробочки какого-то растения. Из коробочек торчал белоснежный пух. Да это же хлопок!

— Хорошая была вещь, — невозмутимо заметил лэй Меллер. — Но на вашем месте, лэйе Кэрсен, я бы поторопился. Лэй Феррен не станет нас дожидаться.

И этот человек еще сомневался в надежности Шессхара! Да по сравнению с ним несчастный распорядитель со всеми своими недомолвками — оплот надежности!

— У меня нет платка, — скрипнула зубами Илиана. — И вообще нет ничего лишнего! Снимать платье я не собираюсь!

— Нет платка? — огорчился преподаватель. — Пожертвуйте браслетом в таком случае…

Браслетом. Еще лучше. Все три браслета, которые она не в добрый час надела сегодня утром, Илиане ужасно нравились. Она снова скрипнула зубами и дернула за поясок платья.

Поясок ей тоже нравился, но его можно было сшить заново без особого труда.

Прыжок казался вечностью. Даже порталы Потусторонних так не пугали. Илиана съежилась, ожидая, что мир вот-вот исчезнет, а она впадет в младенческое беспамятство… и не сразу осознала, что ноги коснулись пола с другой стороны от порога.

— Ну, лэй Меллер, — пропыхтела она. — Могли бы хоть предупредить!

— Нижайше прошу прощения, — сказал тот и распахнул дверь в башню.

В лицо ударил холодный ветер. Порыв был такой силы, что у Илианы перехватило дыхание, она стала судорожно хватать воздух ртом, затрясла головой. На вкус воздух напоминал железо. После него на языке остался стойкий металлический привкус.

Ветер хлопал распахнутой дверью темницы. Внутри носились размытые перламутровые вихри. И таяли!

— Опоздали, — прошептал лэй Меллер, прежде чем Феррен, стоявший посреди помещения, держа в каждой руке по артефакту, обернулся.

От одного артефакта к другому тянулась тонкая голубоватая нить, светящаяся, как люминесцентное зелье. Они взаимодействовали. В более слабом имелись чары, которых недоставало сильному, и наоборот. Олер не зря тогда зашел в универмаг. Феррен знал о взаимодействии артефактов больше, чем Илиана с ее нулевым опытом.

А к главе Тайной канцелярии уже подходил пленник. Он пошатывался и дико озирался по сторонам.

— Тормен, — оскалился Феррен, называя лэя Меллера по имени. — А я все гадал, когда вы явитесь. Неужели это ваша протеже? — кивнул он на Илиану. — Признаться, недооценил ее. Думал, она работает на Астазара.

Он смотрел на лэя Меллера. Тот не сводил взгляда с пленника, о котором Феррен, казалось, забыл.

— Восстановить оковы вы, конечно, не сумеете? — сказал он, игнорируя вопросы. — Так и думал. Разрушать всегда легче. Поздно искать врага во мне, Байен. Вы уже обрели его.

Феррен резко обернулся, чтобы столкнуться с пленником вплотную.

Тот дико озирался по сторонам. Его точно перенесли из какого-то идиллического цивилизованного мира в первобытный и варварский — а может, Илиане так казалось, потому что она знала, откуда только что вернулся его разум. Если этот разум, конечно, сохранился.

Феррен отступил на шаг.

— Лэй Менерет…

Значит, Менерет. Илиане давно не давал покоя вопрос, как звали пленника. Его упорно не называли по имени. Наверное, с веками оно стерлось из людской памяти. Смерть бесова, да какая разница! С каждым мгновением, что она смотрела на него, становилось все страшнее. Освобожденный Менерет ни на кого не бросался, не швырялся огненными снопами, даже агрессии не проявлял. Но в одном с ним помещении находиться не хотелось. Все инстинкты вопили, что нужно бежать как можно скорее. Точно пленник мог вот-вот взорваться и увлечь за собой в пропасть весь дворец.

— Ты сейчас же вернешь меня туда, откуда перенес, — сказал Менерет.

Первые его слова прозвучали до невозможности хрипло и неуклюже. Язык плохо повиновался ему, да и неудивительно. Как вообще голосовые связки не отказали за четыре века молчания…

Лэй Меллер еле слышно выругался. Илиана не понимала почему. Воевать этот Потусторонний был не настроен. Все, как она и думала, и Шессхар говорил то же самое. После четырех столетий в мире иллюзий заключенный не хотел свободы. Он не понимал, что был ее лишен.

— Верну, — сориентировался Феррен. — Но только после того, как ты выполнишь несколько условий.

Менерет снова принялся озираться. Он не хотел условий. Он искал портал или другой проход в мир, к которому привык, чтобы вернуться без помощи Феррена. Поняв, что это бесполезно, одним прыжком приблизился к Феррену вплотную и сгреб его за воротник.