— Никаких условий! Ты вернешь меня!!! Сейчас же!

Голос, похожий на рык раненого зверя, эхом отражался от стен. Они почти вибрировали от его раскатов. Феррен попытался высвободиться — безуспешно. Тогда он вскинул руки и отбросил Потустороннего магией. Тот отступил, но не упал и тем более не потерял сознание. Судя по обескураженному выражению, промелькнувшему на лице Феррена, тот не ожидал такой силы. Мерзлое пекло, какова же тогда краденая мощь главы Тайной канцелярии, если он удивляется, что не смог с одного удара поразить такого сильного Потустороннего?

— Почему мы ничего не делаем? — торопливо прошептала Илиана лэю Меллеру. — Он отвлекся, пробудите его память, усыпите его!

Вместо ответа преподаватель кивнул на дерущихся. Менерет швырнул в Феррена какие-то чары. Они не сработали. Лицо бывшего пленника исказилось. Он продолжал бомбардировать Феррена магией. Воздух от нее сгустился и стал упругим, как желе.

Феррен пошатнулся. Донесся треск — это из стены вылетело несколько кирпичей. Неестественный сквозняк тут же яростно вгрызся в края дыры, расширяя ее. Полетели, крошась, следующие камни из кладки, грохот усилился.

— Бесполезно! — прокричал Феррен, глядя только на противника. — Пусть ненадолго, но сейчас я не слабее тебя! И всю эту мощь я отдам тебе! Как только ты согласишься выполнить мое условие!

Менерет опустил руки.

Илиана плавилась от бездействия. Какого беса, почему лэй Меллер сдался, это же Феррен! Если он сейчас договорится с Потусторонним, его будет уже не остановить! Лэй Меллер сам хотел остановить его! Там, где не сработает магия, поможет что-то попроще! Если швырнуть Феррену в голову кирпичом, чар против этого может и не найтись…

— Я слушаю, — сказал Менерет.

Илиана принялась осматриваться в поисках подходящего кирпича. Лэй Меллер стоял как изваяние.

— Я долго искал самого сильного мага среди Потусторонних, — мгновенно успокоившись, начал Феррен. — Вы как животные, согласись. У вас всегда побеждает сильнейший. В схватке за власть побеждает сильнейший из сильнейших. Следовательно, самый сильный автоматически может принимать решения за всех Потусторонних.

Смерть бесова, Шессхар тоже говорил что-то о том, что побеждает сильнейший. Да, возможно, если бы Менерет решил бороться за власть, он уничтожил бы нынешнего Потустороннего правителя. Но зачем это Феррену?

Почти целый увесистый кирпич обнаружился в двух шагах. Илиана начала осторожно двигаться в ту сторону.

— Мне плевать на решения. Верни меня обратно! — рявкнул Менерет.

— Я замерял силы Потусторонних специальным артефактом. Ты показал наивысший результат. Но я добавлю тебе еще и те силы, которые скопил, превратив свое тело в резервуар. Мне нужен сильнейший из сильнейших. Мне нужен тот, кто может вершить судьбу мира Потусторонних, как это делал Повелитель теней. Заключать пакты и расторгать их. Мне нужен тот, кто расторгнет Первый пакт!

Илиана почувствовала, как подкашиваются ноги. Она почти рухнула рядом с выбранным кирпичом. Опустилась на корточки и раскрыла рот. Так Феррен хотел расторгнуть Первый пакт? По сути, его цели совпадали с целями Астазара! Захотелось истерически расхохотаться. Глава Тайной канцелярии хотел того же, чего хотел и лишенный власти император. Прекратить отток магии императорской власти в мир Потусторонних. Вернуть человечеству сильных магов. Вместе с магическими схватками и магократией, и магическими захватами власти, и уничтожением более слабых, точно как в мире Потусторонних… но, наверное, обоих это устраивало. Или оба нашли способ обезопасить свое положение. Астазар хотел освободиться от власти герцогов, а сделать это он мог, лишь расторгнув Первый пакт и вернув себе утекающую силу…

У нее все-таки вырвался нервозный смешок. Никто не обратил внимания.

Лэй Меллер покосился куда-то вверх. На миг Илиане почудилось, что он чего-то ждет. Но она все же сжала в руке кирпич, примериваясь к тяжести.

— Вершить судьбу мира Потусторонних? — по словам повторил Менерет. — Как Повелитель теней?

И он расхохотался. Именно так, как хотелось смеяться Илиане — сумасшедшим истерическим смехом, с подвыванием и всхлипами, безудержно и пугающе. Он не сдерживался. Скоро звуки перестали напоминать смех, казалось, что их производит какое-то невозможное существо, ничем не напоминающее человека. Рев, хрип, визг и скрежет… И тут громыхнуло над головой.

Лэй Меллер стремительно отпрыгнул к Илиане, с совершенно не стариковской силой сгреб ее в охапку и вытолкнул в дверной проем, а затем прыгнул следом, прикрывая голову руками.

Сверху рухнуло что-то серое, гремящее, зловеще рокочущее, как каменная лавина. Это и была каменная лавина! Илиана съежилась у прохода. Лэй Меллер не стоял все это время без дела, он готовился… и камни сейчас должны были обрушиться на головы Феррена и Менерета, убить обоих разом!

Илиана втянула голову в плечи и зажмурилась. Но вместо страшного грохота услышала лишь негромкое «пуф!»

Она открыла глаза. Камни исчезли. Вместо потолка зияла дыра, сквозь нее виднелось выцветшее осеннее небо. Менерет стоял, подняв руки и раскинув их в стороны. И все еще всхлипывал от смеха.

Лэй Меллер сделал неуловимое движение, и камни стен устремились к головам противников.

Менерет скривился, окончательно прекращая смеяться. Он дернул рукой. Камни исчезли вместе со стенами. Теперь от верхнего этажа башни осталась только площадка, продуваемая всеми ветрами. С нее, как на ладони, видны были соседние башни, переходы и крыши. Лэй Меллер нацелился на них, чтобы хоть теперь обрушить камни на головы противников. Но и на этот раз ничего не вышло.

Противник оставался только один — Менерет. И он был уже предупрежден.

Когда ему надоело играть, он движением руки остановил лэя Меллера. Тот мог суетиться и продолжать попытки, но теперь материя просто не реагировала на его чары. Бывший пленник заблокировал их. Однако нападать не торопился. Воцарилось временное затишье, хрупкое и пугающее. Пол мелко дрожал.

Феррен застыл чуть в стороне, сидя на корточках. Казалось, он вот-вот бросится на Менерета, как пантера.

— Не знаю, конечно, куда я попал, — протянул Потусторонний, выговаривая слова с какими-то странными интонациями, точно пьяный… или безумный. — Но я и есть Повелитель теней. Он же — Повелитель духов. Мои создания называли меня Химерником. Так какую там судьбу тебе нужно вершить?

Что?

Сначала слова прозвучали, как бессмысленный набор звуков. Разум отметал саму возможность, что подобное может оказаться правдой. Химерник существовал отдельно от реальности. Как и Повелитель теней. Когда Шессхар говорил, что Потусторонние верят, будто это одно и то же существо, Илиана почти не удивилась. Боги-Люденсы ушли из сферы привычного, стали мифом… Этот сумасшедший бредит.

Но он не бредил. Илиана могла сколько угодно отказываться верить, но это ничего не меняло. Понимание, что он говорил правду, уже отравило кровь.

«Зеница» молчала. Молчание стало ее правилом. Она безмолвно подтверждала любые выводы.

— Ты — Повелитель теней? — насмешливо протянул Феррен. У него не было «Зеницы», чтобы проверить слова Менерета.

Тот не отреагировал на насмешку. Он щурился, изучая своего противника и явно раздумывая, как с ним поступить. Илиана покосилась на лэя Меллера. Тот выглядел пришибленным. Не обескураженным, не изумленным — нет, эти слова не отражали и десятой доли того потрясения, которые отпечаталось на его лице. Кажется, подобного преподаватель не предусмотрел. И теперь не представлял, как поступить.

— Условие, — напомнил Менерет Феррену. — Ты хотел расторгнуть Первый пакт? Да хоть сейчас. Давай мне силы, которые ты обещал. Я жду.

— Повелитель теней… — повторил глава Тайной канцелярии, свыкаясь с новой информацией. — Погоди. Значит, ты можешь повелевать Потусторонними? Теоретически?

— Да остановите же его, — одними губами выговорила Илиана, глядя на лэя Меллера. Тот ответил резким жестом. Наверное, хотел дать Феррену время высказаться. Хотел выслушать все его требования, чтобы потом было с чем свидетельствовать против него… только перед кем? Перед императором?

«Его Величество перестанет быть величеством», — прозвучал в ушах призрачный голос Кэрилены.