Хотя, может, они замирали, потому что плохо знали дорогу.

Над парком не было навеса, как над крытыми улицами. Небо уже стало по-рассветному синим. Илиана держалась подальше от Феррена и Олера, понимая, что малейшего промаха будет достаточно. Если ее заметят, Шессхар уже не появится из какой-нибудь гробницы, чтобы прийти на помощь. А Шессхар сейчас был бы очень кстати, причем даже без гробниц.

Наконец они остановились. Донесся каменный скрежет — это сдвигалась крышка гробницы.

Потом еще одна и еще. Илиана затаила дыхание. Потом, воспользовавшись грохотом, перебралась от одного куста к другому и теперь даже могла видеть сквозь просвет в ветках, что происходит на кладбище.

Олер и Феррен открывали гробницы вручную, без магии. В их руках откуда-то взялись ломики, которыми они аккуратно поддевали замшелый камень. Открыв десять или двенадцать захоронений, они выпрямились и перевели дыхание. Потом достали артефакты.

Сначала ничего не происходило. А затем над гробницами начал подниматься дымок. Обычный белесый дымок, в котором вдруг ярко полыхнули фосфорические зеленые огоньки.

Илиана внимательно следила, куда они полетят. Огоньки немного покружили над гробницами и втянулись в артефакты.

Спасибо, что хоть не в тела Олера и Феррена…

Рассмотреть, как выглядели артефакты, не удалось. Когда исчез последний огонек, Олер с Ферреном деловито водрузили крышки на гробницы и удалились, негромко переговариваясь.

Илиана сидела за кустом, пока шорох не стих, а сквозь кроны деревьев не начали пробиваться первые солнечные лучи. Тогда она поднялась и подошла к могилам.

И вздрогнула.

Гробницы были отлиты из цельного камня. Возможно, его как-то расплавили, чтобы намертво запечатать тела внутри, потому что оболочка казалась непроницаемой. Ни трещинки, ни стыка, ни даже царапинки. На крышках виднелись полустертые имена.

Вер Сайвенк, Ренезар Паллейр, Аттэм Гремсен…

Илиана вздрогнула при виде тезки Олера. Списки тех, кто лежал здесь, были во всех учебниках истории, но она не знала их наизусть. Понять бы, чьи могилы вскрывали Олер и Феррен. Сайвенка? Гремсена?

И как, если камень непроницаем?

Она снова вздрогнула от догадки. Что, если Олер не пытался воздействовать на Иглу Потусторонних, а как-то подпитался ее магией? Вобрал в себя часть сил, которые позволили ему открыть герметичную гробницу?

Она не знала способа, который бы это позволял, но готова была поверить, что он существует.

А вот на вопрос, зачем понадобилось вскрывать могилы, ответа не было. Чем можно поживиться у магов, которые умерли четыреста лет назад? Забрать их силы? Но сила умирает вместе с ее обладателем. Забрать память о силе?

Вот это звучало более правдоподобно.

Еще раз вздохнув, Илиана побрела прочь из леса. Хоть она и стала Потусторонней и теперь теоретически не нуждалась в отдыхе, ноги гудели. Пожалуй, нужно взять такси.