Он прошел мимо. Илиана осторожно обогнула деревце и зашагала следом.

Нужно было срочно придумать, как не выдать себя. Пустая улица отлично просматривалась. Если Олер решит оглянуться… Пока спасали чахлые декоративные деревья в кадках да мягкая подошва туфель. И еще то, что редкие прохожие все же пробегали мимо, и Олер не особо интересовался ими.

Держась ближе к деревцам, Илиана шла за бывшим сокурсником и понятия не имела, что делать, если он ее заметит. Потом Олер свернул за угол, и ей полегчало. Он направлялся к Торговому Двору.

Под этой вывеской, сложенной из лампочек на люминесцентном зелье, скрывался огромный пятиэтажный универмаг. Торговали здесь всем, чем угодно, от одежды на первом этаже до магических товаров на пятом. Небольшие лавочки и просторные магазины напоминали бусины, нанизанные на нити узких коридоров. Многие имели по два входа, и почти все сверкали стеклянными стенами-витринами. Чудесное место. В свободное время Илиана застряла бы здесь хоть на целый день. Однако Олер стремительно шел к лестнице наверх.

Большая часть магазинов была закрыта, но некоторые работали. Магические лавки на пятом этаже не закрывались никогда. Похоже, цель Олера лежала именно там.

Занятно. Идти среди ночи в обыкновенную лавку артефактов в мире людей? Вместо того чтобы спуститься к Потусторонним? Ладно… мир Потусторонних, возможно, еще лихорадит аномалия. А подземные человеческие уровни? Там можно найти артефакты получше ерунды, продающейся в столичных универмагах. Ни один уважающий себя маг не пошел бы в Торговый Двор в поисках серьезного артефакта, а не какой-нибудь мелочи для глажки или починки одежды.

Может, Потусторонние охотятся на Олера после того, что он сделал? Версия казалась правдоподобной. Но что-то не давало Илиане до конца поверить. Аномалия серьезно подкосила мир Потусторонних. Еще пару часов назад они не производили впечатления опасных врагов. Да, скорее всего, дело в аномалии… Тогда что мешало Олеру подождать, пока она закончится?

Издали, через три или четыре стеклянных витрины, Илиана наблюдала, как тот входит в лавку и приценивается к товарам. Слушала, как продавец что-то объясняет сонным голосом. Слова звучали невнятно. Она осторожно прокралась чуть ближе, делая вид, что разглядывает выложенные на витринах товары. Продавцы вяло посматривали, но не заговаривали с ней.

— …только призрак, — донесся голос торговца, беседовавшего с Олером. — Малая мощность…

Остальное слилось в невнятный гул.

— …сочетается с другими… — это Илиана смогла разобрать из ответа Олера. Продавец кивнул.

— А на кладбище?.. — продолжал расспрашивать Олер. Но чего именно он хотел от артефакта на кладбище, понять не удалось. Мертвых воскрешать, что ли? Но для этого слабеньких вещиц из столичной лавки явно мало. Да и с мощными артефактами Потусторонних ожившие мертвецы не сохраняли разум. Пустоглазые тела дышали и двигались, но в них не было души.

Слишком гулкие стены. Как Илиана ни силилась, больше ничего не расслышала. Все, что она смогла понять — это то, что Олер собирается пользоваться артефактом на кладбище, а сам артефакт, возможно, способен вызвать призрака.

Потом она вспомнила о «Зенице» и отругала себя за рассеянность. Нужно было сразу показать Олера «Зенице» и не мучиться! Илиана поспешно схватила шкатулку, свисающую с пояса, встала так, чтобы продавцы в своих лавках не видели, что у нее в руках, и подняла крышку.

— Видишь вон того парня в плаще и шарфе? — без голоса, одними губами зашептала она. — Запомни его хорошенько и показывай мне все, что он видит и делает!

«Зеница» внезапно заартачилась. В голове у Илианы замелькали лихорадочные образы. Кажется, артефакт возмущался. Появилась княгиня, ее копия, Гайтр, тот неизвестный сообщник Гайтра, который передал княгине записку…

— Хочешь сказать, память перегружена? — еле слышным свистящим шепотом спросила Илиана. — А ты не обнаглел? Больше одного человека отслеживать сложно, да?

«Зеница» виновато поморщилась (хотя как могло поморщиться глазное яблоко?), и к образам добавились новые. Глаз соглашался попробовать. Но предупреждал, что полноценной слежки не потянет. Просил держаться как можно ближе к Олеру, и тогда, так и быть…

— И на том спасибо, но как я должна держаться к нему поближе? — недовольно прошептала Илиана. — А когда он домой пойдет? Я не стану сидеть у него под дверью!

Однако сидеть под дверью пока не требовалось. Торг состоялся. Олер спрятал покупку и направился обратно к лестнице — Илиана едва успела скрыться за стойкой с простынями.

Артефактные простыни пользовались популярностью. Одни были заколдованы на хороший сон, другие — на хорошие постельные забавы. Существовали еще простыни, заколдованные на вечную чистоту, но их слишком быстро расхватывали.

Жаль, никто не додумался делать плащи-невидимки… Илиана дала Олеру фору и стала спускаться, после каждого пролета выглядывая в небольшие окошки в лестничной клетке. В какую сторону он пойдет?

Олер появился на крыльце универмага, однако не уходил. Вот он посмотрел на часы, и стало ясно: он кого-то ждал.

Все интереснее. Воспользовавшись случаем, Илиана снова велела «Зенице» следить в оба, а сама торопливо зашагала по коридорам первого этажа. Она искал одежную лавку.

Среди множества закрытых магазинов обнаружился один открытый. Он работал круглосуточно, потому что торговали в нем самой дешевой подержанной одеждой, которую лишь кое-как восстанавливали магией. Покупали эти лохмотья в основном небогатые городские работники, а для них разделение на день и ночь сглаживалось. Кто-то так привык к ночным сменам, что даже в выходные маялся бессонницей, у кого-то днем просто не было времени.

Не прекращая прислушиваться к «Зенице», Илиана купила плащ. Такой же, как у Олера, только потертый и ветхий, со следами заплат, которые не смогла убрать неумелая магия. Сойдет. Если накинуть капюшон, Олер хотя бы не узнает ее в первую же минуту.

Когда Илиана вышла в холл и выглянула на улицу, ситуация уже изменилась. Теперь Олер был не один. Под очередным чахлым деревом, частично скрывающим его от света уличных фонарей, появилось новое действующее лицо.

Лэй Байен Феррен собственной персоной.

Илиана раскрыла рот. Хотя чему удивляться? Чего-то подобного она ожидала еще с тех пор, как Феррен сам признался, что хотел бы видеть у себя студентов, которых выделил по результатам практики. А на практике блистал как раз Аттэм Олер. Правда, руководили ею сошки помельче, нежели глава Тайной канцелярии. Значит, он все же присматривал за возможным пополнением. И Олер тоже поклонялся Химернику… А Потусторонние считали Химерника своим создателем… Илиане снова почудилось, что у нее сейчас взорвется голова. Она не знала, есть ли связь между тем, что Олер и Феррен поклоняются Химернику, и тем, что они проворачивают какие-то козни, в которых замешана даже Игла Потусторонних. Но все вместе производило впечатление глобальной и очень запутанной паутины.

Илиана наблюдала, не покидая холл. Внутри кишели стойки с рекламными объявлениями и указателями, за которыми удобно было скрываться. На улице Феррен что-то говорил Олеру. Говорил напористо, но не яростно, смотрел так строго, что Илиане захотелось забиться под указатель, и сдержанно жестикулировал. Отчитывал, наверное. За провал у Иглы Потусторонних? За потерю артефакта? За что-то еще?

Неужели Феррен ожидал, что Олер сможет подчинить Иглу? Не слишком ли сложная задача для вчерашнего студента? Или у того было другое поручение?

Олер не спорил. Закончив тираду, Феррен махнул рукой, и оба поспешили дальше по проспекту.

Илиана выскочила из универмага и заскользила следом.

Причудливые люстры на люминесцентном зелье, щедро украшавшие потолки уличных навесов, не давали ни шанса скрыться в тени. Надежда на декоративные деревца таяла. От Феррена наверняка не спрячешься, как от Олера. Тревога нарастала. Глава Тайной канцелярии пока что не оглядывался, но стоит ему посмотреть назад…

Когда Олер с Ферреном свернули на Путевой проспект, тревога достигла пика. Илиана шмыгнула за большую тумбу со вчерашними газетами. И вовремя. На перекрестке Феррен внимательно осмотрелся по сторонам. Лишь после этого оба продолжили путь.