- Не-а, - ответила бабуля.

- На данный момент только глупые домыслы, - сказала мама. - «Говорящие головы» пытаются подстегнуть истерию, утверждая, что это сделал Превосходный.

Сенатор Тимоти Гарза скончался в субботу перед домом своего кузена. Его охранники погибли вместе с ним. История была настолько сенсационной, что даже отодвинула арест Джефа Колдуэлла на задний план. Полиция не разглашала никакой информации, связанной с убийством сенатора, что заставляло СМИ возмущаться с пеной у рта. Без каких-либо данных они были вынуждены мариноваться в собственных домыслах и теориях, с каждой минутой становящимися все более дикими. Меня бы не удивило, если бы в деле оказался замешан Превосходный. Гарза придерживался политической позиции, ограничивающей влияние Домов, что не делало его любимцем магической элиты Техаса. Дебаты во время его предвыборной компании быстро стали неприглядными.

- Во что ты ввязалась? - спросила мама.

Я запихнула в рот кусок тако и стала жевать, чтобы выиграть время. Мне придется сказать правду. Я сглотнула.

- Я взялась за опасную работу.

- Насколько опасную? - уточнила мама.

Я открыла папку и протянула ей отчет судмедэксперта. Она прочла его, и свела брови.

- Теперь мы занимаемся убийствами?

- Кого убили? - поинтересовалась бабуля.

- Ты помнишь анимага, про которого я тебе рассказывала? У которого еще енот приносил его дочери бутылочку?

- Корнелиус Харрисон, - сказал Берн.

- Да. Убили его жену.

Мама помрачнела в мгновение ока. Она передала отчет бабушке.

Бабуля просмотрела отчет и присвистнула.

- Это выше наших возможностей, - сказала мама.

- Я знаю, - вздохнула я.

- Зачем ты за это взялась?

Потому что он сидел у меня в кабинете и плакал, а мне было его ужасно жаль.

- Потому что ее убили, и никому нет до этого дела. А еще он очень хорошо нам заплатит.

- Мы не на столько нуждаемся в деньгах, - сказала мама.

- По словам сестер, нуждаемся.

Я протянула ей фотографию с долларовыми значками.

Мама развернулась к бабуле Фриде.

- Мам!

Бабуля Фрида сделала большие глаза.

- Что? Не смотри на меня!

- Ты это начала.

Ха! Атака отбита и перенаправлена.

- Я ничего такого не делала. Я невиновна. ТЫ всегда меня во всем обвиняешь.

- Ты это начала и поощряла. Теперь погляди, она берется за убийства, потому что ты через чувство вины заставляешь ее добывать хлеб насущный. И о чем это говорит?

- Об истинной любви.

Бабуля Фрида улыбнулась.

Берн поднялся и наклонился ко мне.

- Хочешь, чтобы я проверил на всех подноготную?

- Будь добр. Я отправила тебе е-мейл. Завтра я собираюсь в Ассамблею, поэтому не помешало бы разузнать что-нибудь о Маттиасе Форсберге.

- Сделаю.

Он поставил тарелку в раковину.

- Твои внучки не нуждаются в богатом Превосходном, чтобы оплатить себе колледж! - возмутилась мама. - Для этого их сестра, мать и бабушка работают, не покладая рук. В этой семье мы платим за все сами.

- Ой, перестань, Пенелопа, ты же знаешь, что я вовсе не это имела в виду.

- Хорошо, тогда что ты имела в виду, мама?

Бабуля Фрида развела руками.

- Я думала, это будет весело! Невада киснет уже второй месяц. Она превратилась в грустного ослика из мультика, над которым всегда идет дождь.

- Ничего я не кисну. Я сказала Рогану «нет» - и дело с концом.

- Ой, я тебя умоляю.

Бабуля Фрида закатила глаза.

- Серьезно, бабуля, прекращай уже. Можно подумать, он оббивает мой порог и клянется мне в любви до гроба.

Но, к своему стыду, я порой мечтала именно об этом. Однажды, я проснулась посреди ночи, твердо уверенная, что Роган стоит на улице. И чуть не выбежала туда в одной ночной рубашке. Слава богу, меня никто не увидел, пока я не пришла в себя.

Он ни разу не появлялся. Не звонил и не писал. Он не стал за меня бороться, даже чуть-чуть. Все стало на свои места после моего отказа, когда он уговаривал меня в гараже выбрать любую точку на планете, обещая увезти меня туда. Чокнутый Роган хотел себе игрушку. Я сказала «нет» и он ушел.

- Он прислал тебе эти книги!

- Ты не можешь знать наверняка.

- Ну, а кто еще стал бы? - Бабуля развела руками.

- Может, это был Августин.

Ага, раньше ад замерзнет. Августин и пальцем не пошевелит, если это не в его финансовых интересах.

- У вас с Роганом еще не все кончено. - Бабуля указала на меня вилкой. - Просто погляди. Судьба столкнет вас. Однажды ты просто наскочишь на него и - бац! Истинная любовь.

- Если судьба снова рискнет нас столкнуть, ее ждет от меня знатная взбучка. - Я повернулась к маме. - В этом деле ты со мной или нет? Потому что если хочешь еще со мной поругаться, сейчас самое время.

Она смотрела на меня долгое мгновение.

Ой. Я только что повысила голос на маму без всякой причины.

- Прости.

- Ты сама мне сказала, что это твое дело.

- Мам...

- Конечно, мы с тобой, - кивнула мама. - Но не мне тебе говорить, что это работа профессионала. Ты должна быть осторожна.

- Я постараюсь.

- Мы не знаем, какого рода осиное гнездо ты разворошишь. Они придут за вами обоими. Они могут прийти и за нами тоже. У твоего клиента есть поддержка Дома?

- Нет. Он предпочел жить с женой и дочерью в Роял Оукс. Он очень гордился своей независимостью.

- Его дом охраняется?

- Не совсем. - Технически, Банни считался охраной, но собака ничего не смогла бы поделать с вооруженными убийцами.

- Родители жены?

- Насколько я знаю, они не связаны ни с одной из известных семей.

- Что ты думаешь о нем?

Я поморщилась.

- Он преклонялся перед женой и пойдет на что угодно ради мести.

Мама кивнула.

- Тебе стоит поговорить с ним. Его малышке будет безопаснее здесь с нами, чем с ее бабушкой и дедушкой.

- Спасибо, - поблагодарила я.

Она вздохнула.

- Это моя материнская обязанность. Я не могу заставить тебя прекратить делать глупости, но я могу помочь тебе сделать их наименее опасным образом.

Я развернулась и направилась к лестнице, ведущей в мою комнату.

- Ты видела, как она разошлась? - заговорщицки прошептала бабуля Фрида за моей спиной. - Она все еще по нему сохнет.

- Я тебя слышу!

Я взобралась по лестнице и втянула ее за собой. Меня встретила небольшая мансарда с просторной спальней и ванной. Когда мы только въехали в этот склад, я по-настоящему хотела уединения, и чем старше я становилась, тем сильнее ценила его. Я сняла костюм, осторожно упаковала его в чехол и повесила в дальний угол шкафа.

Я все еще сохла по Рогану.

Когда я поцеловала его в нулевом пространстве, мне почти удалось увидеть его настоящего. В то короткое мгновение он не был Чокнутым Роганом. Он не был даже Превосходным. Он был просто... Коннором. Мужчиной. И я страстно желала узнать этого мужчину. Но он захлопнул ту дверь, стоило ему заметить, что она приоткрылась.

Я включила душ, чтобы нагрелась вода, и разделась. Одержимость чем-то невозможным никогда не шла мне на пользу. Душ, чистая одежда, сон. Завтра предстоял тяжелый день, и до сна мне еще нужно было к нему подготовиться.

Глава 2

Утро принесло с собой дождь и Корнелиуса, приехавшего ровно в 6:55 на серебристой «БМВ» i8. Гибридный автомобиль, блестящий и ультрасовременный, выглядел немного странно - линии его корпуса достаточно отличались от привычных бензиновых автомобилей, чтобы привлекать к себе внимание.

Неудивительно, что он водил гибридную машину. И, вероятно, никогда не покупал бутилированную воду. Вчера Берн навел на него справки. Кроме новоприобретенной закладной, у Корнелиуса не было долгов. У него была превосходная кредитная история, ни одного привода в полицию, и он делал щедрые пожертвования организациям по защите животных. Еще он был прав в причастности Дома Форсбергов к смерти его жены. Об этом происшествии не было ни одного упоминания в прессе. Даже убийство Гарзы наводнило всевозможные новостные каналы, а жестокая расправа над четырьмя людьми в центре города не удостоилась даже короткого упоминания. А если его не было, значит, кто-то активно заметал все следы. Если бы Дом Форсбергов действительно не имел никакого отношения к происшествию, тогда у них не было бы причин его замалчивать.