- Мы сильнее вас. Мы можем проделать это в любое время с любыми вашими людьми, - тихо произнес Корнелиус.

- Именно.

Он понимал политику Домов куда лучше меня, проведя с ними бок-о-бок большую часть своей жизни.

- Мистер Харрисон, вы пришли услышать мое мнение. Основываясь на вашем рассказе, я считаю, что в этом деле замешан Дом Форсбергов. Мы не знаем, действовала ли ваша жена...

- Нари, - поправил он. - Ее зовут Нари.

- Мы не знаем, действовала Нари в интересах Дома или же против них. Нам лишь известно, что Дом Форсбергов делает вид, будто ничего не случилось. Они могли либо сами убить вашу жену и остальных в качестве предостережения своим людям, либо же они получили сообщение от убийц и оно их испугало. Мой вам совет - не вмешивайтесь во все это.

Мышцы на лице Корнелиуса напряглись так сильно, что кожа выглядела слишком натянутой.

- Для меня это не вариант.

Он этого не переживет. Я должна его отговорить. Я наклонилась вперед.

- Это война между Домами. Когда мы говорили в прошлый раз, вы сказали, что сознательно дистанцировались от вашего Дома. Вы сказали, что любите свою семью, но они использовали вас, а вам не нравится быть использованным.

- У вас хорошая память, - заметил он.

- Неужели ситуация изменилась? Ваш дом поможет вам?

- Нет. Даже будь они на это настроены, их ресурсы ограничены. Дом Харрисонов располагает средствами, но наша семья предпочитает не участвовать в разборках, особенно от моего имени. Я самый младший ребенок и не Превосходный. Я не важен для будущего нашего Дома. Если бы на моем месте оказались брат или сестра, все могло бы быть по-другому.

Он произнес это совершенно беспристрастно. Моя семья сделала бы ради меня что угодно. Если бы я оказалась запертой в горящем доме, все, включая моих дурашливых сестер и кузенов, бросились бы мне на выручку. Жена Корнелиуса умерла, а его семья даже пальцем не пошевелила. Это было так несправедливо.

- Это только моя забота, - констатировал он.

Я понизила голос.

- У вас нет ресурсов, чтобы сражаться в этой войне. Ваша дочь сидит в соседней комнате. Она уже потеряла мать. Неужели вы хотите, чтобы она потеряла еще и отца? Вы остались ее единственным родителем. Что будет с ней, если вы умрете? Кто о ней позаботится?

- В любой момент, у меня мог бы случиться разрыв аневризмы. Если бы это произошло, родители Нари вырастили бы Матильду. Моя сестра последний раз видела мою дочь, когда ей был год. Мой брат ни разу не видел свою племянницу. Никто из них не состоит в браке. Из них не вышло бы хороших опекунов.

- Корнелиус...

- Если вы собираетесь сказать, что от мести не становится лучше...

- Все зависит от самой мести, - заметила я. - Возможность избить Адама Пирса была одним из лучших моментов в моей жизни. Воспоминание об этом вызывает у меня улыбку. Но у мести есть своя цена. Моя бабушка едва не сгорела заживо, а мой старший кузен чуть не погиб при разрушениях в центре города. Я сама дюжину раз оказывалась на волоске от смерти. В вашем случае, цена будет слишком высока.

- Это мне решать.

В его глазах был тот леденящий стальной взгляд. Он не собирался сдаваться.

Я откинулась назад.

- Хорошо. Но вам с вашей суицидальной миссией придется поискать помощи у кого-то другого.

- Я бы предпочел вашу помощь.

- Нет. Я понимаю, что вы твердо намерены влезть в петлю, но я не собираюсь придерживать для вас веревку. Кроме того, «Детективное агенство Бейлор» - очень маленькая фирма. Мы специализируемся на расследованиях с низкой степенью риска. Моей квалификации будет явно недостаточно.

Он указал на отчет судмэдэксперта.

- Вы производите впечатление весьма квалифицированного специалиста.

- Мистер Харрисон, я хорошо разбираюсь в оружии только потому, что в моей семье существует давняя традиция воинской службы по материнской линии. Моя мама и бабушка - обе ветераны. Это не значит, что я гожусь для этого расследования. Наймите кого-нибудь другого.

- Кого?

- Августина.

- Я уже говорил с Августином. Он сделал мне любезность, говоря начистоту. С количеством денег в моем распоряжении, я не могу позволить себе полномасштабное расследование. Мои деньги смогут окупить наблюдение и должное усердие его людей, но их совершенно недостаточно, чтобы он бросил все силы своей команды на это дело. Даже если бы он это сделал, Дом Форсбергов очень хорошо подготовлен к любому проявлению внимания извне. Это означает длительное, дорогостоящее расследование, и я растрачу все деньги еще до того, как мы получим первые результаты. По словам Августина, вы способны на неординарный подход. Он сказал, что вы талантливы, профессиональны и честны, и обладаете отличным чутьем, когда дело касается людей.

Спасибо, Августин.

- Нет.

- Моих финансов недостаточно для «МРМ», но они позволяют мне сделать заманчивое предложение маленькой компании.

- Ответ - нет.

- Я заложил свой дом.

Я закрыла глаза рукой.

- Я могу заплатить миллион сегодня, и еще миллион, когда вы объясните мне, почему моя жена была убита, и кто за это ответственен.

Категорически нет.

- До свидания, мистер Харрисон.

- Моя жена мертва. - Его голос задрожал от едва сдерживаемых эмоций, а глаза заблестели. - Она - мой свет. Она нашла меня в самый темный период моей жизни и увидела во мне что-то... Она верила, что я могу быть лучше. Я не заслуживал ее или нашего счастья. Она любила меня, Невада. Нари любила меня так сильно, несмотря на все мои ошибки, что я был самым везучим мужчиной на Земле, потому что каждое утро, открыв глаза, я видел ее рядом с собой. Она обладала непредвзятостью. Нари была доброй и умной, и изо всех сил старалась делать все правильно, чтобы этот мир стал лучше для наших детей. Она не заслуживала такого. Она заслуживала счастья. Она заслуживала долгой и полноценной жизни. Никто не имел права лишать ее этого.

Его лицо исказилось от нестерпимой боли и горя. Я изо всех сил старалась не расплакаться.

- Я люблю ее решимость. Ее дух. Я горжусь тем, что был ее мужем. А сейчас она мертва. Кто-то забрал этого замечательного, по-настоящему прекрасного человека, превратив его в труп. Я видел ее на столе в морге. Она просто... холодная и безжизненная, какой она никогда не была. Все пропало, кроме нашей дочери и моих воспоминаний. Я должен стремиться стать тем мужчиной, которым она меня считала. Когда наша дочь подрастет, она спросит меня, почему ее мама была убита и мне нужно будет ей ответить. Я должен буду отчитаться о своих действиях. Я хочу сказать ей, что я нашел ответственных и сделал все, чтобы они больше никому не навредили.

Он смахнул слезы резким движением руки.

- Больше никто этого не сделает. У ее семьи нет средств, моей семье все равно, а ее работодатели сами могли ее убить. Остаюсь лишь я. Вы мне поможете? Пожалуйста.

Корнелиус умолк. Он сидел напротив меня и просил моей помощи, и я просто не могла прогнать его из своего кабинета. Просто не могла. Я помнила, как мама продала наш дом, чтобы оплатить папины счета. Я помнила, как мы заложили бизнес и скрывали это от него, потому что эта новость убила бы его быстрее любой болезни. Если бы кто-то убил моего близкого человека, я поступила бы точно так же, как и Корнелиус. Ему было не к кому обратиться. Если я сейчас хлопну дверью у него перед лицом, я не смогу потом смотреть своему отражению в глаза.

Я залезла в верхний ящик стола и вытащила синюю папку нового клиента. Раскрыв ее так, чтобы она была лицом к нему, я вписала 50.000$ в строке гарантийного задатка.

- Это мой гонорар. Сумма остается у агентства в любом случае. Это не обсуждается. - Я ручкой обвела нижнюю строчку с правой стороны. - Это наши расценки. По всей видимости, работа будет опасной, так что расчет будет производиться по максимальной ставке. Как видите, оплата посуточная, а не почасовая. В зависимости от ситуации, я могу попросить вас доплатить за риск или дополнительные расходы. Гонорар является удерживаемой суммой. Как только выставленная вам сумма превысит его, вы будете платить по частям по 10.000$. Когда мы здесь закончим, вы, возможно, захотите сходить в банк и снять, по крайней мере, 20.000$ наличными.