Конечно, в различные периоды человеческой истории в разных регионах существовали зачатки теории фехтования, с большим или меньшим успехом описывавшие те или иные частные случаи. Так, например, сейчас существует достаточно развитый аппарат для описания современного спортивного фехтования. Однако все они являются не более чем вспомогательными прикладными набросками, описывающими маленький фрагмент большой картины. Представьте себе математику, способную только на то, чтобы считать деньги, медицину, состоящую из одной мелкой травматологии, или музыку, остановившуюся в своём развитии на трёх блатных аккордах. Примерно такое же печальное зрелище представляют собой наши знания о фехтовании.

Для повседневной жизни большинства людей этого (умения считать деньги, мазать порезанный палец зелёнкой и как бы аккомпанировать себе на гитаре) вполне достаточно. Но при этом все знают, что существуют математики, врачи и музыканты, способные на большее. В фехтовании же подобных специалистов нет (то есть существование подобных гениев-самородков вполне вероятно, но система передачи знаний между обычными людьми отсутствует).

Как известно, даже медведя можно научить ездить на велосипеде. Практически любого человека, даже полностью лишённого музыкального слуха, можно научить играть простенькие пьески. При минимуме способностей упорно и систематически занимающийся человек уже способен стать вполне приличным исполнителем. А имеющий способности чуть выше среднего — при упорстве и небольшом везении вполне может стать известным музыкантом.

Максимум, чему сегодня могут научить фехтовальщика, — это (продолжая аналогию с музыкой) блатным аккордам, распространённым в данной местности в данное время. При этом если боец абсолютно бесталанен — то это ему вряд ли поможет, поскольку в отличие от музыки, здесь присутствует еще и противник. Если же у человека талант есть, то он, обучившись ловко применять несколько известных «аккордов», станет рядовым бойцом и, может быть, даже придумает парочку новых, но не более того. На этом всё и заканчивается. Выше этого уровня удаётся подняться единицам.

Народ бьется, как бог на душу положит. Но фехтовать так, как бренчат на гитарах в подъездах, можно только с такими же самородками. До тех пор, пока из соседнего подъезда не придёт человек, два года отучившийся по нотам в музыкальной школе. Но в том то и дело, что «нот» в фехтовании нет.

Дорасти до мастерского уровня при такой системе «обучения» доступно только тем, чьи способности и работоспособность сильно выделяются из общего уровня. Но что делать всем остальным, «обычным» людям, которые, тем не менее, тоже хотят чему-то научиться? Именно для них насущной необходимостью является существование системы знаний, раскладывающей мастерство по полочкам и превращающей его из зыбкой цепи интуитивных озарений в последовательную технологию.

Музыке, математике или медицине благодаря наличию таких вот обучающих технологий — то есть, методик — может научиться практически любой. Хочешь — поступай в соответствующее учебное заведение, хочешь — нанимай репетитора. Причём ученику, если он будет прикладывать хоть немного усилий, будет гарантирован определённый минимум знаний и умений в независимости от его собственных талантов или от талантов его педагога. Естественно, чем больше таланта будет у ученика и у учителя, тем большего удастся добиться. Но определённый минимум в любом случае гарантирован.

В этом и заключается огромное превосходство научного подхода перед дворово-подъездным обучением — хоть игре на гитаре, хоть умению драться. Согласны?

И это превосходство будет обеспечено именно существованием СИСТЕМЫ ЗНАНИЙ. Той самой системы знаний, которой в фехтовании не существует.

Всегда можно возразить, что знания, приобретённые человеком самостоятельно, применяются легче и активнее, тогда как знания, навязанные ему извне, в любой момент могут изменить. Приём, разработанный самостоятельно, не подведёт, а приём, показанный учителем и формально заученный, но не прочувствованный, откажет в самый неподходящий момент. Но это — вопрос качества методики и мотивации ученика. Если методика грамотная, а ученик действительно занимается, а не дурака валяет — то научится.

Надо отличать частное от общего. Какой смысл каждому занимающемуся заново изобретать велосипед, если он уже давно изобретён? Что людям надо — каждый раз все заною выдумывать или кататься? Ну так бери готовый и катайся на здоровье. Тем более что на готовый велосипед можно уже и своих личных «прибамбасов» понавешать.

История цивилизации стоит на том, что лучше получить в готовом виде опыт предшествующих поколений, и уже на этой основе изобретать новое. Только в этом случае система будет развиваться. Если же система обучения устроена так, что каждому ученику почти все приходится придумывать заново, то обучение затягивается настолько, что о приумножении знаний в подавляющем большинстве случаев речь уже не идёт. В этом случае предметом по настоящему овладеют единицы — а большинству приходиться удовольствоваться «тремя аккордами». А развитие останавливается — что мы и видим на примере фехтования и вообще боевых искусств.

Если же учитывать бездумное обожествление традиций и догматов, пренебрежение современными разработками и превознесение «древних» безо всякой попытки критически их осмыслить, то скорее уж имеет смысл говорить о регрессе и деградации.

Однако фехтование — не только наука, но и искусство. Это существенно меняет дело. Для примера возьмем шахматы, которые являются прекрасным и наглядным примером соединения воедино науки, искусства и игры. Шахматист в принципе может и сам изобрести новый дебют — но перед этим ему нужно старательно изучить те, которые уже давно расписаны. Также расписаны и многие ситуации, возникающие в процессе игры в шахматы, описаны многие закономерности, возникающие в различных ситуациях. Это — наука. Атам, где заканчиваются описанные ситуации, начинается искусство. То есть, собственно игра, взаимный перебор рисков, выгод и ошибок, в ходе которого описанные наукой закономерности активно используются.

Шахматисту нет смысла вновь и вновь изобретать одни и те же дебюты, но и одними заученными ходами серьезную партию не выиграешь. Чтобы партия удалась, надо знать, как ПРАВИЛЬНО нарушать каноны — так, чтобы это нарушение стало гениальной находкой, а не фатальной ошибкой. То есть, каноны все равно придется сначала изучить — и даже более чем только изучить. Нужно постичь их внутреннюю суть, их предназначение.

Фехтование куда вариативнее и сложнее, чем какие-то там шахматы[4]. Однако определённые закономерности существуют и в фехтовании. И лучше уж самому использовать их, чем быть объектом их использования.

Причём многие из этих закономерностей настолько общие, что с их помощью можно описывать не только фехтование, но и рукопашный бой, а также и многие другие разновидности человеческой деятельности. Нужно только суметь увидеть, понять и почувствовать, что всё это, по сути, одно и тоже. Только разглядев за частностями общее, можно найти ключ к решению задач в общем виде.

Этим мы и предлагаем заняться.

0.3. Несколько слов о терминологии и классификациях

Любая терминология и любые классификации являются в значительной степени условными. Это замечательно отражено в пословице «хоть горшком назови, только в печь не ставь».

В зависимости от конкретной необходимости, можно одни и те же явления классифицировать по разным признакам. Так, видя два дерева, можно сказать, что это — осина и берёза. Можно сказать, что одно дерево молодое, а второе — старое. Одно — высокое, а второе — низкое. На одно удобно залезать, а на другое — нет. Одно справа от меня, а другое — слева.

Даже классифицируя явления по одному и тому же признаку, это можно делать по-разному. Так, температуру измеряют иногда по Цельсию, а иногда по Кельвину. Когда как удобнее. Или, кому как привычней: по Цельсию, или по Фаренгейту.

вернуться

4

Это не оговорка. Авторам известно, что количество вариантов в шахматах больше, чем атомов в Солнце, и, тем не менее, фехтование ещё сложнее. Хотя бы потому, что шахматы куда легче поддаются формализации. А вот толком научить компьютер хотя бы передвигаться на двух ногах до сих пор не удалось. Если в шахматах всё ограничивается небольшим набором правил, то в фехтовании набор факторов, влияющих на бой, столь велик и разнообразен, что даже насчёт их количества единого мнения не существует. А, кроме того, в фехтовании, в отличие от шахмат, все решения всегда нужно принимать очень быстро. Чем быстрее, тем лучше. А то, извините, зарежут.