Зелендинов Александр, Сенчуков Юрий

«ЕДИНЫЙ ЯЗЫК ФЕХТОВАНИЯ»

Введение в фехтование: Понятийный аппарат

Предисловие

Несколько слов о «Понятийном аппарате»

Сразу же оговорюсь — с некоторыми положениями рассматриваемой работы не то, чтобы совсем согласен. Не потому, что считаю их неверными (в смысле — ложными), а оттого, что не вижу в них логической завершенности, хотя общее направление мысли представляется весьма плодотворным.

Собственно — плодотворной является сама попытка создания некоего «единого языка», на котором могли бы попытаться договориться между собой самые разные люди, занимающиеся самыми разными аспектами фехтования вообще и исторического фехтования — в частности. Насколько мне известно, попытки создания такого языка предпринимались неоднократно, но большая часть этих попыток осталась нереализованной. То, что рассматривается в данный момент — самой полное и завершенное произведение (или, если угодно — исследование) на эту тему.

Теперь немного о сути.

Безусловное достоинство работы — в создании гораздо более полного, чем в ранее встречавшихся книгах и статьях, описания базовых движений фехтовальщика. Причем система, созданная для выполнения этой задачи, достаточно проста, понятна и применима.

В ней довольно логично увязаны и взаимодополнены основные стойки, перемещения и действия клинком, дана классификация способов воздействия на оппонента и его оружие. Введенные термины позволяют довольно однозначно охарактеризовать и обозначить как простые, так и сложные взаимодействия бойцов. Пожалуй, впервые появляется возможность точного формального обозначения особенностей разминочных и тренировочных упражнений. Значительная часть работы посвящена тому аспекту фехтования, который вообще почти не упоминался большинством авторов — идеологии фехтования как процесса и рода деятельности.

И самое главное — в кои-то веки все это приведено в единую систему, позволяющую воспринимать и описывать целостную картину фехтования как сложного многофакторного взаимодействия двух (и более) рычажных систем (бойцов).

О недостатках говорить труднее. Не потому, что их совсем нет, а потому, что большая часть из них связана с «необъятностью» рассматриваемого предмета. Несколько спорных пассажей содержится в главах «Трудные взаимоотношения фехтования и рукопашного боя» (меч — продолжение руки, или рука как оружие), «Базовые цель и задачи фехтовальщика» (нанесение/не нанесение урона), безусловно вызовут дискуссии «Составляющие мастерства». Но это не страшно. Гораздо важнее то, что в этих дискуссиях может сложиться некое новое, гораздо более осмысленное, чем раньше, представление о Высоком Искусстве Фехтования и о путях его дальнейшего развития.

Михаил Черниховский

Вступление

Тем, кого я считаю своими учителями: Диме Лехновичу, Лёше Нечаеву, Олегу Калеткину, Боре Батыршину, Игорю Солунскому, Володе Гаю, Сергею Тихомирову, Михаилу Черниховскому и всем остальным, у кого я учился, в том числе моим ученикам.

А.Зелендинов

0.1. Обращение к читателю

Интересная штука получается: казалось бы, все знают, что такое фехтование. Но попробуйте сами дать определение этому понятию — и обнаружите, что это не так-то просто. А теперь предложите сделать то же самое нескольким знакомым (желательно, чтобы они не занимались в одной секции), и сравните результат.

Мы уверены, что в определениях обнаружатся серьёзнейшие разночтения.

Дальше — больше. Возьмём, например, такую простую вещь, как удар. Вроде бы любой человек представляет себе, что это такое. Проблема только в том, что представления разных людей на этот счёт совсем не одинаковы.

Ну, допустим, что такое удар, всё-таки можно договориться. Но ударов много. Хорошо бы их классифицировать. И вот уж тут мнений будет столько, сколько классификаторов.

Точно также обстоит дело с другим краеугольным камнем фехтования — защитой. Да и со многими другими вроде бы привычными терминами. Все используют их по привычке, но смысл в них вкладывают разный.

Фокус в том, что мало кто серьёзно задумывается на эту тему. Тех, кто фехтованием не занимается, это попросту не интересует. А большинству фехтовальщиков вполне достаточным кажется тот набор понятий, который принят в их секции, клубе, стиле и т. д.

То, что этот набор, как правило, не особо систематизирован — ещё полбеды. Беда в том, что сколько-нибудь адекватно описать с помощью этого набора действия кого-либо ещё, кроме членов этой самой секции, практически нереально. О том же, чтобы попытаться совместить в одной системе понятий действия фехтовальщиков из разных направлений (таких как олимпийское, кэндо, историческое) и речи не идёт.

И с этим надо что-то делать.

Вот прямо сейчас и начнем.

Любая задача начинается с чёткой постановки условий. А любая систематизация — с описания фактов, которые надо систематизировать.

Итак, мы хотим создать Теорию фехтования. Для этого нам нужен приемлемый метод описания различных действий, ситуаций и прочих явлений, возникающих в фехтовании или связанных с ним. И он должен быть пригоден для любой разновидности фехтования, будь это бой на шпагах или на катанах, ролевое фехтование, сценическое или какое-либо ещё.

Другими словами, нам необходимо создать по возможности систематизированный Понятийный аппарат, способный более-менее адекватно описывать различные аспекты такого феномена, как фехтование.

Именно с создания мало-мальски адекватного понятийного аппарата начинается любая теория. Причём, как известно, всякая стоящая теория должна иметь предсказательную силу. Так вот, теория, основные тезисы которой изложены ниже, находится пока в зачаточном состоянии, но уже сейчас обладает определённой предсказательной силой.

Так, например, выяснив опытным путём какое-либо свойство одного из положений клинка, можно с высокой вероятностью утверждать, что это свойство, с поправкой на особенности других положений клинка, будет справедливо и для них. Кроме того, закономерности, вычислявшиеся именно для фехтования и только для него, неожиданно оказались применимыми и в области рукопашного боя.

При этом единая терминология и классификации нужны не только для создания теории, но и в описательных и методических целях, а также для «перевода» с одного «фехтовального языка» на другой.

Соответственно, основу нашей книги составляют описания связанных с фехтованием предметов и явлений, присвоение им названий (чтобы потом не путаться) и систематизирование всего получившегося.

Наличие в тексте некоторого (впрочем, весьма незначительного) количества рекомендаций и прямых указаний, никого не должно обманывать. Мы не ставили перед собой цель написать учебник или методичку. Все рекомендации, которые можно встретить в тексте, не более чем примеры, необходимые для изложения точки зрения авторов.

На всякий случай предупреждаем читателя.

Во-первых, мы не претендуем на то, что рассмотрели все тонкости. Вряд ли это можно сделать сразу, — но надо же с чего-то начинать!

Во-вторых, компоновка текста далеко не идеальна: местами в изложении наблюдается «разрыв» и отвлечение на другие темы. Всё это является следствием нашего стремления по возможности рассмотреть предмет с разных сторон. Кроме того, стоит учитывать, что не так уж легко скомпоновать подобный разнородный материал строго последовательно. Нижеследующий текст — аналог (прообраз) не учебника, а справочника или словаря. А любой словарь содержит перекрёстные ссылки, и, прочтя его один раз, вполне естественно что-то пропустить.

И, в-третьих, самое главное. Для того чтобы прочесть наш текст, читателю придётся задействовать мозги. Мы не собираемся развлекать читателя байками о древних традициях, или о собственной крутости. И так в этом деле с крутостью явный перебор. А вот с осмыслением материала — наоборот. Боевые искусства, а в особенности историческое фехтование, слишком для многих стали еще одним способом уйти от реальности — и в результате всё больше отрываются от нее сами. Такой подход вряд ли поможет действительно чему-либо обучаться и обучать, а также с кем-то о чём-то договориться.