Вроде бы всё понятно: перед бойцом находятся шесть секторов, заданных свойствами его самого и его противника, позади него также шесть секторов.

Действительно, пока бойцы стоят в классической фехтовальной стойке, всё просто. Ну а если они начнут активно двигаться, причём не только вперёд-назад (как это принято в классическом спортивном фехтовании), но и в стороны, и при этом активно работать корпусом, наклоняя и изгибая его, поворачиваться вокруг собственной оси и совершать иные самые разнообразные телодвижения… Ведь чувствовать сектора им всё равно будет необходимо! Именно не понимать, а чувствовать. Впрочем, понять, где в такой ситуации будет один сектор, а где другой, будет довольно затруднительно. Только чувствовать и остаётся….

Представьте себе, что один из бойцов «всего-навсего» наклонился в сторону — это возможно и в классическом спортивном фехтовании (см. рис. 3в). В таком положении боевая линия уже не будет параллельна оси движения, а следовательно, всё вышеописанное «стройное построение» разваливается, боевая плоскость изгибается, подобно ленте Мёбиуса, а если боец наклонился настолько, что его боевой центр оказался ниже центра движения, то и понятия верхнего и нижнего уровня становятся весьма относительными. А ведь одновременно с первым бойцом двигается и второй, и расположение секторов в равной степени зависит от движений обоих!

То есть бойцу необходимо одновременно следить как за своими движениями, так и за движениями противника, и только по их совокупности можно будет судить о том, где какой сектор в данный момент находится.

Однако опытный фехтовальщик практически в любой ситуации будет чувствовать, где какой сектор находится. В процессе боя это ощущение будет оставаться на подсознательном уровне, но, тем не менее, боец будет безошибочно действовать в каждом из секторов в соответствии со свойствами этого сектора. Это касается в том числе и тех случаев, когда боец не имеет никакого представления ни о каких секторах, и все его движения зиждутся исключительно на опыте и на чувстве движения.

И это, кстати, объясняет, почему опытные спортсмены-фехтовальщики позволяют себе пренебрегать той самой классической стойкой, являющейся строго обязательной для начинающих.

Дело в том, что начинающего сперва ставят в максимально упрощённую ситуацию, когда боевая плоскость является действительно плоскостью, к тому же расположенной строго вертикально.

Причём в объяснениях большинства тренеров ни о какой плоскости речи не идёт — говорится только о боевой линии, соединяющей передние ноги бойцов[24]. Но в силу особенностей стойки, именно через эту линию строго вертикально проходит боевая плоскость, и именно над этой линией находятся и ось движений, и боевая линия — в нашем понимании.

В течение долгого времени боец занимается в этих «санаторных» условиях и может относительно спокойно нарабатывать навыки, учиться чувствовать движения: свои и противника. Со временем он начинает чувствовать боевую линию и ось движения[25], хотя сознательно о них и не подозревает. Достигнув значительных успехов, он получает право «нарушать правила», поскольку уже может делать это с пользой.

И вот тогда он начинает временами пренебрегать классической стойкой, поскольку и без этой подпорки отлично чувствует, где и что находится.

Кстати, такой подход характерен не только для классического спортивного фехтования. Другая популярная на сегодняшний день система спортивного фехтования — кендо. И здесь мы обнаруживаем абсолютно ту же ситуацию, с небольшой поправкой на специфику данного направления.

С одной стороны, в кендо применяется двуручный хват, причём та его разновидность, где боевой центр оказывается практически посередине между плечами. С другой стороны, корпус расположен практически перпендикулярно боевой линии (фронтально). В результате боевая линия и здесь оказывается строго над осью движения и бойцы получают возможность спокойно заниматься, пользуясь всеми выгодами вертикальной боевой плоскости. И только достигнув значительного мастерства, бойцы начинают временами покидать уютную классическую стойку.

Кстати, вспомним, что, когда встречаются противники разного роста (или если они стоят в разных стойках), боевая линия и ось движения будут расположены не горизонтально, а наклонно. В значительной степени именно этим объясняется тот дискомфорт, который ощущают многие бойцы, столкнувшись с противником другого роста. При этом дискомфорт появляется вне зависимости оттого, выше их противник или ниже.

Так уж сложилось, что человеку привычней и удобней оперировать вертикальными и горизонтальными линиями, расположенными либо параллельно, либо под прямым углом друг к другу. Наклонные линии, а также острые и тупые углы не так удобны.

Естественно, ко всему можно привыкнуть. Так, боец высокого роста, часто встречающий противников ниже себя, привыкает к этому. Но тем сильнее будет его дискомфорт, когда ему встретится противник более высокий, чем он сам. Только со временем и с опытом, привыкнув к противникам самого разного роста, боец научится успешно работать в любой ситуации.

Однако процесс привыкания можно ускорить, если за счёт активных движений бойцов боевая линия и оси движения будут постоянно перемещаться, причём не только вверх-вниз, но и в стороны. Сначала будет сложно, но потом боец привыкнет к тому, что никакой жёсткой сетки координат нет, пространство боя перманентно изменчиво, а границы секторов изгибаются самым замысловатым образом. Привыкнув к этому, боец, встретившись с противником, стоящим в статичной стойке, окажется в упрощённой ситуации и получит значительные преимущества. Также возможно смутить противника, сознательно приняв очень высокую или очень низкую стойку.

Резюмируя, можно сказать, что спортивные относительно статичные стойки, подразумевающие максимально упрощённую картину боевого пространства, имеют как плюсы, так и минусы. С одной стороны, бойцы классического спортивного фехтования, кендо и других подобных систем большую часть времени могут спокойно уделять контролю за статичной боевой линией. Поскольку сосредоточенность на контроле боевой линии взаимна, подобный подход практически не сулит неожиданностей. По крайней мере до тех пор, пока боец, привыкший к статичной боевой линии, не встретится с бойцом, привыкшим действовать в условиях динамичной, подвижной боевой плоскости. Среди приверженцев статичной боевой линии подобное испытание смогут выдержать далеко не все.

VI

СУБЪЕКТ В ПРОСТРАНСТВЕ

22. Стойка и положение

22.1. Стойка

«Стойка» — данный термин допускает как минимум два способа толкования:

— относительно статичное положение бойца в процессе боя.

— положение, к которому тяготеет боец в процессе боя; положение, в течение некоторого времени являющееся базовым для действий бойца.

При этом оба толкования вовсе не противоречат друг другу, как это может показаться на первый взгляд, а, напротив, дополняют друг друга.

Причём самое интересное заключается в том, что как бы ни стоял и как бы ни двигался боец во время боя, он всё равно будет использовать ту или иную стойку, даже в том случае, если сам об этом не подозревает. Точно так же, как ребёнок может не знать о том, что двигает в данный момент именно правой рукой; более того, он может вообще ещё не знать о делении рук на левую и правую — и всё равно будет действовать именно правой рукой, потому что ему так удобнее.

Поэтому нельзя сказать, что у кого-то «стойки нет».

Стойка, это то, как человек стоит в данный момент. Вопрос в том, удобно ему или нет, сознательно он встал именно так или нет. Даже если его заставили так встать — это все равно стойка.

К сожалению, многие этого не понимают и начинают «жёстко определять» стойки, говоря, что стойка — это когда ноги стоят вот так, корпус повёрнут вот этак, а руки занимают вот такое положение. И стоит хоть чуть-чуть изменить взаимное расположение частей тела, как это уже не будет стойкой или будет стойкой неправильной.

вернуться

24

Иногда под "боевой линией" понимается направление удара. Но такая трактовка термина к секторам никакого отношения не имеет и нами не используется.

вернуться

25

Впрочем, чувство оси движения становится по-настоящему важным только тогда, когда к воздействию на противника оружием добавляется возможность воздействия конечностями, хотя бы посредством перехватов.