На третью ночь в мою комнату вошел сын князя. Увидя мое печальное лицо, он спросил меня:

— Что в душе твоей? Какое горе заставляет тебя плакать?

Трижды он спросил меня об этом, и я ему обо всем рассказала.

— Я плачу не потому, что мне не люб ты и твой дом, а потому, что я нарушила данную мной клятву, — сказала я.

— Даю тебе разрешение, — сказал мне тогда мой муж, сын князя, чтобы не нарушать твоей клятвы, сходи к этому бедняку и переночуй с ним, а чуть свет вернешься ко мне.

Темной ночью я одна отправилась на край села, в котором девять тысяч домов, к своему возлюбленному. Вошла к нему во двор и заглянула в приоткрытую дверь. Мой возлюбленный сидел при еле мерцающем свете керосиновой лампы, надвинув на глаза папаху и закинув ногу на ногу, и играл на балалайке грустные мелодии.

— Пусть вечер тебе будет добрым, — сказала я и вошла в комнату.

Удивленный стоял он передо мной, будто все происходило во сне.

— С добрым приходом, княжеская дочь! Это же твоя первая брачная ночь с сыном князя. Почему ты темной ночью оказалась здесь? — спросил он меня.

— Мой муж разрешил мне провести первую ночь с тобой, чтобы я не нарушила данную тебе клятву. Муж не коснулся меня и пальцем, — сказала я.

— Если у сына князя (хоть у него за селом табуны кобылиц и стада дойных коров) хватило мужества в эту темную ночь прислать тебя ко мне, то разве не хватит мужества и благородства у меня, не дотронувшись до тебя, отпустить обратно? — сказал мне молодой человек. Если бы ты задержалась еще на полчаса, ваша сегодняшняя счастливая ночь оказалась бы самой мрачной. Благодарю тебя за приход и беру назад твои клятвы. Пусть твоя новая жизнь будет счастливой!

Вот что мне сказал тот, которого я любила и который меня больше всего на свете любил. Так поступил этот молодой человек.

Возвращалась я по селу, и мне повстречались веселившиеся воры.

— Что это за женщина, которая в такую темную ночь шелестит шелками и позванивает золотом? — подступили они ко мне.

— Подождите, подождите, — сказал их главарь. Посмотрим, что за дела беспокоят ее. Кто ты такая? Почему вышла в эту темную ночь?

Тогда я рассказала ворам о клятве, которую дала бедному человеку, о том, как мой муж, не тронув меня пальцем, отправил к моему возлюбленному, и как поступил тот со мною. Они удивились всему этому и стали говорить между собой.

— Друзья, сказал тогда главарь шайки. Дело, совершенное без раздумья, кончается всегда плачевно. Разве мы, голодные волки, можем уступить в мужестве и благородстве княжескому сыну, имеющему многочисленные стада кобылиц и коров, или жалкому бедняку, съедающему миску каши и выпивающему кувшин сыворотки!

И по распоряжению главаря воры доставили меня во двор княжеского сына.

Через некоторое время мой муж умер, и я возвратилась к своему отцу вдовой».

— Скажите, гости, кто вам кажется мужественнее и благороднее: сын князя, бедняк или воры? — спросила в конце своего рассказа дочь князя.

Старший из братьев сказал:

— Самым мужественным и благородным мне кажется сын князя. В чем он виноват перед бедняком?!

— А мне кажется мужественнее и благороднее бедняк. Ему ничто не мешало сблизиться с девушкой, — сказал средний брат.

— Я не знаю о чем вы говорите, но если бы я оказался на месте воров, то так просто не отпустил бы тебя, девушка. Разве они мужчины! — сказал младший брат.

— В вашей пропаже виноват он, — сказала девушка и указала на младшего брата.

Братья благодаря уму девушки обнаружили пропажу и вернулись домой.

Слава князя отца умной дочери не померкла.

57. Находчивый кант

Записала X. Гайтукаева в 1976 г. от Д. Ацаева, с. Итум-Кало ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Падчах с женой вышли на прогулку. К ним подошел кант и подарил падчаху рыбу. Падчах взял у него рыбу и дал ему сто золотых монет.

— За что ты ему столько дал? Если у тебя много денег, то, думаешь, их нужно разбрасывать? — стала бранить падчаха жена.

— Сделанного не воротишь, но как возвратить деньги? — спросил жену падчах.

— Я знаю, как возвратить деньги, если ты послушаешь меня, — сказала жена. Позови его и спроси: «Самка была рыба или самец?» Если он скажет самка, то скажи, что хочешь самца, если скажет самец, то скажи, что хочешь самку.

Позвал падчах канта и спросил его:

— Эта рыба была самкой или самцом?

Кант ответил:

— Рыбка была не самкой и не самцом, а гермафродитом.

Довольный ответом, падчах подарил ему еще сто золотых монет.

По дороге кант обронил золотую монету и, не успела она коснуться земли, он ловко, словно обезьяна, подхватил ее.

— Можешь отдать ему все свое состояние, но он жадный человек, — сказала жена падчаха.

— В чем его жадность? — спросил падчах.

— Он с жадностью бросился поднимать оброненную монету, хотя имел двести золотых монет, — сказала жена.

Вновь призвал падчах канта:

— Я подарил тебе двести монет. Ты обронил одну и с жадностью бросился за ней.

— Будь любим богом, падчах; на этой монете с одной стороны твое изображение, а с другой твое имя., Я так быстро бросился за монетой не из жадности, а чтобы твой облик и твое имя не коснулись земли.

Падчах подарил канту еще сто золотых монет и напутствовал его добрыми словами. После этого падчах объявил в своих владениях:

— Тот, кто будет слушать жену, понесет тройной убыток.

58. Умная невестка

Опубл.: газ. «Сердало», 17.Х.1964; перепеч.: ИФ, т. II, с. 55.

Записал А. У. Мальсагов в 1962 г. на ингушском языке от А. Евкурова, с. Олгеты ЧИАССР.

Отец и сын были искусными строителями боевых и жилых башен. Они жили очень бедно. Однажды отец сказал сыну:

— Я постарел, приближается смерть. Я хочу, чтобы ты женился до моей смерти.

Сын согласился, и ему засватали девушку. После свадьбы старик сказал ему:

— Нам нужно на что-то жить. Мы бедные люди. Наймемся к богачу для строительства башни.

Взяли они с собой необходимые инструменты и отправились в дорогу. В пути отец сказал сыну:

— Кант, нам предстоит длинная дорога. Ты должен ее сократить.

Удивленный сын не понял отца и спросил:

— Как я могу это сделать? У меня не хватит сил.

— Тогда приведи мне коня, — сказал отец.

— Где же я возьму его? Ты же знаешь, что у нас нет коня, — ответил сын отцу.

— Тогда вернемся назад, сказал отец сыну и добавил: — Как придем, сразу разводись с женой.

Удивленный таким решением отца, сын подумал: «Наверное, мой отец сошел с ума, но я не пойду против его воли». И он развелся со своей женой.

Женился он вторично. После свадьбы отец сказал сыну:

— Пойдем наниматься на работу.

Ничего не говоря, сын собрал все необходимые инструменты, и они с отцом отправились. Как и прежде, отец сказал сыну, чтобы тот сократил дорогу или привел коня. И снова сын ответил, что не сможет этого сделать. Отец, наказал сыну, чтобы он дал развод и второй жене.

Так повторялось несколько раз.

«Окончательно, видно, сошел с ума мой отец», — с горечью раздумывал сын.

О просьбе отца он рассказал своей последней жене.

— Я объясню тебе просьбу отца. И она сказала: Когда отец попросит тебя сократить дорогу, ты займи его приятным разговором, тогда дорога покажется ему короткой. Когда он попросит тебя привести коня, ты подай ему посох он будет конем для старика.

После свадьбы отец и сын на второй день вновь отправились в путь. Как и раньше, отец попросил сына сократить дорогу. Сын стал занимать его приятными разговорами.

— А теперь приведи мне коня, — сказал отец.

Сын срубил ветку, сделал палку и подал ее отцу. Отец взял палку и сказал:

— Теперь, когда у тебя в доме умная жена, можно смело идти в любой край. Она настоящая жена.

Шли они, шли и пришли в край терлойцев[141]. Обратились она к князю с просьбой нанять их строить башню.

вернуться

141

Терлойцы ― одно из обществ горной Чечни.