Перебив всех, он вернулся обратно в тот шахар и опять послал вдову сказать падчаху, что с ним будет то же, что случилось, с сыном падчаха, если он не выдаст за него свою дочь.

Падчах поспешил изъявить согласие. Нельбий Чуара с красавицей невестой в карете поехал к себе домой. Возвращаясь, он опять наткнулся на братьев нарт-орстхойцев. Они его обманули, уверив в своей дружбе, Нельбий Чуара подошел к ним без оружия. Этим воспользовались нарт-орстхойцы. Они сели в его карету и помчались с его невестой.

На своем коне, который случайно отвязался от экипажа, Чуара поскакал за ними. Вмиг он их догнал, но, догнав, не знал, что делать без оружия. Воспользовавшись удобным моментом, невеста передала ему терсмайльскую шашку. Засверкала шашка, покатились на землю головы нартов.

Со своей невестой без новых приключений прибыл Нельбий Чуара домой, и они поженились. В первую ночь, когда они, обнявшись, мирно спали, жена Чуары неизвестно кем была похищена, хотя двери и окна были закрыты. Проснувшись, он не нашел возле себя своей жены. Тогда он стал плакать слезами, пока слезы не иссякли, плакать кровью, насколько хватало крови. Погоревав, он отправился на поиски жены.

Долго ли, коротко ли ехал, но заехал очень далеко и в стороне от дороги увидел пастуха, пасшего телят. Пастух этот то взбирался на курган смеясь, то спускался с него плача. Странное поведение пастуха привлекло внимание Чуары, и, подъехав к нему, он спросил в чем дело. Пастух ответил:

— Плачу я, спускаясь с кургана, потому, что жалею Нельбий Чуару, у которого в первую ночь украли молодую жену; смеюсь только потому, что мне по возвращении домой дадут хлеба и мяса.

— Кто похитил жену Чуары? Где живет ее похититель? — спросил Чуара у пастуха.

— Неге[90] из села, что неподалеку отсюда, — ответил пастух.

Затем Чуара сказал ему, кто он такой, и попросил совета, как освободить жену из когтей Неге. Пастух дал ему совет:

— В эту ночь похититель собирается впервые пойти к твоей жене. Надень мое платье, под платьем спрячь свою шашку. Вечером отправляйся с телятами в то село. Телята приведут тебя во двор Неге. Там дадут мяса и хлеба. Тогда попроси допустить тебя с этими дарами к невесте с поздравлениями, он тебя допустит. Когда войдешь в комнату жены — она тебя узнает; спрячься с ее помощью за ширмы и жди похитителя. Когда он придет, сам знаешь, что с ним делать.

Нельбий Чуара в точности все исполнил. Совет пастуха сбылся: он был допущен в комнату жены. Как только наступила ночь, Неге не замедлил появиться. Войдя в комнату, он стал хвастаться:

— Я краду детей из рук матерей так ловко, что они и не замечают этого, краду молодых жен, хотя мужья спят с ними обнявшись.

Она сказала ему:

— Хоть ты и ловко крадешь детей и жен, но шашкой никто не владеет так, как Нельбий Чуара.

Слова эти рассердили злого Неге, и он ударил ее нагайкой. В этот момент выскочил из-за ширмы Нельбий Чуара и одним ударом отрубил голову Неге. Затем, забрав имущество своего врага, дав добрую часть пастуху, Нельбий Чуара вернулся с молодой женой к себе домой.

17. Мерий-Тотал

Опубл.: ИФ, т. II, с. 188.

Запасал М.-Г. Аушев в I960 г. на ингушском языке от А. Аушева, с. Сурхохи ЧИАССР.

У одного старика был сын. Люди считали его сумасшедшим. Отправят его пасти овец, а он их всех перережет и возвращается домой. Надоел он людям, и говорят они отцу:

— Или успокой своего сына, или выгони.

«Продам-ка я его или отдам кому-нибудь даром и освобожусь от него»[91], — решил отец.

Он запряг в арбу лошадь и отправился в путь-порогу. Едет он по лесу, и встречают его семь братьев:

— Кто дал тебе право ездить по нашей земле? Даже птицы в небе боятся пролетать над нашей землей.

Рассказал им старик о своем горе.

— Где нам сыскать такого брата? Он будет нашим восьмым братом, — сказали братья и заплатили старику много золота и серебро.

Приехали они домой и говорят своему новоявленному брату:

— Сейчас мы отправляемся на охоту. Возьми ключи. Можешь открыть ими шесть дверей и осмотреть наше хозяйство. Не открывай только седьмой двери.

Открыл сын старика шесть дверей и решил открыть седьмую. Открыл — из седьмой двери выскочила какая-то тьма. Он схватил ее, а тьма вырвалась, и в руках у него осталось кольцо.

Приходят братья с охоты. Сын старика рассказал им, как убежала тьма и как у него оказалось кольцо. Они остались довольны сыном старика и сказали:

— Наши старики умирали, но боялись открыть эту дверь, а у тебя хватило смелости открыть ее.

Задумали братья продать это кольцо. Когда они продавали его, к ним подошел человек и сказал:

— Откуда вы взяли кольцо? Оно же мое. Верните мне его.

— Ты говоришь, что кольцо твое? Тогда обратимся в кхел[92], узнаем судебное решение, — сказали братья.

— Если вы принесете такое же кольцо, то вы правы. Я даю вам шесть недель сроку. Если до конца этого срока вы принесете мне такое же кольцо, то отрубите мне голову. Если не принесете, я вам восьмерым отрублю головы, — сказал судья.

Старший из семерых говорит младшему:

— Мы пойдем на поиски кольца, а ты останешься присматривать за домом.

Сын старика не согласился:

— Вы останетесь дома, а я отправлюсь на поиски кольца.

Старшие братья согласились.

Шел он, шел и увидел море, по берегам которого были две страны. Жители одной гуляли и веселились, а другой — плакали и умирали. Спрашивает у них сын старика:

— Жители той страны гуляют и веселятся, а вы плачете. Почему? Что произошло?

— У жителей той страны есть зерно, а у нас ткани. Мы возили ткани в ту страну и обменивали их на зерно, и все были довольны. Теперь же, когда мы из той страны везем по морю зерно, на нас нападает какая-то тьма, топит наши лодки и забирает все зерно.

— Нагружайте лодки, — сказал сын старика.

— Нет, тьма потопит наши лодки и погубит нас, не поедем.

— Я справлюсь с этой тьмой, нагружайте лодки.

Нагрузили они лодки и поплыли. Когда доплыли до середины моря, на них напала тьма. Сын старика и тьма начали драться; наконец тьма убежала, а в руках сына старика осталась туфля. Нагрузили они лодки зерном и вернулись.

И стали люди просить:

— Мы не отпустим тебя. Ты должен жить с нами. Если ты уедешь, нам нечем тебя одарить[93].

— Мне здесь нельзя оставаться. Я должен достать такое же кольцо и возвратиться до истечения срока к судье, — сказал сын старика.

У жителей не было такого же кольца, и они сказали:

— Все-таки ты должен породниться с нами. Выбирай себе в жены любую из наших девушек.

— У меня семь братьев. Для четырех старших, если вы дадите, на обратном пути я возьму четырех девушек[94].

Засватал он четырех девушек и отправился на поиски кольца. Шел он, шел и дошел до кладбища, где горел костер. Подошел он и увидел у костра могилу, в которой одна девушка дралась с молодым человеком. Схватил сын старика девушку и стал бить ее о надгробную плиту. Девушка вырвалась, а у сына старика остались ее косы. Спрашивает он молодого человека:

— Почему она дралась с тобой? Что ты ей сделал?

— Она дралась со мной вот почему, — ответил юноша. — Вначале она хотела овладеть моей душой, а затем похоронить и сделать меня таким же, как они[95].

— Ты можешь найти дорогу к себе?

— Смогу, — ответил молодой человек, и пошли они к нему домой. Сидят они у него в доме, и в комнату входит мать молодого человека. Увидела она их, заплакала и вышла. Затем вошли три его сестры, и они с плачем вышли. Зашел брат, за ним отец, и они со слезами вышли. Сын старика спрашивает у них:

вернуться

90

Неге ― ногаец, черный ногаец ― распространенный персонаж эпоса вайнахов. Полумифичиское существо, всегда враждебное герою. Сказочная трактовка мифологизированного Ногая (его жестокость, враждебность герою) соответствует облику исторического Ногая. Здесь можно отметить тот факт, что исторические сведения о воздвижении Ногаем трех холмов из тел убитых им людей нашли отражение в сказочном эпосе [127, 42].

вернуться

91

Общее место в фольклоре вайнахов.

вернуться

92

Кхел — суд; решение спорных вопросов по обычному праву.

вернуться

93

По обычаю горцев, уезжающего гостя полагалось одарить.

вернуться

94

По обычаям вайнахов, младший брат может жениться только после старших. Вот почему герой сначала засватал невест для старших братьев.

вернуться

95

Здесь нашли отражение древние представления о том, что духи могут убивать людей и овладевать их душой.