— Разве ты не продан?

— Что это за враки! Я не дам себя так легко продать или купить. Откуда эти слухи?

— Мне рассказал об этом князь.

Юноша тут же сказал князю:

— Ты мой враг. Ты бросил товарища и увел его коня. Хвастался, что продал меня и хотел меня опозорить. Ты не князь, а жалкая вошь!

И сказал чванливый князь:

— Что ты можешь мне сделать, жалкая шубенка, объеденная молью?

— Я вот что сделаю, — сказал юноша, вырвал у него горло и бросил собакам.

— Я своих собак не считаю такими плохими, чтобы они могли сожрать горло столь грязного человека, — сказала девушка и бросила его горло в мусорную яму. Вокруг стояли удивленные люди.

— Продолжайте свадьбу, — сказала девушка, — я выхожу за этого юношу-турпала.

Они поженились и стали жить счастливо.

14. Князь Тепсырко и вдовий сын Жосарко

Опубл.: ИФ, с 38.

Записал X. Осмиев в 1938 г. на ингушском языке от X. Нашхоева, с. Гуй ЧИАССР.

Давным-давно, в далекие времена, — чтобы хорошим вас успокоить, чтобы княжеский сын из колыбели не встал, а волчий щенок из норы не вылез![85] — два молодых человека — князь Тепсырко и вдовий сын Жосарко — ухаживали, говорят, за одной девушкой.

— Если ты продашь вдовьего сына Жосарко и в подарок принесешь мне дорогие платья, я выйду за тебя замуж, — сказала девушка князю Тепсырко.

Князь Тепсырко расхвастался перед девушкой и пришел к сыну вдовы Жосарко.

— Сын вдовы Жосарко, пойдем в набег и пригоним табуны коней, — сказал он.

— Я не пойду с тобой, князь Тепсырко, — ответил сын вдовы Жосарко. — У меня нет ни одежды, ни коня, ни оружия, чтобы пойти с тобой в набег.

— Я дам тебе коня, одежду и оружие, — приставал князь Тепсырко.

Дал он Жосарко коня, оружие, одежду, но, как только они выехали из села, у коня, на котором ехал Жосарко, сломалась спина, и он тут же упал и сдох.

— Так-так, — сказал сын вдовы Жосарко. — Если нам нужно поехать, то все, что мне потребуется для этого, я найду себе сам.

Вернулись они обратно. Жосарко надел ту одежду, которую надевал его отец, взял оружие, которое носил отец, оседлал коня, на котором ездил отец, и приготовился в путь.

Долго-долго ехали они с князем и наконец очутились у берега моря.

— Князь Тепсырко, войдешь ли ты в море или останешься на берегу? — спросил сын вдовы Жосарко своего спутника.

— Я останусь на берегу, в море не пойду, — ответил князь Тепсырко.

— Жди меня на берегу, пока я не вернусь, — сказал сын вдовы Жосарко. — Если я должен умереть, то на поверхности моря появится пена краснее красной меди. Тогда опасайся беды, которая может постигнуть и тебя. Если же останусь жив, то на поверхности моря появится пена белее белого снега. Тогда жди моего возвращения.

После этого разговора сын вдовы Жосарко бросился в волны моря. В конце второй недели на поверхности моря появилась пена краснее красной меди. Князь Тепсырко так испугался, что не мог бежать и не знал, что делать. Еще через три дня на поверхности моря появилась пена белее белого снега.

Увидев белую пену, князь Тепсырко не находил себе места от радости. Через некоторое время из моря вышел табун коней, погоняемый Жосарко. Погнали они свою добычу — табун коней к дому. В этом табуне было три жеребца, подобных барсу: красной масти, словно медь; черной масти, словно уголь; белой масти, словно снег.

Не одолели всадники с табуном и части пути, как к сыну вдовы поскакал красный, барсу подобный жеребец. Ударом кнутовища по лбу Жосарко отпугнул его, и жеребец бросился в сторону князя Тепсырко, перепрыгнул через него и скрылся в море.

Испуганный князь стал оглядываться назад и сказал сыну вдовы Жосарко:

— Что это за мгла, которая с такой скоростью надвигается на нас?

— Это за нами гонится хозяин коней. Об угоне табуна ему сказал жеребец красной масти. Будешь ли ты гнать табун или останешься и дашь бой? — спросил у Тепсырко вдовий сын Жосарко.

— Я погоню табун коней, — сказал князь Тепсырко.

И сын вдовы Жосарко остался, чтобы отразить погоню. В это время к нему подскакал хозяин коней — черный великан.

— Так-так, сын вдовы Жосарко, — сказал он. — До сих пор нам не давал покоя твой отец, а теперь — ты. Начинай бой!

— Эй, черный великан! Зол на нас ты, покой потерял ты; угнанный табун коней — твой, так ты и начинай бой!

Черный великан натянул тетиву лука и пустил в сына вдовы стрелу. Пока стрела летела, Жосарко подпрыгнул в седле три раза на пятнадцать локтей, пропустил стрелу между собой и конем и опять очутился в седле.

Выстрелил он в черного великана и попал ему прямо в сердце, и тот замертво свалился с коня. Отрубил Жосарко голову великану, снял с него дорогие одежды, положил их в талсы и догнал князя Тепсырко.

Не одолели всадники с табуном и части пути, как в сторону Жосарко поскакал черный, как уголь, жеребец, подобный барсу.

Ударил его Жосарко кнутовищем по лбу и отпугнул. Тогда черный жеребец кинулся в сторону князя Тепсырко, перепрыгнул через него и скрылся в море.

Спустя некоторое время в погоню за князем Тепсырко и сыном вдовы Жосарко бросился второй брат великана.

— Что это за буря приближается к нам? — спросил князь Тепсырко.

— Это хозяин табуна пустился за нами в погоню. Князь Тепсырко, погонишь ли ты табун коней или останешься отбивать погоню? — спросил сын вдовы Жосарко.

— Я погоню табун коней, — сказал Тепсырко.

И сын вдовы Жосарко стал ждать погони. Приблизился к нему второй брат великана.

— Так-так, сын вдовы Жосарко! До сих пор твой отец не давал нам покоя, а теперь — ты. Начинай бой!

— Эй, черный великан! Зол на нас ты, покой потерял ты, угнанный табун коней — твой, ты и начинай бой! — крикнул Жосарко.

Пустил черный великан стрелу в Жосарко. Пока стрела летела, сын вдовы подпрыгнул в седле три раза на пятнадцать локтей, пропустил стрелу между собой и конем и опять очутился в седле.

Пустил сын вдовы Жосарко в черного великана стрелу, и тот свалился с коня. Жосарко отрубил ему голову, снял с него дорогие одежды, положил их в талсы и догнал князя Тепсырко.

Не одолели всадники с табуном и части пути, как в сторону Жосарко понесся белый как снег жеребец, подобный барсу. Ударял его Жосарко кнутовищем по лбу, и тот, испуганный, бросился в сторону князя Тепсырко, перепрыгнул через него и скрылся в море.

На этом белом коне в погоню за ними бросился самый старший из братьев великанов. Он сжигал по пути холмы и верхушки деревьев — столь разгневан он был на сына вдовы Жосарко и князя Тепсырко. Князь в испуге спросил:

— Что это за погоня, что это за огненный смерч мчится на нас?

— Это мчится за нами хозяин табуна копей, — ответил сын вдовы Жосарко. — Князь Тепсырко, ты погонишь табун коней или остановишься и дашь бой?

— Я погоню табун коней, — сказал князь Тепсырко.

И сын вдовы Жосарко стал дожидаться черного великана. Приблизился тот и говорит:

— Так-так, вдовий сын Жосарко! До сих пор нам не давал покоя твой отец, а теперь — ты. Начинай бой!

— Зол на нас ты, покой потерял ты, табун коней — твой, убитые два брата — твои. Ты и начинай бой, черный великан!

Пустил черный великан стрелу в Жосарко. Подпрыгнул он в седле три раза на пятнадцать локтей и опять очутился в седле. В эту секунду стрела, пущенная черным великаном, пронзила Жосарко. Пустил стрелу Жосарко, и раненный насмерть черный великан свалился с коня. Тогда стал Жосарко звать своего друга:

— Князь Тепсырко, снеси с этого черного великана голову и сними с него одежды.

— Я не осмелюсь отрубить ему голову и снять с него одежды, — сказал испуганный князь Тепсырко.

— Отруби ему голову, ничего с тобой не станет, он же мертв, нужно отрубить ему голову! Если я спешусь, обратно мне на коня не взобраться. Видно, насмерть меня пронзила стрела, — сказал сын вдовы Жосарко.

вернуться

85

Зачин данной сказки, как и предыдущей, ― обращение к слушателям; значение «волчий щенок» имеет здесь отрицательный оттенок, что объясняется позднейшей классовой дифференциацией в обществе: ему уподобляется сын князя. Это выражение стадо пословицей вайнахов (см. № 58).