— Дочь падчаха выходит замуж за сына князя, — сказала мать.

Вскочил Жатик на коня и отправился к роднику. Туда же пришла по воду служанка дочери падчаха.

— Ты почему пришла по воду так далеко? — спросил ее Жатик.

— Сегодня дочь падчаха выходит замуж. Она пожелала выпить воды из этого родника, — сказала девушка-служанка.

— Дай и мне напиться из этого кувшина! — попросил Жатик.

Девушка подала ему кувшин. Незаметно для девушки Жатик опустил в кувшин кольцо, и девушка, набрав в кувшин воды, ушла. Передала она кувшин дочери падчаха, и та увидела в нем свое кольцо.

— Не встретила ли ты кого-нибудь у родника? — спросила она.

— Там был один молодой человек, — ответила служанка.

— Иди и позови его ко мне, — приказала дочь падчаха.

Служанка привела Жатика, и он сказал:

— Если слово, которое ты мне дала, твердо, ты должна уехать со мной.

Дочь падчаха согласилась. Жатик посадил ее на круп копя и выехал со двора. Сын князя бросился в погоню за ним. Ударом шашки Жатик снес ему голову и увез свою невесту.

— Такого позора я так не оставлю, — сказал падчах.

Тогда Жатик показал ему отрезы геза-дяри и весь урду.

— Почему ты нарушил свое слово? — спросил Жатик у падчаха.

— Сын князя мне сказал, что ты убит черным вампалом, а я знал, что никто другой не сможет убить черного вампала и принести геза-дяри. Поэтому я нарушил слово. Если ты простишь меня, я отдам тебе полцарства.

Сыграли они богатую свадьбу, ели-пили целую неделю и разошлись. Жатик со своей женой и матерью и сейчас хорошо живут.

Ниже приводится вариант этого сюжета.

Записал И. А. Дахкильгов в 1970 г. на ингушском языке от Б. Гомботова, г. Грозный.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Кант в свиной шкуре

Давным-давно жили старик и старуха. У них не было детей. Скучной была их жизнь. Старик иногда говорил:

— Разве это жизнь? Нельзя так жить.

Однажды старуха пошла к знахарю попросить совета, а он сказал:

— Если съешь легкое и печень свиньи, то родишь сына.

Пришла старуха домой и, как посоветовал знахарь, съела печень и легкое свиньи[79].

Через некоторое время она родила сына. Днем мальчик был в свиной шкуре и ходил по двору, словно поросенок, а когда ложился спать, то снимал ее. Так он подрос и стал статным, красивым молодцом.

Однажды он сказал отцу:

— Засватай за меня дочь падчаха.

— Разве падчах выдаст свою дочь за тебя? Не будем говорить о невозможном, — сказал отец.

Но сын настаивал, чтобы отец посватал ему дочь падчаха.

Отец часто приходил к надчаху, но о просьбе сына не заикался.

Как-то позвал падчах старика, а тот заикнулся о сватовстве. От злости падчах даже подпрыгнул, обругал старта и выгнал его.

Приближенные падчаха сказали:

— Так прогонять старика не следовало. Люди могут подумать, что наш падчах груб.

Дочь же падчаха знала, что кант в свиной шкуре очень красив и статен.

— Не прогоняй так старика, лучше дай ему невыполнимое задание и скажи, что если он не выполнит его, то сватовство не состоится, а если выполнит, то состоятся, сказала дочь падчаха.

Когда на другой день старик пришел сватать дочь падчаха, его не прогнали.

— Подожди, старик. В эту ночь до рассвета в моем дворце должны стоять двадцать две золотые кареты, полные жемчуга. Если это будет тогда я выдам дочь за твоего сына, а если нет голову с плеч сниму. И падчах отпустил старика.

Пришел старик домой и стал прощаться с жизнью.

— Завтра день моей смерти. Падчах велел к утру привезти двадцать две золотые кареты, полные жемчуга. Только тогда он согласится выдать свою дочь за тебя. И если не выполнить его требование он снесет мне голову. Жить мне осталось всего вечер и ночь.

— Это не тяжело выполнить, иди, отец, отдыхай, сказал сын в свиной шкуре.

Желание сына исполнилось.

На рассвете во дворе отца стояли двадцать две золотые кареты, полные жемчуга, в них и отправился старик к падчаху. Падчах сдержал слово, и кант в свиной шкуре женился на его дочери.

Дочь падчаха знала, что кант носит свиную шкуру только днем, а ночью становится красивым юношей.

Пойдет дочь падчаха по воду, а над ней люди насмехаются за то, что она вышла замуж за кабана. Надоели ей эти насмешки, и она бросала ночью свиную шкуру в огонь. До утра ворочался в постели кант и все время повторял:

— Горю я, горю я!

Перед рассветом он ушел из дому, сказав:

— Кто меня любит, тот меня найдет.

Дочь падчаха решила найти мужа и собралась в дорогу. Свекор в свекровь сказали ей:

— Закрой нас в доме, чтобы даже свет к нам не проникал.

Закрыла она их и отправилась в дорогу.

Шла она, шла и встретила пастухов, стерегущих овец. Спросила у них:

— Видели ли вы сокола? Видели ли вы дым в горах?

— Вчера в сторону гор быстрее сокола прошел один человек, ответили пастухи.

Пошла дочь падчаха в указанную сторону.

Шла она, шла и встретила, пастухов, стерегущих коров, и спросила:

— Видели ли вы сокола? Видели ли вы дым в горах?

— Ничего мы не видели. Если хочешь узнать что-либо, то обратись к нашим братьям пастухам табунов коней. Они знают лучше нас.

Пришла дочь падчаха к этим пастухам и спрашивает:

— Видели ли вы сокола? Видели ли вы дым в горах?

— В горах, где обитают лишь олени, мы видели, как вчера из одной пещеры курился легкий дымок.

Дошла дочь падчаха до гор, где обитают лишь олени, и заметила, что из одной пещеры курится легкий дымок.

Вошла она в пещеру: там в огромном котле варится олень, половина пещеры завалена костями оленей, на столе всякие яства. Выглянула из пещеры и видит своего мужа он идет по тропинке. В одной руке несет убитого оленя, в другой чинару.

Дочь падчаха спряталась. Вошел муж в пещеру и думает: «Что бы это значило? Кто может здесь быть? Только трое могли вспомнить обо мне: мать, отец и жена».

Подумал он и произнес:

— Кто бы ты ни был покажись. Если стар, будешь мне отцом или матерью, если молод будешь мне братом или сестрой.

— Я в твоей и божьей власти, — сказала дочь падчаха, выходя из укрытия, и стала умолять мужа: — Возвратись домой, твои отец и мать доживают последние дни.

Молодой человек согласился. Перед сном он произнес:

— Пусть к утру здесь будет карета.

Утром у пещеры стояла карета. Они сели в нее и направились домой.

— Мы приехали, открывайте двери, — сказали они отцу-матери.

— Нет, мы не откроем, сына и невестки нет дома. Только мы, старики, дома.

— Ваши сын и невестка вернулись.

— Не верим, ответили родители. Просунь в отверстие палец, тогда узнаем.

Просунул сын палец, и по нему старики сразу узнали своего сына.

От пролитых слез родители ослепли, но, узнав, что сын и невестка вернулись, от радости, прозрели и стали жить счастливо.

13. Сын нарта

Опубл.: ИФ, т. II, с, 147.

Записал И. А. Дахкильгов в 1963 г. на ингушском языке от С. Гандалоевой, г. Грозный.

Сказка, сказка, пастушья сказка! У доносчика пусть язык отсохнет, у сплетника пусть душа оборвется! Плохой хозяин дома пусть умрет! Плохая жена пусть умрет! Если жена хорошая, пусть она, радостная, возвращается к родственникам мужа и чтит своих родителей!

Жила-была княжеская дочь. Одни князь надумал на ней жениться. Пришел он к ней и говорит, чтобы она вышла за него замуж.

вернуться

79

Вайнахи ― мусульмане; упоминание о том, что они ели свинину, ― явно раннее. Древние представления о связи человека с животными в этой сказке утрачены. Герой рождается не от свиньи, а от того, что женщина съела печень и легкое свиньи.