5. Пребывание в течение полутора лет на Мальдивских островах. Цейлон и второе посещение Мальдивских островов. Бенгалия, Ассам, Суматра, прибытие в китайский порт Зайтун (достоверно неизвестно, добрался ли Ибн Баттута до Пекина).

6. Возвращение на Суматру и Малабар (мухаррам 748/апрель-май 1347 г.). Персидский залив, Багдад, Сирия, Египет. Еще одно паломничество.

7. Египет, Александрия. Сел на корабль, идущий в Тунис, в сафаре 750/апреле-мае 1349 г., оттуда он добрался до Сардинии на каталонском корабле. Прибытие в Фес в конце ша'бана 750/ноября 1349 г. Посещение королевства Гранада и возвращение в Марокко.

8. Отъезд из Сиджилмасы в начале мухаррама 753/февраля 1352 г. Путешествие через Сахару в страну на Нигере. Возвращение в Сиджилмасу в зу-л-ка'да 754/декабре 1353 г.

Рассказы Ибн Баттуты об этих путешествиях содержатся в труде, носящем название “Тухфат ан-нуззар фи гара'иб ал-амсар ва 'аджа'иб ал-асфар” (“Подарок созерцающим о диковинках городов и о чудесах путешествий” — перевод И.Ю.Крачковского; “Подарок размышляющим о диковинках городов и о чудесах путешествий” — перевод В.В.Матвеева, в зависимости от перевода слова нуззар). Редакция этого текста принадлежит не Ибн Баттуте, а секретарю двора фесских маринидов Мухаммаду ибн Мухаммаду ибн Ахмаду ибн Джузайу ал-Калби (ум. в 767/1356 г.), которому он диктовал описание своего путешествия по желанию маринида Абу 'Инана Фариса и с которым, по предположению И.Ю.Крачковского, Ибн Баттута мог познакомиться еще во время своего путешествия в Гранаду. Помимо работы над собственно рассказом Ибн Баттуты, Ибн Джузай написал и вступление, которым он снабдил произведение.

“Тухфат ан-нуззар фи гара'иб ал-амсар ва 'аджа'иб ал-асфар” написано в жанре “рихлы”, традиционного жанра, происходящего с Запада, из среды испанцев и магрибинцев, которые обладали любознательностью, чтобы делать заметки во время совершения хаджжа относительно стран и обычаев Востока. Эта традиционная рихла обычно была посвящена в основном посещению святых мест в Аравии. В начале труда Ибн Баттута придерживается этого принципа, но постепенно первоначальная цель изменяется и в конце концов рихла сводится фактически к описанию известного мира.

Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий. (пер. В. В. Матвеева)[157]

ТУХФАТАН-НУЗЗАРФИГАРА'ИБАЛ-АМСАРВА'АДЖА'ИБАЛ-АСФАР

Рассказ о чуде (шейха Бурхан ад-дина ал-А'раджа)

Однажды я зашел к нему и он мне сказал: «Я вижу, что ты любишь путешествовать и блуждать по странам». Я ответил ему. «Да, я действительно люблю это (занятие)». В то время у меня в мыслях не было углубляться в дальние страны Индии и Китая. Он же сказал: «Тебе нужно будет, если захочет Аллах всевышний, посетить моего брата Фарид ад-дина в Индии, моего брата Рукн ад-дина Закариййа' в Синде и моего брата Бурхан ад-дина в Китае. Когда ты доберешься до них, передай им от меня пожелание мира». Я был удивлен его словами, и в душу мне запало намерение направиться в эти страны. Я беспрерывно блуждал по странам, пока не встретил этих трех человек, о которых он мне сказал, и не передал им от него пожелание мира.

Когда я с ним прощался, он снабдил меня дирхамами, и они постоянно хранились при мне. Я же совсем не испытывал нужды в том, чтобы их тратить. (Так продолжалось до тех пор), пока у меня их не отняли неверные индийцы вместе со всем тем, что они отняли у меня во время путешествия по морю.

К числу александрийских шейхов относится Йакут ал-Хабаши,[158] один из редких людей. Он был учеником Абу-л-'Аббаса ал-Мурси, а Абу-л-'Аббас ал-Мурси был учеником угодника Аллаха всевышнего, знаменитого Абу-л-Хасана аш-Шазили, великого чудотворца и высокодостойного человека.

Чудо Абу-л-Хасана аш-Шазили

… Шейх Йакут, со слов шейха Абу-л-'Аббаса ал-Мурси, сообщил мне, что Абу-л-Хасан совершал хаджж каждый год. Он шел через Верхний Египет. В Мекке он проводил месяц раджаб в благочестивых занятиях и остальное время после него, до окончания хаджжа, посещал священную могилу и возвращался в свою страну по большой дороге паломников.[159] И вот в один из годов — это был последний год, когда он отправился в хаджж, — он сказал своему слуге: «Возьми с собой мотыгу, корзину, снадобья для бальзамирования и все, чем снаряжают мертвого в могилу». Слуга спросил его: «А для чего это, о господин мой?» Абу-л-Хасан ответил: «Увидишь в Хумайсира». Хумайсира находится в Верхнем Египте, в пустынях 'Айзаба. В ней есть источник с солоноватой водой и очень много гиен.

Когда они добрались до Хумайсира, шейх Абу-л-Хасан совершил молитву в два рак'ата и Аллах — велик он и славен — прибрал его к себе при последнем поклоне его молитвы. Там он и был похоронен. Я посетил его могилу. Над нею стоит надгробный камень, на котором написано его имя и его родословная, доведенная до ал-Хасана ибн 'Али, да будет доволен им Аллах.

Рассказ о чуде (шерифа Абу Мухаммеда 'Абдаллаха ал-Хасани)

Я зашел к этому шерифу, считая благословением то, что я его увижу и буду его приветствовать. Шериф спросил меня о моих намерениях, и я сообщил, что хочу совершить хаджж к священному дому[160] по дороге через Джидду. Он же сказал мне: «В этот раз тебе это не удастся. Вернись, ибо первый хаджж ты совершишь по сирийской дороге».

Я ушел от него, но не последовал его совету, а пустился в путь и добрался до 'Айзаба. Однако оказалось, что дальнейшее путешествие было для меня невозможно, и я возвратился обратно в Египет, а затем направился в Сирию. Таким образом, путь моего хаджжа проходил по сирийской дороге, согласно тому, что мне сообщил шериф. Да принесет Аллах пользу людям с его помощью… Затем оттуда[161] мы направились в город Адфу.[162] Между ним и городом Иена расстояние в день и ночь пути по пустыням. Затем мы пересекли Нил, переехав из города Адфу в город ал-'Атвани. От этого города мы наняли верблюдов и с группой арабов, известных под именем дагим,[163] отправились в путь по лишенной населения пустыне, но с безопасными дорогами. Во время одной из наших стоянок мы остановились в Хумайсира, где находится могила святого угодника Аллаха Абу-л-Хасана аш-Шазили, о чуде которого в виде предсказания собственной смерти в этом месте я уже рассказал.

В окрестностях Хумайсира множество гиен. Поэтому в ночь нашей ночевки в этом месте мы почти все время вели с ними настоящую войну. Одна из гиен бросилась к моему вьюку, разорвала мешок, который там был, вытянула из него сумку с финиками и унесла ее. Мы нашли сумку, когда встали утром. Она была разорвана, а большая часть ее содержимого съедена.

Затем, после пятнадцатидневного путешествия, мы достигли города 'Айзаб. Это большой город. В нем много рыбы и молока, а зерно и финики туда привозят из Верхнего Египта. Жители 'Айзаба — это ал-буджат. Цвет кожи у них черный. Они одеваются в желтые покрывала, а головы повязывают повязками. Ширина такой повязки бывает равна длине пальца. Они не позволяют дочерям участвовать в наследовании. Их пища — это верблюжье молоко. Верхом они ездят на верблюдах ал-махари, которых называют ас-сухб. Одна треть города принадлежит ал-Малику ал-Насиру, а две другие трети — царю ал-буджат. Он известен под именем ал-Хадраби.[164]

В городе 'Айзаб есть мечеть, постройку которой приписывают ал-Касталани. Эта мечеть известна своей святостью. Я посетил ее и сподобился причаститься к ее благословению. В городе живет также праведный шейх Мухаммад ал-Марракуши. Он утверждает, что является сыном ал-Муртада, царя Марракеша, и что ему девяносто пять лет.

вернуться

157

Текст воспроизведен по изданию: Древние и средневековые источники по этнографии и истории Африки южнее Сахары. Т. 4. Арабские источники XIII–XIV вв. Восточная литература. 2002

вернуться

158

Т. е. «эфиоп».

вернуться

159

Т. е. по дороге, проходившей через Хиджаз, Синайскую пустыню и т. д.

вернуться

160

Т. е. к мекканской мечети.

вернуться

161

Т. е. из города Иена. В тексте Д: «я отправился».

вернуться

162

В тексте Д добавлено: «Его название — хамза с фатхой, даль с сукуном без точки и фа' с даммой» (t. I, p. 108).

вернуться

163

В тексте Д добавлено: «'айн с точкой» (t. I, p. 109).

вернуться

164

В тексте Д добавлено: «фа' без точки с фатхой, даль с сукуном, ра' с фатхой, ба' с одной точкой и йа'» (t. I, p. 110).