• 1
  • На странице:
Ларин Александр 13 мая 2019 12:57
БЛАГО НАРОДА или ПРИЧЕМ ЗДЕСЬ ТЫ
Оказалось, что я самый отъявленный эгоцентрист. Началось это у меня еще в годы консолидации, лет 15 назад, а теперь – просто зашкаливает. Слышу я, например, какие-то важные сообщения по телевизору, ну, скажем, о наших внешнеполитических успехах, о нашей военной мощи или прорыве в здравоохранении, да и вообще о чем-то хорошем – и тут совершенно неосознанно с чего-то восклицаю:  А как же я?!  И так, можно считать, по всем направлениям.
Дома уже смеются надо мной: чего ты, мол, везде себя суешь?! – А я виноват, что ли, если это у меня, как при икоте, само вылетает?! Я уже даже сказал супружнице:  Ты, – говорю, – когда я вот это самое брякаю, тут же мне тряпкой по физиономии бей… Может, подействует . Так и сделали, огрела она меня раз, другой – никакого улучшения.
Тогда решили показать меня одному крупному спецу по эгоцентризму, раз я так немотивированно всё на себя поворачиваю. Он выслушал меня, прощупал всего и спрашивает мою супругу: – Он всегда у вас такой эгоцентрик был?!
Она: – Да что вы, он у нас активный общественник, за порядком в подъезде смотрит… Просто как-то у него на работе торт ели, а ему не досталось, вот он с тех пор все время спрашивает:  А как же я? .
Доктор говорит в задумчивости: – Что-то у него в голове, видимо, заклинило. Не исключаю, что придется оперировать… Но пока попробуем лечить консервативно. – И дает супруге моей наказ: дескать, как только я опять не по делу выступлю, пусть она меня жестко осадит контр-вопросом:  А при чем здесь ты?!  И даже несколько раз это повторит, чтобы до меня, в конце концов, реально дошло, что я действительно тут не причем…
И в тот же вечер мы супругой этот метод опробовали. Транслировали как раз какое-то важное заседание – и вдруг слышу фразу:  Для нас самое главное благо людей…  Я, естественно, тут же со своим эгоцентристским вопросом встреваю:  А как же я?!  – А супружница, как ее и научили, зло так меня спрашивает:  А при чем тут ты?!  И еще более рассерженно, прямо как артистка, протяжно, с разбивкой повторяет:  Ну вот скажи, при чем тут ты?!
И так меня это вдруг больно задело, так унизило, хуже всякой тряпки, что прямо сам почувствовал, как что-то у меня в мозгу звучно расклинило: действительно, я-то здесь при чем?! Чего я везде со своим эгоцентризмом лезу?!  
И всё – сразу свернулись эти мои неуместные восклицания. Теперь – что бы ни показывали, ни рассказывали, хоть по внешней политике, хоть по внутренней – я образцово помалкиваю. Правда, иногда все же, когда слышу что-то очень уж такое позитивное для наших людей, на всякий случай строго себя предупреждаю:  Спокойно! Ты тут не причем!  
В общем, спасибо медицине, да и супруге моей, – вылечили.
Лана 9 мая 2019 15:19
В День Победы мы вспоминаем трудные годы Великой Отечественной, наших дедов и бабушек, на чьи плечи выпало это тяжкое испытание. И вся телевизионная программа посвящена именно им, торжественные парады, военные марши, ну и, конечно же фильмы о войне, многие из которых знаешь практически наизусть, но все равно смотришь. Автору сценария одного из таких фильмов, поэту и ветерану Великой Отечественной, Булату Окуджаве, сегодня исполнилось бы 95 лет.
GRVik1985 Руслан 6 мая 2019 10:15
Наконец-то у Эпидемии вышли официальные концертные видео к "Сокровищам Энии" и Легенде Ксентарона" жаль правда что некоторые исполнители отличаются от аудиоверсии


P.S. Борисенков позорник, хоть бы текст выучил.
Вредина 73 4 мая 2019 13:05

 
Самые знаменитые фотографии Великой Отечественной войны. Одну из них я уже несколько лет подряд перед праздником Победы ставлю себе на аватарку. Легко и незатейливо, одним кликом мышки. И почему-то только в этом году задумалась о том, чего стоили фотографии тех лет своим авторам. О чем думал Макс Альперт, один из крупнейших советских  фотомастеров прошлого века, когда делал это фото за секунду до атаки?
До войны ему доверяли снимать Максима Горького и даже самого Иосифа Сталина. Кто сейчас помнит и знает об этом? Разве что фанатики истории фотографии. А вот военные фото этого человека, кадры сумасшедшей насыщенности, горькие и честные, несущие в себе дух того страшного времени - они до сих пор с нами.
 
"Комбат" — одна из самых известных фотографий времен Великой Отечественной войны. На фотографии запечатлен младший политрук А. Г. Ерёменко, поднимающий солдат в атаку, за несколько секунд до гибели.  Макс Альперт
 
Что чувствовал фотограф Марк Марков-Гринберг, сидевший в том же окопе, просто над ним были гусеницы другого немецкого танка.
 


Фонтан "Детский хоровод" на вокзальной площади Сталинграда после налета фашистской авиации. Почему-то именно это выхватил профессиональный взгляд  Эммануила Евзерихина.
Кого вспоминал он в разрушенном городе, глядя на чудом уцелевший детский фонтан?




 
А вот автора следующей фотографии я не нашла. Но это тоже пульс того времени. Страшный в своей простоте и обыденности. Жуткий от сознания того, что все это когда-нибудь может коснуться тебя.




Давайте помнить о тех, кто смог нас от этого уберечь. Не по приказу свыше, не по школьному расписанию, а просто так, от души, вечером рассказывать своим детям о героях. Их бабушках и дедушках. Они все герои. На фронте и в тылу, в промерзшем окопе или огромном металлическом цехе танкового завода, роющие траншеи и собирающие колоски на полях.
 
Давайте постараемся сделать так, чтоб слова "Никто не забыт, ничто не забыто" стали не просто призывом, а явью.
Гофман Михель 1 мая 2019 17:41
РАВЕНСТВО ИЛИ СТАНДАРТИЗАЦИЯ?
 
В традиционном аристократическом обществе Европы, неравенство распространялось по всему полю человеческих отношений, от иерархии классов до иерархии личностей - кто-то ярок, кто-то бесцветен, одни умны, другие глупы, одни красивы, другие уродливы.
Американская демократия заменила иерархию личностей иерархией достижений в экономике, где личные качества не играют никакой роли. Важно не то, что красив или уродлив, умён или глуп человек, его главное личное качество - способность создавать и приумножать богатство, что и сформировало в Америке культ простого человека, жизнь которого посвящена Делу.
Советская Россия в первые десятилетия также создавала культ работника - рабочий получил статус Гегемона, хозяина жизни. Индустриализация страны, рост экономики, также как и в Соединённых Штатах, потребовали нового отношения к тем, кто создаёт богатства трудом, и советская массовая пропаганда сделала простого человека с мозолистыми руками своим героем. Быть простым человеком,т.е. таким как все, Соединённых Штатах, стало обязательным для всех слоёв населения, от рабочих до лидеров страны.
Однако желание быть или казаться простым человеком возникало не как результат влияния политической риторики, это желание было рефлексом самосохранения в атмосфере массового общества, желание вполне искреннее, так как быть таким как все означает гарантию безопасности индивида в толпе. В то же время, в любом человеке живёт чувство своей уникальности, особости, и чем более стандартизирована масса, тем острее желание выделиться из неё.
Наивысшей стандартизации, регламентации всех сторон жизни добились Соединённые Штаты, которые стали особенно наглядны во второй половине ХХ века, когда средний класс, вырвавшийся из бедных районов, где вся жизнь проходила на улице, на виду, где все знали всех, сумел построить себе комфортабельные ячейки на одну семью – дом в респектабельном районе, отгороженный от других забором, полная всех материальных удобств жизнь и полная анонимность.
До абсолютного минимума сужался тот круг, в котором можно было проявить себя, продемонстрировать свою особость, что вызывало естественную реакцию - привлечь к себе внимание, стать известным многим, выйти за пределы своего крохотного социального кокона.
Известность может принести успех в своём деле, но он лимитирован ближайшим окружением, да и доступен далеко не всем. Известность может принести также власть, но доступ к ней усеян трупами. Успех в спорте также возможен, но он требует огромных вложений сил.
Тем не менее, выделиться из массы может каждый, если он совершил нечто экстраординарное, попасть на первые полосы газет, появиться на всех телевизионных каналах и публика захочет узнать все детали и нюансы его жизни. Такого страстного интереса к нему, как к индивиду, он не может получить даже от самых близких людей. Но интерес это кратковременен, исчерпывается в течении нескольких дней или недель.
Постоянен интерес лишь к тем, кто смог войти в число победителей в экономике. Однако те, кто поднялся наверх, никогда не демонстрируют своё превосходство над теми, кто остался внизу социальной пирамиды. В жизни американского общества, разделённого на победителей и побеждённых, подобная демонстрация может привести к конфликту, и победители для своего самосохранения стремятся этого конфликта избежать всеми возможными средствами.
Победители, как правило, выпускники престижных колледжей и университетов, где стоимость образования по карману лишь семьям с доходами выше среднего. Уже по праву рождения они принадлежат к элите, возвышаются над толпой. но они не позволяют себе, как выпускники дорогих школ и колледжей Европы, говорить с культивированным акцентом и демонстрировать свою принадлежность к высшему классу.
Президент Буш, сын миллионера и политического деятеля с огромными связями в элите страны, закончивший Йельский и Гарвардский университеты, входящие в разряд элитарных  Ivy League , во время своей предвыборной кампании говорил, что студентом он был более чем посредственным, что должно было означать, что будущий президент простой парень, середнячок, такой же как и все, и будет защищать интересы таких же простых людей, как и он сам.
Быть простым человеком - это гражданский долг каждого американца, который, искренне веря в полное равенство, может не принять в качестве лидера человека ведущего себя как европейский аристократ, с его чувством собственного превосходства.
В американской политической жизни, представители управляющей элиты всегда, на публике, подчёркивают, что они ничем не отличаются от простого человека с улицы.
Во время больших национальных праздников в американской армии принято, чтобы высшие офицеры участвовали в раздаче праздничного обеда солдатам. Президент Буш, во время одного из своих визитов в Ирак, в дни праздника Благодарения, вместе с генералами, стоял за стойкой армейского кафетерия, участвуя в раздаче порционных блюд солдатам.
В любом общественном месте, будь-то рабочий офис, супермодный бутик, дорогой ресторан или гостиница мирового класса, никто, нигде и никогда не позволит себе пренебрежительного отношения к человеку низшего социального или денежного статуса. Обслуживающий персонал, который, в других странах мира часто подвергается оскорблениям клиентов, воспринимается как равный, даже в случае присутствия тех, кто вершит судьбами нации.
Богатые люди других культур стремятся продемонстрировать всему миру своё богатство, свою исключительность, свои привилегии, американец этого не делает почти никогда. Идея всеобщего равенства глубоко укоренена в общественном сознании. Мало кто решается на открытую демонстрацию своих привилегий, своего особого места в общественной жизни. Даже поднявшись на самый верх, американец считает себя представителем среднего класса и живёт практически в тех же условиях, что и основная масса населения.  Социолог Абель.
Тем не менее, различия в статусе проявляются не в открытых формах, а в нюансах и деталях поведения, часто не прочитываемых сторонним наблюдателем. Тон голоса, кто говорит первым, кто вторым, кто говорит без ремарок со стороны слушателей, выбор слов и выражений, расположение людей в группе. Всё это знаки иерархии внутри группы.
То качество, которое так характерно для России, постоянное унижение людей друг другом, во всех без исключений жизненных ситуациях, в Америке практически отсутствует. Семантика американского языка имеет чрезвычайно ограниченный лексикон оскорбительных терминов. А те, которые существуют, бледная стерильная тень того огромного набора слов, унижающих достоинство другого, который существует в русской речи, но нет ни в одном другом языке мира.
В российской жизни не существует тех законченных, отточенных временем, чётких форм социального ритуала характерных для американской жизни, нет определённой, внятной иерархии социального статуса, что приводит к неизбежному конфликту, к постоянному выяснению отношений. В российском диалоге беседа превращается в спор, цель которого не выяснение истины, а борьба за статус внутри данной группы, каждый раз заново, в повседневном общении, политике и экономике, всё построено на импровизации.
Все классы населения, от уборщиц в общественных туалетах, наводящих порядок угрозами, а в туалете уборщица - власть, до решателей судеб страны, сознательно или бессознательно, участвуют в постоянном и неразрешимом конфликте, в борьбе за равенство, которое на деле есть борьба за общественный статус – за уважение. Поэтому недаром фраза  Ты меня уважаешь?  так часто употребляется, статус необходимо подтверждать снова и снова в каждой новой группе и в каждой новой ситуации.
На Западе и особенно в США общение построено на формальных ритуалах, позволяющих избежать или смягчить возникающие конфликты в отношениях. В процессе воспитания вырабатывается безусловный рефлекс демонстрации доброжелательности, словесные клише и трафареты, используемые в общении, блокируют саму возможность выражения негативных эмоций.
Американец в любой ситуации воспринимает других как равных - это автоматическая реакция, обусловленная общепринятым ритуалом отношений, в которых разница в социальном статусе никогда не подчёркивается.
В повседневной жизни Европы, в случайных встречах, на улице, кафе, в любых общественных местах, где социальный статус незнакомых друг другу людей не известен, он может выражаться в одежде, в стиле поведения. Но в США подавляющее большинство богатых людей, поднявшихся из нижних классов, одеваются также и ведут себя также, как основная масса, средний класс. Менеджер крупной корпорации носит те же джинсы, что и рядовой служащий, ездит на работу в недорогой машине, ест на ланч всё тот же гамбургер.
Один из самых богатых людей мира Билл Гейтс, выглядит и ведёт себя, как средний человек из толпы, его стиль жизни, в принципе, ничем не отличается от жизни представителей среднего класса. Завтракает миллиардер Гейтс также, как и средний американец. Апельсиновый сок, сериал с молоком, сэндвич и кофе, обедает в общем кафетерии кампании. Жена Гейтса, Линда, сама отвозит детей в школу в машине  Шевроле  старой модели, и сама делает покупки в супермаркете. Личное состояние Билла Гейтса в 2007 году оценивалось в 50 миллиардов долларов. 50 миллиардов – это стоимость имущества 60 миллионов жителей США.
В кампании Гейтса, как и во всех деловых офисах, менеджер никогда не отдаёт приказ работнику, он использует эфмеизмы:  Не мог бы ты это сделать для меня, пожалуйста?  ( Would you like do it for me, please? ). Форма обращения звучит как просьба, но, по сути, это приказ, и работник, зная правила, играет свою роль равного, с обязательной, по правилам игры, искренностью. Менеджер корпорации, нанимая нового работника, никогда не подчёркивает различия в статусе, хотя его заработок на несколько порядков выше, чем у рядового работника.
Равенство в повседневных отношениях как бы делает реальное экономическое неравенство, если не невидимым, то гораздо менее заметным. И в Соединённых Штатах, где пропасть между богатством и нищетой наглядна, ритуал равенства имеет чрезвычайно важную роль в поддержании существующего порядка вещей.
В целом, богатые американцы гораздо богаче богатых людей Европы, а её бедняки гораздо беднее бедняков других индустриальных стран. Житель Финляндии с самым низким уровнем зарплаты, получает почти на 30% больше, нежели американец, принадлежащий к этой же категории. Житель Швеции больше на 24%.  Тимоти Смидинг, директор Люксембургского Института изучения заработной платы, подводя итог многолетнему сравнению зарплат в Европе и США.
Европа реализует идею социального равенства сверху, государство устанавливает лимиты на индивидуальное предпринимательство и распределяет привилегии более или менее равномерно, лимитируя возможности тех, кто уже обладает экономическими рычагами и, следовательно, использует их для ещё более интенсивного накопления за счёт основной массы населения.
В отличии от Европы, в Америке социальное расслоение формирует свободный рынок, предоставляющий все возможные привилегии тем, кто уже утвердил себя в борьбе за богатство. Таким образом, неравенство становится  изначальным качеством экономического развития, а внешнее равенство, в повседневном общении классов, легализует его в сознании среднего человека воспринимающего мир лишь в его практических повседневных формах. Можно было бы назвать это самообманом, но это свойство национальной психологии видеть только конкретные факты и не обобщать на абстрактном уровне.
Кроме того, социальное и экономическое неравенство в американской истории почти никогда не вызывало широких массовых, политических движений, как в Европе. Европейская идея социального равенства предполагает, что богатые становятся богаче за чей-то счёт, поэтому должны отдать хотя бы часть тем, у кого взяли.
Этот взгляд был связан с ограниченными ресурсами старого континента и статичностью социального процесса. Ресурсы же Нового Света были неограниченны, в азартную погоню за богатством была вовлечена большая часть населения, государство не вмешивалась в экономиче скую игру, что давало возможность участвовать в ней каждому. В азартной игре победитель не отнимает, он обыгрывает своих конкурентов, а победителей не судят. Проигравшие могут обвинять только себя, в глазах других они  losers , не умеешь играть, не садись за карточный стол.
Классовое расслоение в постсоветской России произошло внезапно, государство раздало национальные богатства наиболее агрессивным и напористым игрокам. В США же государство было лишь одним из игроков в экономике, и те, кто вложил больше труда, те, кому больше повезло, или те, кто подходил к правилам экономической игры “творчески”, получали больше. Поэтому американцы не только относились к тем, кто стал богаче других с уважением, они ими восхищались.
Кроме того, в условиях постоянных изменений, характерных для американской экономики, богатство не является чем-то стабильным и незыблемым, бизнес - большая дорога, на которой можно потерять или приобрести, и то, что принадлежит кому-то сегодня, завтра будет принадлежать другому. Американская политическая демагогия сумела внушить массам, что в стране нет классовой борьбы, это борьба между отдельными людьми.
Поэтому идея эконимического равенство в форме лозунга большевиков:  Грабь награбленное  ( Soak the rich ), в котором неимущие массы призывались грабить имущий класс, никогда не находило отклика среди американских низов.
Во-первых, потому, что лозунг предполагает массовую анархию, и, в результате, ограбленным может оказаться каждый. Во-вторых, каждый верит, что когда-нибудь и он сам сможет попасть в круг тех, кто обыграл остальных. Каждый мечтает стать победителем, и у него не поднимется рука на тех, кем он сам хочет стать. “Deal me in”,”возьмите меня в долю”, эта идея ближе сердцу американца.
Протест против экономического неравенства нейтрализован верой людей в равенство возможностей в свободной экономике, хотя это вера иррациональна, не подтверждается практикой. Равные возможности есть у 5% населения – “money makers”, обладающих 75 % общенационального богатства, но для подавляющего большинства они не более чем иллюзия.
Предприниматель может одолжить миллионы у банка под будущее развитие, или выпустить акции, средний работник от банка может получить заём только на покупку дома или машины. Крупные корпорации имеют возможность вкладывать в рост бизнеса огромные средства, их доходы увеличиваются пропорционально вкладам. Небольшие компании, чьи вклады в рост бизнеса ограничены, имеют соответственно меньше доходов.
Принцип прост, чем больше у вас есть, тем больше у вас будет. Богатство порождает богатство, бедность порождает бедность.
Резкий контраст богатства и бедности в “стране равных возможностей” возник не сразу, он увеличивался по мере экономического роста, и, соответственно, концентрацией, богатств в руках корпораций, организаций, a средний работник или предприниматель не имеет никаких других возможностей, кроме возможности подчиниться силе.
Отцы-основатели американского государства понимали, что концентрация богатства в руках немногих приведёт к краху демократического эксперимента, приведёт к наглядному классовому неравенству, характерному для Европы. Для них было очевидно, что нищие массы не обладают ни чувством ответственности перед обществом, ни желанием создавать богатство для богачей. В первые десятилетия после Американской Революции ожесточённо дискуссировалась тема будущего экономического развития страны.
Одна точка зрения, либеральная, базировавшаяся на христианской этике, утверждала, что экономическое равенство должно регулироваться государством и религиозной моралью. Интересы общества должны доминировать над интересами бизнеса. Как гласит Библия:  Богатый никогда не войдёт в рай, также, как верблюд не пройдёт через угольное ушко . Равные возможности для всех групп населения должно было обеспечить государство.
Один из отцов-основателей, Мэдисон, настаивал на том, что закон должен регулировать рост богатств, создать пределы накоплению экстремальных богатств в руках немногих, усреднить доходы -  Reduce extreme wealth toward mediocrity . По его мнению, концентрация богатств у небольшой группы населения может быть создана только за счёт нарушения законов юридических и моральных, и привести, в конечном счёте, к массовому бунту. Государство должно контролировать экономику.
Сила закона должна быть использована, чтобы крайняя бедность была поднята до уровня общепринятого комфорта, а уровень общепринятого комфорта - это не только еда, одежда и кров. Это то, что оценивается обществом, как достойная, в глазах окружающих, жизнь. , - писал экономист XVIII века Адам Смит.
Защитники же свободной экономики говорили, что контроль государства над экономикой приведёт к её замедлению. Индивидуальное предпринимательство без вмешательства государства, тормозящего процесс обогащения самых сильных, должно привести к определённому росту материального благополучия всех, и это значительно более важно, нежели абстрактная, в глазах подавляющего большинства, мораль христианского равенства, с её презрением к богатым и состраданием к бедным. Эта точка зрения возобладала.
Европейские комментаторы американской жизни XIX века, от Фрэнсис Тролопп до Диккенса, от Томаса Карлайля до Матью Арнольда, были единодушны в признании того, что Америка, действительно, сумела создать общество равных. Незнакомые с практикой экономической жизни они считали, что равенство в США существует, так как оно зафиксировано в политических документах страны, Конституции, Билле о Правах.
Политические права есть у всех, но в экономике реальными правами обладает только экономическая элита.
Неравенство заложено в самом фундаменте экономического общества, чтобы оно было менее заметным была создана сложная сетка умолчаний и фальсификаций, вся мощь пропаганды была направлена на поддержание мифа о всеобщем равенстве.
Джон М. Кейнс, ведущий британский экономист:  Современная цивилизация, создав огромные материальные богатства, не привела к равенству, она лишь сформировала изощренную культуру сокрытия неравенства, которая маскирует истинный механизм общественных отношений.
89СветиК 30 апреля 2019 03:13
Круто Если вы хотите чего-нибудь добиться, у вас должно хватать мужества на неудачи.
 
Я говорю сыновьям, что у меня в детстве были преимущества, которых они лишены. Я родился в очень бедной еврейской семье, в самой ужасной нищете. Мне некуда было двигаться, кроме как вверх.
 
Давайте детям больше свободы. Пусть делают ошибки. Не заваливайте их советами. Уважайте в ребенке личность. Это как игра в кости: ты их кидаешь и смотришь, что выпадет.
 
Чем ты старше, тем глубже чувствуешь любовь.
 
Чем больше я изучал Тору, тем меньше во мне оставалось религиозного. Я понял, что богу не нужны наши хвалы. Он хочет от нас только одного — чтобы мы стали лучше.
 
Самолюбие есть у каждого.
 
Когда меня позвали в Голливуд в первый раз, я отказался. Потом родился Майкл, а денег не было, и я приехал. Иногда то, что тебя связывает, в то же время дает тебе свободу.
 
Если бы я встретил человека, который ни разу в жизни не согрешил, я вряд ли захотел бы с ним общаться. Люди с недостатками интересней.
 
Как бы плохо ни шли дела, они всегда могут быть еще хуже. После инсульта у меня появился дефект речи — ну и что? У Моисея он тоже был, но разве ему это помешало?
 
Ошибки, которые люди считают ошибками, часто вовсе таковыми не являются.
 
Помните Макмерфи, героя книги  Над кукушкиным гнездом ? Он хотел выломать раковину из стены, но не мог. И вот он уходит из комнаты, все эти ребята смотрят ему вслед, а он оборачивается и говорит:  Но я хотя бы попытался, черт возьми!  Иногда я думаю, что это отлично подошло бы для моей эпитафии.
 
Старость — у человека в голове. Я пережил крушение вертолета и операцию на спине. Мне вшили кардиостимулятор. Я перенес удар и едва не покончил с собой. Но я говорю себе: я должен расти и учиться дальше. Это единственное противоядие от старости.
 
Может быть, после смерти вы окажетесь перед большим бородатым стариком на большом троне и спросите у него:  Это рай?  А он ответит:  Рай? Да вы только что оттуда!  
 
Религия убила миллионы людей . Что-то с ней явно не так.
 
Многие любят вспоминать о прошлом. Говорят, что фильмы раньше были лучше, что актеры были сплошь великие... Но я так не думаю. Сам я могу сказать о прошлом только одно — что оно прошло.
 
Мысли о других отвлекают вас от постоянных мыслей о себе.
 
Кажется, только теперь я по-настоящему знаю, кто я. Мои преимущества, мои слабости — все это словно варилось долгие годы на медленном огне и потихоньку выпаривалось, так что под конец в горшке осталась только моя суть, то, с чем я стартовал вначале.
 
Керк Дуглас
 
#Litlife_club #читать #литлайф

Александра Ревенок 28 апреля 2019 16:04
Еще осталось место для имени второго автораWell
 
Дорогие коллеги-писатели!
Ищу соавтора!
В голове родилась книга о путешествиях между мирами.
Но в воображении настолько подробно складываются все нюансы "строения" мира, его людей и устоев (что там говорить! Даже карта государства, а также политическое устройство соседних держав! Флора и фауна...), что сюжет в сравнении со всем этим блекнет.
Хочется во все это вдохнуть жизни!
 
В общем, кого моё предложение заинтересует - пишите в личные сообщения здесь или в вк (Моя страница).
alice_solo 22 апреля 2019 03:11
Моя первая, и надеюсь не последняя, фотосессия для пиара котеек )))

 

 

 
Тот самый Ааз 18 апреля 2019 09:58
Жасмин Фахми. Фантазии
(вольный перевод с изврского)
Наступил и прошёл её одиннадцатый день рождения, но никакого письма из Хогвартса ей так и не пришло.
Но этого и следовало ожидать. Хогвартс в Великобритании, так с какой стати они будут посылать ей письмо? У них в Америке должна быть своя магическая школа, и туда, по всей видимости, набирают учеников более старшего возраста.
И она стала ждать. И ждать. Наступил и прошёл её двенадцатый день рождения, а вслед за ним и тринадцатый.
Ничего.
Но это было хорошо, потому что, как выяснилось, львы гораздо интереснее. Каждую ночь она выбралась из постели и заглядывала в шкаф, пытаясь обнаружить вход в волшебную зимнюю страну. Она искала его в гардеробе своих родителей, в шкафах, ящиках, даже заглядывала в камин.
Её четырнадцатый день рождения наступил и прошёл без малейших признаков Нарнии.
Но это было хорошо, потому что из далеких земель вернулся её эксцентричный дядюшка. Уже скоро он должен подарить ей таинственный магический артефакт, который отправит её в мир увлекательных, удивительных приключений.
Уже скоро.
Вот-вот…
Ее пятнадцатый день рождения наступил и прошёл, и, что самое интересное, подаренная дядей пара туфель не собиралась никуда её транспортировать.
Но и это было неплохо, потому что в их школу перевели нового мальчика. Он был очень бледен, очень красив и буквально излучал мистическую силу. Она внимательно наблюдала за мальчиком в течение нескольких недель, надеясь заметить признаки клыков.
Наступил и прошёл её шестнадцатый день рождения, и мальчик вернулся с каникул хорошо загоревшим. По всеобщему признанию, загар ему отлично шёл, но её не интересовали оборотни.
Но ничего. До конца света, который, как повсюду говорили, должен наступить в 2012 году, оставалось всего несколько месяцев. Неужели это правда? В конце концов, семнадцать лет – возраст чудес и выдающихся свершений. Конечно же, ей предначертано спасти мир.
С двумя своими друзьями (читай: подельниками) она готовилась к этой миссии, и даже собрала набор выживальщика - сушеные продукты, фонарики, спички и тому подобные вещи.
Наступил и прошёл её семнадцатый день рождения, а затем и весь 2012 год  прошёл спокойно и буднично. Она вглядывалась в ночное небо, но не там не было никаких инопланетян. Никаких гигантских роботов. Никаких злых волшебников и никакой таинственной магии.
И это уже не было хорошо.
Вздохнув, она отвернулась от окна и вернулась в кровать. Потом вспомнила про свой пакет для выживания, припрятанный в нижнем ящике её гардероба. Она достала его и разложила все вещи обратно по своим местам, за исключением плитки шоколада, которую принялась грызть, когда поплелась назад в свою постель.
Её восемнадцатый день рождения. Она, двое друзей-подельников, загорелый мальчик и эксцентричный дядюшка. Не было никаких кризисов, никаких мировых катастроф, только торт, смех и подарки. Много подарков. В большинстве своём,  конечно же, это были книги.
Она принялась читать, как только гости ушли. Обычная история. Нормальная девушка, аномальные способности, судьба мира на её плечах. И хотя она догадывалась, что должно было произойти дальше, она не могла не погрузиться в этот придуманный мир. Магия. Забавные приятели, симпатичный загорелый мальчик и эксцентричная бабушка, а не дядюшка.
Всё происходило в день рождения героини, на её семнадцатилетие, потому что семнадцать лет - возраст чудес и выдающихся свершений. Разумеется, история начиналась с того, что злодеи вторглись на праздник, уничтожили торт и сожгли подарки.
Она оторвалась от книги. Подарки аккуратной стопкой были сложены в стороне. Съеденный торт стал крошками на коленях, а оставшийся большой кусок дожидался своего часа в холодильнике. Её друзья, по-видимому, уже были в своих домах. И в безопасности.
Ещё одно обычное утро. Её восемнадцатый день рождения наступил и прошёл.
И это было хорошо.
Нет, это было не просто хорошо.
Это было чудесно!
  • 1
  • На странице: