• 1
  • На странице:
31 октября 2019 08:29
Папины глаза.
(К. Сергиевский)
– Мама, а вчера меня в садике ребята опять дразнили, – жалуется сын за завтраком. – Говорили, что я урод.
– Глупости какие, – целую его в макушку. – Ты у меня красавец!
Мой сын и правда очень красив. Немного вьющиеся тёмно-каштановые волосы, слегка прикрывающие уши и спускающиеся на шею. Знаю, что мальчикам сейчас не принято делать такие причёски, но жалею состригать. Длинные и густые, как у девочки, ресницы. Аккуратный, чуть вздёрнутый носик. Пухловатые губы, из-за которых сын часто выглядит обиженным.
– Мама, а ты правду рассказывала, что наш папа – космонавт?
– Правду.
– А вот Олегу мама тоже говорила, что папа космонавт, а оказалось – он в тюрьме сидит.
– Наш папа не сидит в тюрьме, – улыбаюсь я, – он путешествует между звёздами.
– А он к нам вернётся?
– Не знаю. Но мы всё равно будем его ждать, верно?
Сын утвердительно кивает головой.
– Давай, ешь быстрее, а то в садик опоздаем.
– Мама, а я похож на папу?
– Не очень, – честно отвечаю я. – Но у тебя папины глаза.
Сын задумчиво смотрит в окно. На улице ещё темно, и его лицо, освещённое светом лампы, отражается в стекле как в зеркале.
Глаза он и в самом деле унаследовал от отца.
Большие, жёлто-лиловые, фасетчатые.
9 октября 2019 08:10
Появилась наконец-то  возможность уделять час-другой чтению. И вот в августовском выпуске daily science fiction наткнулся на рассказ, оставивший по прочтении странные ощущения. Мне показалось, что я мог бы написать этот рассказ. Нет, не так - это я должен был его написать. Но уж раз подобный сюжет реализован другим автором, мне ничего не остаётся, как представить его вам в качестве переводчика.
Венди Никел, Вопросы чужих
2 октября 2019 12:38
Трикси Кеннеди. Марсия Ричардс
(перевод К.Сергиевский)
– Выберите себе имя, – говорит парень, стоящий снаружи автобуса. Он преграждает ей путь, в руках у него блокнот и авторучка.
Она останавливается в замешательстве.
– У меня уже есть имя.
– Это вы выбрали его?
– Конечно же, нет, мне дали его мои родители, – отвечает она. Парень смотрит так, словно она призналась в чём-то постыдном.
– Выберите себе имя, – снова повторяет он. Позади слышится недовольное бормотание других пассажиров, ожидающих выхода из автобуса.
Это нелепо. У неё есть имя. Кэролайн Беркинг. Это имя выбито на медной табличке на двери её кабинета. Она хочет назвать парню своё имя и покончить с этим, но её рот открывается и закрывается, ни в силах выдавить ни звука.
– Давайте, леди, – торопит мужчина позади неё.
Она оглядывается на очередь, начинающую скапливаться в дверях автобуса.
– Выбирайте! – Человек с блокнотом держит ручку наготове.
– Трикси! – выпаливает она. Откуда оно возникло? Она пытается представить имя Трикси, выгравированное на медной пластинке.
Она вспоминает, как играла со своими сестрами в сыщиков, они бегали по заднему двору и искали под камнями улики. Они нашли много червей, но мало улик.
«Трикси» – записывает парень в блокнот.
– Выберите себе фамилию.
Она немного расслабляется. Трикси – отличный выбор. Смелый и умный. Какая фамилия подойдёт к имени Трикси?
– Кеннеди, – говорит она. Она точно знает, что это правильный выбор. Она никогда особо не интересовалась политикой, но это единственная фамилия, которая приходит ей на ум.
Мужчина поднимает бровь и пишет «Кеннеди» рядом с «Трикси».
– Добро пожаловать, Трикси Кеннеди.
– Наконец-то, – говорит нетерпеливый мужчина из очереди.
Трикси идёт вперёд, подальше от парня с блокнотом. Там, на автобусной остановке, её дожидается коричневый кожаный чемодан с ясно различимым на большой табличке именем «Трикси Кеннеди». Она оглядывается на очередь, всё ещё выходящую из автобуса. Все остальные, кажется, знают, что должны делать. Нетерпеливый мужчина называет выбранное имя  – Брок Бенсон – и идёт к своему багажу, огромной красно-бело-синей брезентовой сумке с пристёгнутыми ремнями лыжными ботинками и боксёрскими перчатками. Он улыбается ей широкой белозубой улыбкой и свистом подзывает такси.
Её чемодан кажется не слишком вместительным.
Трикси поднимает его. Невероятно, но кажется это именно то, что ей нужно. Ручка ложится в ладонь, словно сделана именно под неё.
– Мисс Кеннеди? – Водитель такси поджидает рядом с готовым отправиться в путь автомобилем.
– Да, – моргнув, отвечает она.
Он распахивает дверцу.
– Выберите пункт назначения.
4 сентября 2019 09:37
У Лукоморья труп зеленый
О чем на самом деле рассказывается в детских сказках
Красная Шапочка
В оригинале Красная Шапочка носила вовсе не шапочку, а шаперон — накидку с капюшоном. У Перро она разгуливала именно в шапероне. А вот в немецкой версии братьев Гримм девочка была именно в шапочке, что прижилось и у нас. Первая запись этой сказки, сделанная в Тироле, датирована XIV веком. Распространена она была по всей Европе, и в оригинале ее рассказывали с любопытнейшими подробностями, о которых Перро и Гриммы как-то забыли упомянуть. Девочка в красном плащике действительно заболталась с волком по пути к бабушке. А когда она пришла к домику, там хитрое животное уже успело бабушку не только убить, но и сварить. Волк в бабушкином чепце и платье кулинарничал, гостья была приглашена к столу, и вместе они принялись весело кушать бабушку, у которой было вкусное жирное мясо. Правда, бабушкина кошечка пыталась предупредить девочку о нежелательности каннибализма. Она крутилась вокруг и пела песенку: Девочка бабушку жует, Бабушки своей косточки грызет. Но волк метким ударом деревянного башмака тут же убивает наглую кошку, на что Красный Плащик реагирует весьма безмятежно. Девочка раздевается догола, прыгает к бабушке в постель и принимается задавать ей непростые вопросы: — Бабушка, почему у тебя такие широкие плечи? — Бабушка, почему тебя такие длинные ноги? — Бабушка, почему тебя на груди так много шерсти? Волк на это честно отвечает, что так ему удобнее дорогую внучку обнимать, догонять и согревать. А когда дело доходит до больших зубов, волк не выдерживает и вспарывает своей милой подруге шейку. Видимо, бабушки ему не очень досталось за обедом. И да, конец. Никаких дровосеков.
Гензель и Гретта
Древний сюжет про детей, потерянных в лесу, обрел новую жизнь в самом начале XIV века, во время Великого голода 1315–1317 годов. Три года чудовищных неурожаев, вызванных продолжительными заморозками, унесли примерно 25 процентов населения Северной Европы. В городах и деревнях процветал каннибализм. И именно тут появились Жанно и Марго (или Гензель и Гретель в немецком варианте). Версий сюжета много, но самая популярная заключалась в том, что отец и мать, помирая от голода, решили съесть своих детей. Дети, услышав, как родители точат ножи, помчались в лес — переждать там, пока папа с мамой от голода умрут. По дороге мальчик бросал камушки, чтобы не заплутать. Просидев какое-то время в лесу, дети тоже стали изнывать от голода и тихонько прокрались обратно к дому. Там они услышали разговор родителей, которые раздобыли где-то немножко хлеба и теперь печалились, что хлеб-то для подливки есть, а вот непослушное мясное блюдо от них ускользнуло. Дети стащили кусок хлеба и опять подались в чащу. Но теперь мальчик отмечал путь крошками, которые тут же склевали тоже обезумевшие от голода птицы. Доев хлеб, дети решили было помирать — и тут они вышли к домику, сделанному из хлеба! А окна даже были выложены пшеничными лепешками! Дальше все идет по уже знакомой нам колее. Но в конце дети радостно возвращаются домой, неся с собой не только мешки свежего хлеба, но и хорошо зажаренную ведьму. Так что родителям теперь не нужно есть своих детей. Все счастливы, все обнимаются. С течением времени сказка видоизменялась. Голод в качестве основного персонажа все же остался, но родители теперь просто избавляются от лишних ртов, отводя детей в лес. Домик превращается в пряничный, ибо маленьких слушателей нынче хлебом к ведьме уже не заманишь, а изжарившаяся ведьма так и остается в печи, не попадая на семейный стол.
Белоснежка
В системе классификации сказочных сюжетов Аарне-Томпсона Белоснежка идет под номером 709. Это одно из известных повествований народной сказительницы Доротеи Виманн, записанное Гриммами и изрядно ими смягченное, хотя и от гриммовской версии фанатам Диснея станет не по себе. Ну, во-первых, Белоснежку, падчерицу царицы, тоже собирались съесть — как без этого в сказке-то? Мачеха потребовала от слуги, чтобы он, придушив надоедливую девицу, принес в царскую кухню ее легкие и печень, которые и были поданы в тот же день на веселом званом ужине в замке (потроха оказались оленьими, ибо слугу девица подкупила своей красотой и молодостью). Белоснежка оказывается в плену у семи горных духов, которым тоже нравится ее красота — настолько, что они решают оставить девушку у себя. После смерти Белоснежки от отравленного яблока гроб с ее телом выставляется на горе, и там его видит проезжавший мимо королевич. Далее Гриммы с некоторой заминкой пишут, что королевич пожелал забрать мертвую девушку к себе, потому что она выглядела как живая и была очень красивой. Не будем думать о королевиче плохо — может быть, он, в отличие от возлюбленного Спящей Красавицы (см. дальше), просто собирался честно и благородно выставить ее в краеведческом музее. Но пока он торгуется с гномами за право выкупа тела, его слуги роняют гроб, мертвая девушка падает, кусок яблока вылетает изо рта девицы — и все живы и счастливы. Ну, кроме мачехи. Потому что царице на ноги надели раскаленные железные башмаки и заставили ее плясать на горящей жаровне, пока она не умерла.
Спящая красавица
Ага. Конечно, поцеловал он ее... Нет, в древних версиях этого сверхпопулярного сюжета, первые записи которого относятся к XII–XIII векам, все происходило иначе. И подробнее всех за полстолетия до Перро, в 30-х годах XVII века, сюжет записал итальянский граф Джамбаттиста Базиле, еще один собиратель народных сказок. Во-первых, король был женат. Во-вторых, обнаружив девушку, спавшую в заброшенном замке в лесу, он поцелуем не ограничился. После чего насильник поспешно уехал, а девушка, так и не выйдя из комы, в положенный срок разрешилась двойней — мальчиком и девочкой. Дети ползали по спящей матери, сосали молоко и как-то выживали. А потом мальчик, потерявший материнскую грудь, начал от голода сосать подвернувшийся мамин палец и высосал застрявшую там проклятую занозу. Красавица проснулась, обнаружила детей, поразмышляла и приготовилась к голодной смерти в пустом замке. Но проезжавший мимо король как раз вспомнил, что в прошлом году весьма недурственно провел в этих зарослях время, и решил повторить мероприятие. Обнаружив детей, он повел себя как порядочный человек: стал наведываться и подвозить продукты. Но тут в дело вмешалась его жена. Детей она зарезала, накормила папашу их мясом, а Спящую красавицу хотела было сжечь на костре. Но потом все кончилось хорошо. Королева пожадничала и приказала стащить с девушки шитое золотом платье. Король, полюбовавшись на юную голую красавицу, привязанную к столбу, решил, что прикольнее будет отправить на костер старую жену. А детей, оказывается, спас повар.
Рапунцель
А тут вообще все крайне невинно. Единственное, считай, отличие диснеевского сюжета от оригинальной версии, записанной Гриммами, в том, что никуда Рапунцель с принцем не убегала. Да, он лазил в башню по ее косе, но вовсе не с целью жениться. И Рапунцель тоже не рвалась в пампасы. На свободу она весьма оперативно отправилась, когда ведьма заметила, что корсет красавицы перестал сходиться в талии. В немецких деревнях, где многие барышни работали служанками в зажиточных домах, этот сюжет был не столь уж сказочным. Ведьма остригла Рапунцель, а принц в наказание был оставлен колдуньей без глаз. Но в конце сказки все у них отрастает заново, когда слепо блуждавший по лесу принц наткнулся на своих детей-близнецов, которые искали пропитание для голодной и несчастной Рапунцель.
Золушка
Над сюжетом сказки «Золушка» Шарль Перро поработал особенно старательно, тщательно вычищая из него всю мрачность и всю тяжелую мистику. Так появились феи, принцы Мирлифлоры, хрустальные башмачки, кареты-тыквы и прочая красота. А вот братья Гримм записали за народной сказительницей Доротеей Виманн версию, которая была куда ближе к народному варианту этой сказки. В народном варианте Золушка бегает просить платья для балов на могилу матери, которая встает из гроба, чтобы нарядить дочурку (Гриммы, подумав, все же заменили маму-зомби на белую птичку, которая подлетала к могиле со свертками в зубах). После балов девушка сбегает от принца, который хочет не столько жениться, сколько немедленно размножаться. Девушка взбирается то на грушу, то на голубятню. Принц топором рубит все эти возвышенности, но Золушка как-то ухитряется скрыться. На третьем балу принц просто приклеивает прыткую красотку к лестнице, залив ту смолой. Но Золушка выпрыгивает из золотых туфелек и, вся в смоле, опять уносится, спасая свою честь. Тут принц, окончательно ополоумев от страсти, решает выманить барышню обещанием жениться. Пока Золушка размышляет, можно ли верить его словам, пусть и объявленным на все королевство, принц начинает курсировать с туфельками. Старшая сестра отрезает себе пальцы ног, чтобы влезть в туфельки, но сильно хромает в них и теряет по дороге. Младшая сестра отрезает себе всю пятку и идет достаточно ровно, однако белые голуби раскрывают принцу и его свите обман. Пока сестры бинтуют кровавые обрубки, появляется Золушка и, вытряхнув кровь из туфелек, надевает их. Все в восторге, принц и Золушка едут жениться, а белые голуби выклевывают ее сестрам глаза, за то что они заставляли Золушку убирать в доме и не пускали ее на бал. И теперь сестры, слепые и почти безногие, ползают по городу и просят милостыню, радуя этим сердце Золушки, живущей с красивым принцем в уютном дворце.
Баба Яга
Самый популярный персонаж славянских сказок, чье имя значит Баба-Язва, имеет крайне мрачное происхождение, а описание ее очаровательного жилища было верным способом до икоты напугать маленьких полян, древлян и прочих кривичей. Ибо даже самые юные обитатели славянских земель, увы, хорошо знали, что такое избушка на курьих ножках. Вплоть до XIII–XIV веков, а кое-где и дольше, аж до XIX века, на наших лесных территориях покойников хоронили в домовинах — «избах смерти». Это был отличный способ захоронения для богатых деревом северных земель с их вечно промерзшей землей. Выбирались несколько стоявших рядом деревьев, их срубали на высоте полутора-двух метров, корни подсекали и частично вытаскивали наружу, чтобы уберечь стволы от гнили, а вверху возводили небольшую избушку, куда и помещали труп вместе с причитавшимися ему яствами и кое-каким скарбом. В такую избушку почти не могли попасть хищники, а стоять они могли десятилетиями и веками. Бабка-Язва, Старуха-Мор, а именно сама Смерть, конечно, рассматривала эти домики как свое законное жилье. Ее костяная нога, принадлежавшая миру мертвых, грозно стучала на тех, кто осмеливался сунуться ближе к этому охраняемому захоронению. И все Иваны Царевичи, попадавшие к ней в гости, проходили те обряды, которые были положены покойникам: их обмывали, избавляя от «человечьего духа», выдавали им пищу в долгий путь и укладывали спать — надолго.
Три медведя
Сейчас мы воспринимаем рассказ про Машеньку, наведавшуюся в гости к трем медведям на предмет опробовать их кроватки и миски, как нечто исконно наше. И тут мы в корне неправы. Именно «Три медведя» не являются даже интернациональным бродячим сюжетом — это чисто шотландская сказка, вошедшая и в английский фольклор. Русской ее сделал Лев Толстой. Он перевел эту сказку, ознакомившись с ней в исполнении Роберта Саути (сказка Саути была опубликована в 1837 году). В изначальной, фольклорной версии к медведям являлся их вечный противник лис, и он либо вынужден был бежать от медведей со всех ног, либо с него все-таки успевали спустить шкуру, на которой самый маленький медведь потом любил греть свои лапки, сидя перед камином. Роберт же Саути превратил главного героя в маленькую старушку. Судьба старушки осталась туманной. Вот как звучит финал сказки Саути: «Старушка прыгнула из окна, и то ли она сломала себе шею при падении, то ли убежала в лес и там заблудилась, то ли благополучно выбралась из лесу, но была схвачена констеблем и отправлена в исправительный дом как бродяжка, я не могу сказать. Но три медведя больше никогда ее не видели». А Лев наш Николаевич ни с какими старушками знаться не пожелал и сделал героиней маленькую девочку, благополучно спасшуюся от ужасов медвежьего леса.
 

(Стырено с просторов интернета)
24 августа 2019 03:37
Любителям Кинга посвящается  Fingers (я ж знаю - есть такие среди моих друзей To wink )
Парень делится впечатлениями от прочитанных книг. Есть в его группе видео-обзоры и Д. Мартина и Иванова, Лавкрафта.... Короче , мне было интересно посмотреть.  
https://vk.com/literacheee Присоединяйтесь!
Сразу говорю - иногда вворачивает нецензуру, но так ведь это не профессорская заумная лекция. sm275
Если посмотрели -черкните пару слов- ну интересно же ваше мнение )))
23 августа 2019 06:56
Сказано - сделано!
Как вам новый альбом Рамштайн? Зашло? Мне - однозначно зашло )
"Дойчланд" до дыр заслушана за эти несколько месяцев )
28 июля 2019 15:07
ТУРИСТЫ
 
Посреди огромного зелёного поля притулилась маленькая, в пару улиц, деревушка. Аккуратные домики, невысокие заборчики, ухоженные дворы. Тишина и покой.
На крыльце дома, стоящего на окраине, сидел старик и не торопясь выстругивал из деревяшки фигурку. Изо рта у него торчала соломинка, которую он то и дело легонько прикусывал. Лёгкая стружка, не долетая до досок крыльца, сдувалась ветром. На стоящей рядом яблоне громко запела птица, потом, вдруг, словно захлебнулась, захрипела и затихла. Старик с недовольством посмотрел в её сторону и вернулся к своему умиротворяющему занятию.
С неба донесся лёгкий гул, который начал быстро нарастать. Не прошло и минуты, как он превратился в оглушающий рёв, а старик, наконец, поднял голову. Метрах в ста от его дома завис небольшой корабль. Немного потрепанный многочисленными космическими перелётами, но ещё вполне крепкий. Заглушив двигатели, он остался висеть в воздухе, в паре метров от земли, удерживаемый силовым полем. Вернувшаяся было сельская тишина снова прервалась — на корабле начали подниматься защитные экраны, под которыми были скрыты иллюминаторы. В них уже маячили любопытные человеческие лица.
Старик отвернулся, продолжая орудовать ножом. Он знал, что будет дальше. Из корабля вылезет трап и толпа людей высыпет на поляну, подгоняемая гидом. Он сдул с фигурки стружку, огладил уже вырисовывающиеся формы и хмыкнул.
Через некоторое время на тропинке перед его домом появилась толпа туристов. Они негромко галдели, фотографировали и во все глаза рассматривали каждую деталь. Во двор не заходили, это было запрещено, но вот калитку и почтовый ящик на ней явно ощупали все.
В доме напротив открылась дверь и на улицу вышла соседка с вёдрами. Не глядя на туристов, она направилась к колодцу и принялась крутить ручку ворота. Всё внимание моментально перекинулось на неё, но стоило ей набрать воду и уйти обратно в дом, как гид, у которого оказались ярко-синие волосы, потащил группу дальше.
В соседнем дворе раздался собачий лай и толпа громко ахнув, ломанулась в сторону звука. Старик, же неодобрительно покосился на свою яблоню.
Спустя час группа проделала обратный путь, всё так же любопытно глазея по сторонам. Старик, который за это время успел сходить в дом, попить чаю, уже вернулся на своё место и снова орудовал ножом так, что стружка летела по сторонам. Когда туристы уже почти прошли мимо его двора, он поднял голову, чтобы посмотреть им вслед, и, неожиданно, встретился взглядом с одним из них. Этот человек тоже явно был стар, в тёмных волосах мелькали нити седины, вокруг больших светлых глаз пролегли морщины. Камеры у него не было, но он слишком часто моргал и старик понял, что у него стояли импланты. С досадой отвернувшись, зрительный контакт ведь запрещён, старик задумался о возрасте туриста. Хоть тот и выглядит намного моложе него, но люди из космоса, так давно покинули Землю, что стали совсем другими. Они стали выглядеть немного иначе, подстроившись под иные условия, а помимо этого стали жить гораздо дольше, и кто знает, быть может этот пожилой турист, прожил три таких жизни, как он, старик, который жил на старой Земле.
Задумавшись, он едва не пропустил отлёт корабля и сильно вздрогнул, когда двигатели взревели, поднимая и унося туристов прочь от когда-то родной земли.
Убедившись, что корабль улетел, старик поднялся на ноги, отряхнул штаны от стружки и неторопясь направился к околице. В том месте, где топталась толпа, трава была помята, но к завтрашнем дню, должна была выправиться. Старик внимательно огляделся и увидел чуть в стороне что-то тёмное. Он подошёл поближе и нагнулся. Чёрный контейнер, небольшой, но одному его тащить было бы невозможно. Подозрительно прищурившись, старик нагнулся и откинул пластиковую крышку. Так и есть.
Он нажал на мочку уха, дождался тихого писка и громко заговорил:
— Петрович! Эти последние, которые на старом корыте прилетели — штрафани их. Да, опять мусор выбросили. И пришли кого-нибудь, пусть его заберут.
Закончив разговор, старик пошёл обратно к дому, недовольно бурча себе под нос:
— Паразиты какие, прилетят, посмотрят, так и норовят спереть что-нибудь или загадить. Придумали тоже, мусор в заповеднике выбрасывать. Люди из космоса! Наше будущее! Свиньи и есть.
Захлопнув калитку, старик остановился и громко вздохнул, наслаждаясь тишиной. С яблони по двору понеслась птичья трель, которая снова с хрипом оборвалась.
— Ты ещё мне блажишь! — Старик пнул дерево, наверху в кроне что-то щёлкнуло и заливистая трель возобновилась, но уже без перебоев.
Вернувшись на крыльцо, он взял в руки фигурку, которую вырезал. Собачка с умильной мордочкой была почти закончена, скоро он сможет выставить её через космонет на продажу. Такие вещицы хорошо раскупают, ещё бы дерево было настоящее, можно было бы продать подороже, но и его заменитель довольно хорош. Снова сунув в рот пластиковую соломинку, он вернулся к работе.
С неба донёсся лёгкий гул.
  • 1
  • На странице: