Развод в Новый год.

Глава 1. Я отправляюсь в свободное плавание! Но не на долго… Ох, не надолго…

На часах уже три часа дня, а я только вышла из ЗАГСа, судорожно сжимая долгожданный документ. Чуть замерла на крыльце, до сих пор не веря, что наконец-то я получила желаемое. Ну, какой идиот, прости его Мироздание, придумал отложить решение моего животрепещущего вопроса на последний день уходящего года? Неужели кто-то там свыше (хмуро глянула на серое небо, сдерживая далеко не цензурные выражения) посчитал, что мне было мало испытаний за эти полгода, что я, истратив все свои нервные клетки, провела в бесконечных препирательствах и бракоразводных процедурах? Конечно, я могла смириться и подписать все, что мне так усиленно подсовывал адвокат бывшего НЕблаговерного, но… Но отдать все, что я заработала именно СВОИМ трудом, что досталось мне от родителей – верх слабоумия и недальновидности с моей стороны. Именно так и сказала мне мой адвокат и подруга по совместительству. К тому же, виновником нашей, совсем непродолжительной семейной жизни, стал именно ОН, «чудесный воспитанный мальчик», как любила повторять моя свекровь, Галина Михайловна, когда описывала, как же мне повезло в этой жизни. Уверена, она приняла самое живое участие в составлении всех этих липовых документов, предоставленных в суд, распространении слухов и всяческом очернении меня перед коллегами на работе. Если бы не Ринка, моральными пинками заставлявшая меня действовать, то я бы сдалась и осталась буквально на улице. Судорожно вздохнула, на какое-то мгновение, вновь погружаясь в пережитый кошмар. Я никогда не была сильной. Даже представить сложно, как мне пришлось себя ломать, чтобы пережить эти полгода.

Марина Вельская (для меня ласково – Рина) – это моя школьная подруга, а в последние годы – сестра, единственный близкий человек и еще много, много чего... Нашей дружбе уже…эм… Сколько же мы вместе? Даже считать не буду. Мы сдружились с ней еще в первом классе, и эта дружба не прекращалась до самого выпуска. Наоборот – стала сильнее, прочнее. Когда-то мы даже мечтали пойти учиться вместе на юридический, но едва пришло время поступать, я поняла, что меня вовсе не прельщают лавры защитника чужих интересов. Не тот у меня характер. Мне больше нравилось преподавать. Таким образом, документы мы все-таки подали в один университет, но на разные специальности. Проучившись год, и блестяще завершив первый курс я получила от судьбы такой пинок, что очень долгое время не могла прийти в себя. В автокатастрофе погибли мои родители. Я осталась одна. В огромной квартире. Абсолютно не приспособленная к самостоятельной жизни. Ведь мама всегда оберегала меня от взрослой жизни…

«Не торопись взрослеть – говорила она – Придет время и жизнь сама заставит тебя крутиться, но пока у меня есть возможность – я буду тебя баловать»

Хорошо, что мне на тот момент уже исполнилось восемнадцать, а то бы еще и в детский дом загремела. Других-то родственников у меня не было. Вот тут-то мы окончательно и сблизились с Ринкой и ее родителями. Они приняли меня как родную, оказали поддержку, организовали похороны и оформление всех необходимых документов. Я ходила, как сомнамбула, забывая даже поесть. В огромной квартире мне постоянно было холодно, жутко, одиноко. Подруга не выдержала и, поговорив со своими родителями, переехала ко мне. Так мы стали сестрами. Долгими вечерами мы обсуждали, куда пойти на подработку. Ведь за квартиру надо было платить, а мы учились на очном. Родители Рины, узнав о наших планах, устроили нам такую выволочку, что я даже из своей депрессии вышла. Семья подруги никогда не бедствовала, да и я никогда не слышала о проблемах с деньгами в нашей семье. Однако чтобы получить в наследство всю наличность, что была отложена на счетах в Альфа-Банке, нужно было подождать полгода, а кушать и одеваться нужно было сейчас. Как бы мне не было стыдно, но в эти полгода мы с Ринкой были на полном обеспечении ее семьи. После вступила в наследство, перевела деньги на свой счет, и плотно занялась учебой, немного заброшенной из-за трагедии. В свободное время увлеклась чтением фантастической литературы, чтобы отвлечься от реальности и окунуться в красивую сказку. Рина мое увлечение не разделяла и только иронично хмыкала, когда я пыталась поделиться с ней впечатлениями от очередного, прочитанного романа. Зато другое мое увлечение подруга поддерживала – я обожала кулинарию. Сколько кулинарных экспериментов мы поставили на нашей кухне – не счесть! Готовили обе, с удовольствием. Рина выбрала для себя совсем другое хобби. Она увлекалась бисероплетением и макраме. После окончания университета я, по приглашению ректора, поступила в аспирантуру на заочное отделение. Все-таки учиться в ней четыре года, а работать тоже нужно. Совмещать получалось легко, и я радовалась, что моя жизнь начала налаживаться. Устроилась в начальную школу. Причем моя внешность соответствовала образу «училки» на все сто. Довольно высокая – сто семьдесят пять сантиметров, русые волосы чуть ниже лопаток, постоянно закрученные в небрежный пучок на макушке, аппетитно-стройная (не зря ходила с Ринкой на стрип-пластику и восточные танцы) и, главная моя гордость – большие серо-голубые глаза. Для солидности я всегда носила очки в тонкой золотистой оправе, хотя на зрение никогда не жаловалась. Но мне было далеко до яркой, жгучей брюнетки-подруги. По крайней мере, я всегда так считала. Рину дальнейшее обучение не заинтересовало, поэтому она сразу же устроилась в небольшую нотариальную кантору. Несколько успешно завершенных дел – и на нее обратили внимание. Цепкий ум, стальные нервы, потрясающая выдержка – стали теми самыми ступеньками на пути к успеху. Рина стала блестящим адвокатом, услуги которого ценятся очень высоко. Вместе мы очень гармонично смотрелись. Такое классическое сочетание типа «ангел – демон». Да, да… Мою подругу так и называли оппоненты – Дьявол в юбке. Ее любили, ненавидели, восхищались, но никто не мог сказать, что остался равнодушным после знакомства с ней. А я… А я тихо пряталась за спиной своей уверенной, пробивной «сестрички». Я с детства тихая. Наверно именно поэтому и удалось меня «окольцевать» Виктору. А ведь Ринка просила меня одуматься. Ей Витя никогда не нравился.

«Это конечно твое дело, но мутный он какой-то. Вот смотрю на него – вроде все при нем, с тобой ласково говорит, а внутри меня прямо ледяной ураган закручивается. Не торопись, присмотрись, Эва»

Эва… Это только Рина так меня называла, сократив мои ФИО до инициалов. Позвольте представиться – Эмилия Валентиновна Аросова. Теперь уже снова Аросова… Двадцать пять лет. Уже не замужем. В перспективе, через год, преподаватель в том самом университете, где училась сама. А сейчас я стояла на крыльце ЗАГСа и жутко опаздывала на встречу с Ринкой. От воспоминаний отвлек звонок мобильника.

- Ну, где ты пропала? От счастья сразу в нирвану ушла? А обо мне забыла? – сразу же раздался в трубке возмущенный голос Рины, едва я только ответила на звонок – Я уже все приготовила для похода в спа, только тебя и жду.

- Прости, меня в ЗАГСе задержали. Только-только вышла. Даже поверить не могу, что все закончилось…

- Отставить мямлить и нюни распускать! Сегодня Новый год! Мы все забудем, оставим в этом году, а на следующий год нас ждет все только хорошее. Даже, глядишь, сказка твоя какая-нибудь сбудется…

Я непроизвольно улыбнулась. Оптимизм так и брызгал во все стороны от Рины. Она стала мне надежным якорем после гибели родителей. Пообещав не опаздывать, я быстрым шагом направилась к остановке. Дорога до спа-салона заняла полчаса. Поехала сразу сюда, так как времени заскакивать домой уже не осталось. Возле дверей, нетерпеливо постукивая ногой, меня уже ждала Рина.

- Пошли скорее. И так уже опоздали на десять минут. Ты не представляешь, как мне было сложно договориться именно на это время. Не стоит заставлять девушек ждать…

Не дожидаясь моего ответа, Ринка схватила мою руку и буквально на буксире потащила меня в уютное тепло салона. Следующие три часа мы были потеряны для общества. Мне кажется, что меня с усердием отмыли, отжали и раскатали, как блинчик, за весь прошедший год, хотя мы были частыми гостьями в этом салоне. После всех процедур, мы расположились на мягких кушетках, чтобы выпить предложенный чай. Мышцы приятно ныли, в голове не было никаких мыслей, а тело, казалось, дышало каждой своей клеточкой.

- Сейчас вызовем такси, дома быстро одеваемся и в клуб. Там Вера со своим новым «необыкновенным мачо» уже с шести вечера зависает. Она мне смс прислала – фыркнула Рина, допивая ароматный зеленый чай.

Я расслабленно откинулась на мягкую кушетку и смаковала остатки своего напитка. Мне было хорошо.

- Может, не поедем никуда? – протянула я – Что-то лень после такого релакса куда-то нестись…

- Эва! Мы же договорились, что в Новый год отмечаем собственно новый год и твой развод! Ты обещала! – возмутилась подруга.

- Хорошо, хорошо. Только не кричи! Я только расслабилась… Едем в клуб.

- Едем. Только свою долгожданную бумажку не забудь. Мы ее досконально обмоем!

- Ага, только после вашего «обмытия» я ее восстанавливать буду – хихикнула я.

- Ничего, я помогу ускорить восстановление, тем более что связей в органах хватает! – подмигнула Ринка.

Качая головой и улыбаясь, я поднялась, давая понять, что готова в дорогу. Настроение медленно ползет вверх. Мы направились в раздевалку.

Через сорок минут были в квартире. Слаженно скинули сапоги и разошлись по комнатам. Сборы не заняли много времени, так как одежду мы заранее приготовили, а макияж уже был наложен в спа-салоне и укладка шикарная, даже залюбовалась на себя в зеркале. Еще через сорок минут мы выходили из такси возле ночного клуба «Золотая Маска». Этот клуб весьма известен, располагается в самом центре нашего города, собственно недалеко от нашего дома, но идти пешком не хотелось, вот и вызвали машину. Клуб окружает большой светлый парк. Сегодня он переливается сотнями тысяч разноцветных огней, которые яркими пятнами отражаются в сверкающем на морозе снеге, и похож на сказочный заколдованный лес. Под кожей бегают мурашки, словно в ожидании чуда. Новогоднего чуда. Полной грудью вдыхаю морозный воздух и, тряхнув кучей крупных кудрей, захожу вслед за Ринкой в клуб. Здесь уже шумно и многолюдно. Владельцы клуба постарались на славу. Сегодня у них Новогодний маскарад. Всем посетителям в гардеробе выдают золотые маски (очень символично, перекликается с названием клуба), носить которую обязательно на этом вечере. Мы с Ринкой переглянулись, пожали плечами и с веселым смехом спрятали свои мордашки под маской. Вечер определенно обещает быть насыщенным на события. Уже перестаю жалеть, что согласилась этот новый год встретить с друзьями в клубе, а не дома. Несмотря на приятный сумрак и мельтешение яркой подсветки, Веру мы отыскали быстро. Наша общая подруга, сбежала «попудрить носик», пообещав по возвращении познакомить со своим спутником. Они заняли нам столик в углу, на небольшом возвышении. Большой кожаный диван буквой «п», овальный стол посередине, белая скатерть, икебана из еловых веток, мишуры и прочей новогодней атрибутики. Очень красиво и удобно. Рядом никто бродить не будет и сцена вся, как на ладони. Едва мы уселись, нам принесли меню, пару бокалов и бутылку вина. Вино было тут же разлито, и я пригубила терпкий, наполненный ягодным вкусом, напиток. Пока Рина водила тонким пальчиком по блюдам, решая, что заказать, я, смакуя алкогольный допинг, окинула беглым взглядом нового бой-френда Веры. Он сидел в самой середине дивана, словно глава семьи, раскинув руки на спинке. Высокий, так как даже сидя рядом с Верой (заметила, когда она в туалет сбегала), умудрялся над ней нависать. Отлично сложен, точно не пренебрегает спортивным залом, хорошо одет, темноволос. На этом все. Рассмотреть что-либо под маской было невозможно, но зная пристрастия Веры, можно со сто процентной уверенностью сказать, что личико у него смазливое. Любит наша подруженька «слащавых» мальчиков. Меня от этой мысли передернуло, так как сама только недавно сохла по такому же красавчику. Фууу… Не буду портить себе настроение воспоминаниями. Лучше еще выпью.