— Мы обязательно найдем способ и вытащим его оттуда, — пробормотал Кэмерон, выглядя при этом озадаченным.

Наступила тишина, и я могла слышать, как где-то вдалеке течет вода, дует ветер и чирикают птицы. Похоже, что вокруг нас была дикая природа, и мне было интересно, какой вид открывается из окна.

— Что нам теперь делать? — я нарушила эту тишину. — Холоус Гроув сейчас одержим, и если смертельное предзнаменование правдиво, то Алтон собирается убить весь город. А книга пропала… хотя мы можем связаться с Августом, и вероятно у нас получится узнать, как освободить все эти души и остановить Алтона без помощи книги. — Я с грустью посмотрела на Ашера. — Хотя я догадываюсь, что здесь нет Wi-Fi.

Похоже, что Ашер хотел засмеяться, но подавил в себе это чувство.

— Да, ты права, но я найду способ, как нам все узнать.

— Все разузнать, — сказал Кэмерон, закатывая глаза. — Будто это так просто, даже если мы вернем эту книгу и спасем город, все равно останется выбор. Ты, я и даже мой нелюбимый брат, знаем, что ты сейчас не можешь определиться, я вижу это, как и то, что ты пила обе наши жизни и чувствуешь внутри себя как свет, так и тьму.

Я посмотрела на Ашера, пытаясь понять, верит ли он в это дерьмо, но он не хотел смотреть на меня в ответ.

— Мы должны вернуть эту книгу, — сказал Ашер, меняя тему разговора. — Освободить души, и тогда я надеюсь, что я смогу поговорить с дядей и получить некоторые ответы.

— Да, получить ответы было бы хорошо, — сказал Кэмерон. — Ведь у нас так много вопросов без ответов, ну кроме жертвы того, кого она любит. — Кэмерон мне подмигнул. — Это мы уже знаем. — Он наклонил голову в бок, над чем-то рассуждая. — Хотя, мы еще не знаем, кого она выберет для этого.

Не контролируя себя, я подняла руку, чтобы его ударить. Но к моему удивлению, Ашер поймал ее.

— Он того не стоит. Все, что он может делать, это играть с твоими мыслями и эмоциями.

— Да именно поэтому я преподнес вам все секреты Жнецов на блюдечке с золотой каемочкой, — сказал Кэмерон раздраженно. — Я встал на вашу сторону, что бы это ни значило, а вы обращаетесь со мной, как с говном.

— Ты сделал это, потому что думаешь, что у тебя получится сделать ее своей, — перебил его Ашер, когда я опустила свою руку. — Ты заботишься о ней, потому что в глубине души ты хочешь, чтобы она тебя любила, даже если в итоге она должна будет тебя убить.

Между нами повисло неловкое молчание. А я в глубине души спрашивала себя, правда ли то, что сказал Ашер насчет чувств Кэмерона. И чувствует ли нечто подобное сам Ашер? Готов ли он принять из моих рук смерть, если это будет значить, что я его люблю?

Эта напряженная тишина была прервана движениями Кэмерона. Он взмахнул руками перед собой, после этого из воздуха появилась его накидка и обернулась вокруг его тела.

— Что, собрался слинять? — спросил Ашер с вызовом, скрестив руки на груди.

Кэмерон метнул в него сердитый взгляд, надевая на голову капюшон.

— Нет, собираюсь вернуть ей книгу. — Он взмахнул плащом, вокруг появились тени, а из половиц поднялся темный туман, унося его прочь.

Ашер бросился к нему, но туман быстро исчез, и в итоге он наткнулся на зеркало.

— Черт, — прорычал он, пиная стену.

Я застыла, ощущая пустоту, которая образовалась в моем теле из-за того, что он покинул меня, одна часть сильно хотела, чтобы он вернулся. Затем мои мысли обратились к реальности, я подняла голову и посмотрела на Ашера.

— Нужно ли нам добраться до него, прежде чем он доберется до книги? — я задала вопрос Ашеру. — Мы не можем ему позволить ее получить, особенно если он этого так хочет. — Я не верю в то, что он хочет достать ее для меня. Не доверять никому, это становится моим девизом.

Ашер прикусил губу, глядя на место, откуда только что исчез Кэмерон.

— Ты не можешь вернуться этим путем, а другим путем невозможно уйти прямо сейчас.

— Почему?

— Ты не можешь вернуться через царство теней, потому что Анамотти уже вторглись в него, когда мы через него убегали. — Он повернул свою голову, чтобы посмотреть на меня, и я была рада тому, что он успокоился.

— А я не могу его покинуть, потому что без меня оно перестанет существовать, так как оно находится у меня в голове, и если я его покину, то оно просто исчезнет. — Он замолчал. — Кстати, вторым способом покинуть это место является полет, нам нужно улететь отсюда, а твои крылья в данный момент бесполезны, как и мои собственные, потому что ты не умеешь ими пользоваться.

Я напряглась.

— Но что если сюда кто-то вторгнется? — меня затопила паника. — Ашер, Кэмерон прав… я еще не готова принять решение. — Я осознала, что сказала только после того, как мои слова были произнесены, поэтому я добавила: — Я не готова пожертвовать чьей-то жизнью.

Сначала он пристально смотрел мне в глаза, затем его взгляд неторопливо начал спускаться вниз, и на секунду или две задержался на ленте моей рубашки, которая пережила слишком много, из-за чего шнуровка ослабла.

— Я знаю.

Пока он смотрел на меня, в его глазах отражалось так много разных эмоций, и от одних мне становилось жарко, в то время как из-за других мне хотелось выбежать за дверь.

— И пока ты не будешь готова, мы останемся здесь, тут они не смогут до нас добраться.

— То есть здесь я в полной безопасности?

— На некоторое время, да.

Я изо всех сил старалась успокоиться и дышать ровно, отчего лента на моей блузке разошлась еще больше, и через это отверстие можно было увидеть мою грудь. Ашер это заметил и посмотрел вниз.

— Не могу поверить в то, сколько всего уже случилось.

Он перестал смотреть на мою грудь.

— Я знаю, что тебе сейчас страшно, но здесь ты в безопасности. Скоро мы узнаем как покончить со всем этим, узнаем, как остановить Алтона, спасем город и разберемся с выбором. — Он делал вид, что спокоен, но я заметила, как дрожит его голос. — Что бы это ни значило.

Я хотела сказать ему, что я уже знаю, кого выберу. Хотела сказать, что это будет именно он, но я знала, что это будет ложью, потому что я не разобралась со своими чувствами к нему или к Кэмерону. Все так запутанно.

Должно быть, он это почувствовал, так как замолчал и тихо направился к окну.

— Хочешь увидеть нечто удивительное? — спросил он, и я кивнула, чувствуя облегчение от того, что он дал мне небольшой перерыв.

Он немного нервничал, когда отодвинул штору и показал мне вид за окном. И я даже не знала, что ему ответить на эту нереальную сцену, которая раскинулась предо мной. Вокруг дома всюду была трава, а по небу плыли облака. Где-то вдалеке был водопад, повсюду были цветущие деревья, также цветы росли на земле и обвивали стволы деревьев и их ветви.

— Это просто прекрасно, — ответила я, делая несколько шагов вперед и касаясь ладонью стекла.

Он посмотрел на меня.

— Я создал это место, полагаясь на свое чувство прекрасного, кроме того, сюда никто не сможет попасть до тех пор, пока я сам ему не позволю. — Он коснулся моей руки. — Я обещаю, что не позволю тебе пострадать.

Когда он смотрел в мои глаза, я чувствовала, что внутри меня возникает нечто, но не была уверена в том, что именно. Но поскольку оно было теплым и приветливым, я позволила ему расти и заполнять мое тело.

Ашер улыбнулся.

— Твои глаза снова стали нормальными.

Я посмотрела в зеркало и облегченно вздохнула, видя, что мои глаза вернулись в норму и снова стали серыми.

— Как хорошо. — Однако мой внутренний голос посмеялся надо мной, напоминая мне о моем конфликте между добром и злом, и о том, что это изменение не постоянно. — Если бы я еще смогла убрать свои крылья, то может снова ощутила бы себя нормальной.

В глазах Ашера отразился голод, когда его взгляд переместился с моих глаз на грудь, затем перешел на крылья и снова вернулся к глазам.

— Потом я покажу тебе как это сделать. — Он отпустил мою руку и прошел передо мной, изучая меня от макушки до кончиков пальцев. — Но сначала я хочу кое-что сделать. — Он облизал свои губы, и я почувствовала, как в районе моих бедер загорелось желание. — Я знаю, что вокруг столько всего произошло. — Он наклонился ко мне. — Также есть столько всего, что нам еще неизвестно. — Его губы приблизились ко мне и мой желудок сделал сальто. — Но сейчас ты такая красивая, и я хочу к тебе прикоснуться хотя бы на мгновение.

Он был прав. Вокруг было столько неизвестного. Вокруг было столько рисков, и мы должны были сконцентрироваться на этом, но я тихо стояла и ждала, когда его губы коснутся моих. И когда это произошло, огонь, жидкое пламя побежало по моим венам, распространяясь дальше по моему телу. И это чувство лишь усилилось, когда его язык проник в мой рот, и кольцо в его языке коснулось моих зубов. Он застонал, притягивая меня ближе, пока его пальцы искали ленту и развязывали ее. Мои груди освободились от блузки, и я ощутила взрыв, когда он нежно сжал одну из них, я хотела большего, но в тоже время меня что-то останавливало. Барьер, созданный кровью Жнеца, в моем теле говорил мне, что я должна не целовать его, а убить, выпив всю его жизнь. И это чувство только росло во мне, когда он подтолкнул меня к кровати, сжимая мою грудь и яростно целуя.

В итоге оно захватило все мое внимание, и я оттолкнула его прочь, дрожа с головы до пят из-за этих ужасных чувств.

— Что случилось? — Его глаза были слегка приоткрыты, когда он искал ими мой взгляд.

— Ничего, — мой голос дрожал, и я глубоко вздохнула, прежде чем сказать нечто, за что буду потом себя ненавидеть. — Просто я не очень хорошо себя чувствую. — Я сделала движением крылом, чувствуя, как мои глаза застилают слезы, меня душило чувство вины.

Он посмотрел на меня с подозрением, будто ощущал, что во мне слишком много дерьма, но очень быстро его взгляд стал сочувствующим.

— Это вполне понятно, учитывая то, через что тебе пришлось пройти.

Из моих глаз полились слезы. И я даже не знала, почему я плачу: из-за своего чувства вины, потому прервала то, чего сама желала, или из-за того, что не выпила всю его жизнь.