Когда женщина на его плече застонала и пошевелилась, Кейр понял, что она начала приходить в сознание. Да, полученный ею удар по голове был достаточно сильным. Навстречу им вышел из своей хижины Лис, целитель племени, чтобы по необходимости подлечить раны вернувшихся воинов.

— Отнеси её ко мне и осмотри, — Кейр с облегчением скинул девушку с плеча ему в руки, как обременительный мешок с картошкой.

Лис вопросительно поднял бровь, но не стал оспаривать приказ Альфы.

— Толанд, — Кейр указал пальцем на бету. — Не думаю, что группа из двадцати ведьмаков наткнулась на нас сегодня благодаря случайному совпадению. Они точно знали, где мы будем проходить и когда, поэтому смогли устроить нам засаду. Причина их осведомленности может быть лишь одна — среди нас есть предатель.

— Думаю, ты прав, — Толанд огляделся, оценивая соплеменников, вышедших поприветствовать их и поздравить с благополучным возвращением. — Кому будем доверять?

— Я, прежде всего, доверяю тебе, — и Альфа не шутил. Они с детства были близкими друзьями, хотя у Толанда был брат-близнец. — Твоему суждению я доверяю целиком и полностью.

Толанд резко кивнул. Он расправил плечи и вздернул подбородок.

— Я не подведу тебя, Домисцин Сан, — сказал он, используя официальный титул Кейра как лидера Сан-Фе Санга.

— Я всегда верил в тебя, мой друг, — Кейр положил руку на его плечо.

* * *

Примерно через полчаса Лис присоединился к Кейру и Толанду.

— Я обработал большой ожог на ее спине и шишку на голове. Она снова без сознания. Пульс у нее в норме, дыхание стабильное. По крайней мере, я так думаю.

— Ты так думаешь? — удивился Кейр его нерешительности.

— Она не ведьма и не волк, я понятия не имею, что для нее нормально, — Лис изучал Кейра. — Твой запах льнет к ней, что довольно необычно, если только… — он нахмурился. — Ты чувствуешь брачный зов?

Чувствовал ли он зов? Оборотни еще называли это выбором пары.

Кейр не успел еще ответить, как в разговор вмешался Толанд.

— Ба, — сказал он. — Только не с ней, Лис. Эта женщина не волчица, значит, она ведьма. За всю нашу историю никакого другого вида не существовало, — он сделал паузу, и его глаза расширились от ужаса. — Может, это та самая ведьма из леса?

— Ты о сказке, которой пугают волчат? Ты же это не серьезно? — рассмеялся Кейр.

Вдоль западной границы Корриданского леса протекала Река Слез шириной в двести футов (прим. 61 м). Стремительное течение и крутые пороги делали её непроходимой. Река протекала через территорию ведьмаков и волков и заканчивалась у Вдовьего водопада, который был таким свирепым и огромным, что никто не мог пересечь его. Даже свесившись с края, невозможно было увидеть, куда он низвергался.

Волки-старцы и волки-родители рассказывали детенышам о «ведьме в лесу», чье горе от потери было так велико, что своими слезами она создала целую реку. Если глупый волчонок спускался туда, то благодаря мощному заклинанию она ловила его и топила.

Кейр знал, что это была лишь страшилка для несмышленышей, и, тем не менее, каждый раз, когда приближался к этому месту, чувствовал пробирающий до костей холод.

— А ты как думаешь, Лис? — спросил Толанд.

Тот так сильно пожал плечами, что почти прижал ими уши.

— Если бы она была порождением магии, то давно бы исчезла. Никакая магия не может поддерживать сама себя так долго.

— Магия обожгла ее. Если бы она была порождением ведьм, то легко поглотила бы эту дьявольскую энергию, — возразил Альфа.

Почему он защищал ее? Зачем защищал незнакомку? Ведь он буквально ничего не знал о ней. Конечно, он нес ее на руках несколько миль, но разве этого достаточно? Или причиной всему то, что она заставила его сердце учащенно биться, а тело радоваться? Но ведь это недостаточно веская причина, не так ли?

— Хм, даже не знаю, — Толанд постучал себя по подбородку. — Сейчас трудно сказать что-то определенное.

Целитель был ниже Толанда, но обладал более мощным телосложением. Он обошел вокруг беты, ища возможные свежие раны. Толанд перехватил его руку, пытавшуюся приподнять полу его рубашки, и грозно посмотрел на него сверху вниз. Но его взгляд тут же смягчился.

— Не суетись, Лис. Иди, проверь остальных. Кажется, у Мики на бедре рана.

— Скажи мне правду, Тол. Ты ранен? — спросил Лис.

— Ты сможешь проверить это позже, наедине, — покачал головой бета.

Лис улыбнулся.

— Я запомню это, — он убрал руку и, почтительно кивнув Кейру, отправился осматривать остальных.

* * *

— Когда ты сделаешь его своей парой, Толанд? — спросил Кейр.

Его бета поднял бровь.

— Как только у тебя появится пара, я тотчас обрету свою, — усмехнулся он и вмиг нахмурился. — Лис серьезно говорил про выбор? Ты чувствуешь зов?

— Ну, я что-то к ней чувствую, но пока не могу определить, что именно.

— Она опасна для нас. Для тебя. Не поддавайся своим желаниям.

«Легче сказать, чем сделать, мой друг».

Кейр проклинал свое тело за то, что его тянет к женщине, которая не должна была даже существовать. Он не сказал Толанду всей правды, но и не мог игнорировать хорошо известные всем признаки брачного зова. По какой-то неизвестной ему причине красивая незнакомка вызвала этот первобытный отклик. Он знал, что сопротивляться этому бесполезно. Но как убедить не знавшую их законов женщину, что она принадлежит ему?

— Спаривание и размножение идут рука об руку, — немного помолчав, мрачно сказал Толанд. — У меня никогда не будет собственного ребенка.

Это грубое в своей откровенности признание было нехарактерно для его друга.

— Ведьмаки позаботились о том, чтобы у нас было много детей, нуждающихся в отцовской заботе. Если, конечно, вы с Лисом решитесь на этот шаг.

— К сожалению, ты прав, — кивнув, согласился друг.

— Иди, — сказал Кейр. — Проверь своего брата и не оставляй Лиса. Признаюсь, после такого безумного дня я завидую, что у тебя есть любовник.

— Могу предложить Лису пригласить тебя в нашу постель, — пошутил бета.

— Как-нибудь в другой раз, — рассмеялся Кейр и отправился к себе.

* * *

В центре жилого комплекса у Кейра было довольно просторное жилище, и, оказавшись внутри и усевшись на стул рядом с кроватью, он стал с интересом рассматривать спящую женщину.

«Какое необычное и прекрасное существо»…

Цвета золотистого дуба волосы. Густые изящно изогнутые — словно над ними достаточно кропотливо потрудился скульптор — брови. Его большой палец, словно притянутый магнитом, нежно скользнул по острому изгибу высокой скулы и, не останавливаясь, направился прямо к пухлой нижней губе. Веки девушки затрепетали, и мерцающие как звезды темно-синие глаза, не мигая, уставились на него. Он сравнил их с двумя драгоценными камнями, за обладание которыми готов был отдать всё.

Девушка, не мигая, смотрела на Кейра. Ее глаза расширились от испуга, и некогда расслабленное сном лицо теперь закаменело и говорило о ее внутренней собранности. Она попыталась отползти от него подальше, пока не уперлась в стену, обклеенную тканью.

— Ой, — пискнула она нежным бархатистым голосом, и его член вмиг затвердел.

Мужчина наклонился вперед.

— Кто ты такая?

— Э-э-э, — пробормотала Эмма, когда раненная спина заныла. Она слегка отстранилась от твердой стены и указала на него дрожащим пальцем.

— А ты кто такой? Ты не можешь быть полицейским. Черт возьми, ты бы выделялся среди них, как большой палец, — она осторожно коснулась шишки на лбу, и в ее глазах промелькнуло узнавание. — Я врезалась в дерево, пытаясь убежать от… — ее глаза расширились. — Ты! Ты был волком! — она закрыла глаза руками. — Точно, я в аду. Это определенно ад.

— Я Альфа племени волков Кейр Д'Сан, — сказал он. — Что такое полицейский? И что такое ад?

Девушка выпрямилась на кровати, и одеяло соскользнуло вниз, открывая мягкую, красиво очерченную грудь. Член Кейра запульсировал, и ему пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать свой взгляд на ее глазах.

От испуга на ее лице не осталось и следа. Девушка просто кипела от возмущения.

— Где. Моя. Чертова. Одежда?!