Эмма внимательно осмотрела содержимое полок на правой стене и двинулась к левой. Ее взгляд зацепился за картонную коробку на полу у задней стены. Может ли там находиться документ стоимостью в два миллиона долларов? Подойдя к коробке, она сбросила рюкзак, присела на корточки и подняла крышку.

Дверь хранилища мгновенно захлопнулась.

— Черт! — девушка вскочила и пораженно уставилась на наглухо закрытую дверь. Она быстро пересекла комнату. Ее сердце бешено колотилось в груди, пока она лихорадочно искала кнопку, ручку… хоть что-то, открывавшее дверь изнутри.

Ничего.

«Окей. Окей. Ты справишься».

Она вернулась к коробке и достала из рюкзака телефон.

«Заперта. Требуется помощь».

Эмма, не мигая, следила за дисплеем мобильного и громко застонала, поняв, что сообщение не отправляется. Сигнала, как назло, не было. Он не мог пройти через несуществующие вентиляционные отверстия.

— Ну, а чего ты ожидала? Ты в ультрасовременной смертельной ловушке!

В ее рюкзаке было несколько пластин С-4, но внутри хранилища не было замка, куда можно было бы их засунуть. Если бы она применила взрывчатку к стальной двери такой толщины, на ней не осталось бы даже вмятины, а вот взрывная волна, вероятно, убила бы ее. Пора было признать, что она оказалась в полной заднице.

Холодный липкий пот градинами потёк по вискам, когда все варианты спасения сузились до одного: копы открывают сейф и препровождают ее в тюрьму. Резко стало нечем дышать. Воздух внезапно показался разреженным и до дурноты удушливым. Эмма намеренно задержала дыхание.

Как долго придется ждать ареста? Отделаться штрафом за кражу было бы идеальным вариантом для данной ситуации. Ну, а взлом с проникновением? И эй, никакого оружия! Первое нарушение!

Эмма с трудом сглотнула, понимая, что ей грозит, как минимум, десять лет тюрьмы.

«Только представь, тебя запрут в крошечной камере на целых десять лет!» — от этой мысли ее сердце учащенно забилось.

«Паника убьет тебя!» — вспомнилась еще одна любимая фраза Майка — неустанно повторяемая им — и принесла небольшое облегчение.

Время шло, но никто не приходил. Ни владелица, ни охрана, ни полиция. Черт, даже Майк не пытался помочь ее. Однозначно, он догадался, что что-то пошло не так.

А когда закончится кислород? Это был лишь вопрос времени. Эмма знала, что ее шансы равны нулю. Ей придётся здесь умереть. Она даже представила потрясенную Люсинду Моури, обнаружившую среди своих бесценных сокровищ ее гниющий труп. С другой стороны, Люсинде в качестве компенсации достались бы ее волшебные туфли.

Что же, черт возьми, произошло? Почему защита хранилища сработала на открытие обычной коробки? Ну, что ж, если суждено сдохнуть в этом проклятом металлическом гробу, то, по крайней мере, стоит взглянуть на документы, ради которых она оказалась в такой патовой ситуации.

* * *

Стараясь не думать о том, как мало у нее осталось времени, Эмма откинула крышку.

Папки не было.

Однако… На дне коробки лежал старомодный хрустальный ключ.

Он был гладким и холодил ладонь, когда девушка взяла его в руку. А выглядел так, словно им можно было открыть дом с привидениями или пиратский сундук с сокровищами. Его головка имела форму жуткого черепа.

— Боже, да это же ключ от всех дверей?! — изумилась Эмма. — Древняя отмычка?! В буквальном смысле…

Боковым зрением она уловила какое-то движение и резко обернулась. На дальней стене появилась деревянная дверь шести футов (прим. 183 см) в высоту и четырех (прим. 122 см) в ширину, украшенная таинственными замысловатыми символами.

— Похоже, у меня галлюцинации, — прошептала девушка.

«Отсутствие свежего воздуха затмило мне разум?! Мне уже мерещится дверь».

Да уж. Последняя пытка перед потерей сознания.

Эмма с трудом доплелась до двери. Легкие нещадно горели, а зрение затуманилось. Она дотронулась до ручки. Та была вполне осязаемой. Реальной. Твердой.

Отверстие под ручкой было той же формы и размера, что и головка у ключа, которым она теперь владела. Ощущая состояние легкого бреда и понимая, что терять ей больше нечего, она вставила ключ в замок. Раздался громкий щелчок, и ручка легко повернулась. На мгновение заколебавшись, Эмма толкнула дверь и, спотыкаясь, вывалилась из хранилища…

* * *

…ЛЕС?!

Эмма жадно вдыхала пьянящий своей чистотой воздух, насыщенный пряным запахом чернозема и изысканным ароматом диковинных цветов, которыми, казалось, было усыпано все вокруг. Ее разум постепенно стал проясняться, и девушка поняла, что все, что она чувствует, — это полное безумие. Она резко обернулась.

Двери не было. Ключ исчез. Только лес и ночь.

«Я умерла! — ухнуло в груди. — И это загробный мир».

Нахмурившись, она огляделась.

Эмма полагала, что в вечности должно быть чуть меньше деревьев и полное отсутствие темноты. Во всяком случае, наличие… ну… золотых пушистых облаков… ласкающей слух музыки арф…

Раздавшийся вдалеке оглушительный звериный рёв выбил почву у нее из-под ног, и она рухнула на землю. Древесная труха впилась в кожу. Ужасающий гул потряс ее до глубины души.

«Окей… Я оказалась совсем в другом месте. Это ад».

И в этой мысли было намного больше смысла. Особенно, если учитывать ее жизненный выбор и профессию. Но опять же, деревья? Деревья были сюрпризом. А где же огонь и сера?

Оглушительный взрыв потряс землю. Адское пламя и смрадный дым взметнулись в почерневшее небо.

— Черт! — Эмма спряталась за деревом размером с бочонок и прикрыла рот рукой.

Вокруг раздавались крики и стоны раненых. Искрились мощные электрические разряды — то звенящие, то затихающие — больше похожие на удары молнии. Чудовищное рычание сопровождало всю эту жуткую и злобную какофонию.

По сравнению с этим местом тюрьма ей теперь казалась раем.

Трое мужчин и две женщины бросились к ней. Они бежали быстрее, чем могли сделать это люди.

«Черт! Черт! Черт!»

Эмма обошла дерево сзади, надеясь убежать от них в другую сторону, но воздух вдруг наэлектризовался так, что все волоски на ее руках встали дыбом. Ярко-желтый луч пронзил воздух, срубая маленькие деревья на своем пути. Разрушительная волна направилась в ее сторону. Теперь понятно, почему эти гигантские люди бежала прочь.

Эмма развернулась и помчалась за ними.

Смертоносный луч, коснувшись ее спины, прорезал водолазку. Его обжигающее прикосновение вызвало такую мучительную боль, что она едва не упала на колени. Годы тренировок помогли сохранить вертикальное положение, но девушка не смогла сдержать болезненного крика. Всплеск адреналина придал ей сил, и она помчалась так быстро, как никогда не бегала прежде.

Впереди нее, примерно в тридцати футах (прим. 9 м), те же пятеро людей стояли с вытянутыми руками и широко расставленными ногами. Их лица были мрачны и свирепы.

«Что за?..»

Из-за смертоносной желтой волны за спиной Эмма не могла повернуть ни влево, ни вправо. Единственный выход — бежать прямо на устрашающих своим грозным видом незнакомцев.

Посреди группы стоял самый мощный мужчина с темными спутанными волосами до плеч. Он пристально смотрел на нее. Его широкие могучие плечи вздымались при каждом вздохе, а огромные бицепсы напряглись и значительно выпирали, выдавая его собранность и готовность к мгновенному действию. Он открыл рот и что-то крикнул, но она едва расслышала его сквозь грохот бьющегося сердца, отдававшегося звоном в ушах.

Эмма замедлилась, но следующий электрический удар толкнул ее в их сторону. Находясь в десяти футах (прим. ок. 3 м) от мужчины, она хорошо видела, как бугрились и перекатывались под кожей его мышцы. Словно змеи в коконе. Невероятно, но на ее глазах его кожа потемнела, нос вытянулся, а уши заострились. Когда же она была почти рядом, мужчина сверкнул самыми большими и острыми зубами, которые она когда-либо видела в своей жизни.

«Человекозверь?»

Во всяком случае, человеком он точно не был.

Девушка быстро взглянула на его спутников, и они тоже оказались огромными оборотнями.

«Я попала в фильм ужасов?! Или это все же ад? Где я?!»

— Беги и прячься, маленькая идиотка, — грозно прорычал зверь.

Он схватил ее за руки — Эмма успела ощутить мягкий мех на его коже — и оттолкнул ее в сторону. А сам бросился в лес, преследуя красный огонёк. Его люди помчались вслед за ним.

Яростные крики были последними звуками, которые услышала девушка. От толчка оборотня она врезалась лицом в огромное дерево и тут же потеряла сознание.