Глава 1

— Ваше приглашение? — темнокожий мужчина в смокинге-тройке протянул руку, не поднимая глаз на Эмму Уотсон.

Охранник с бесстрастным выражением на лице подвергал тщательной проверке каждый протянутый ему пригласительный билет. Так перед Эммой прошло уже больше дюжины посетителей. Все пришедшие в особняк Люсинды Моури на выставку редчайших произведений искусства терпеливо ожидали своей очереди. В конце концов, не каждый день эта знатная дама позволяла кому-либо приблизиться к своей уникальной частной коллекции. Бизнес-леди была достаточно богата, чтобы дать Опре Уинфри возможность заработать свои деньги, но она не была филантропом, как популярная королева ток-шоу.

Эмма изящным движением руки достала из черного шелкового клатча карточку с золотым тиснением и намеренно помахала ею перед лицом охранника, стараясь привлечь его внимание. Когда карие глаза мужчины встретились с ее лучистым взглядом, она мило улыбнулась ему. Он пробежался оценивающим взглядом по ее груди, обтянутой черным кожаным корсетом, по черной пышной юбке до середины бедра и немного задержался на туфлях от Лубутена с четырехдюймовыми каблуками (прим. 10 см), делающими ее ноги длиннее, стройнее и привлекательнее. Без них Эмма была ростом всего лишь пять футов два дюйма (прим. 157 см).

Наконец, взгляд охранника вернулся к ее лицу.

— Приятного вечера, мисс… — он взглянул на карточку в ее руке. — Мисс Джонс.

— И вам того же…

— Роджер.

— Роджер, — Эмма снова обворожительно улыбнулась.

Мужчина покраснел от удовольствия и махнул ей рукой.

Девушка не спеша убрала приглашение обратно в клатч. Ее очередная удача. Все благодаря умению отвлекать внимание. Если бы Роджер посмотрел на карточку более пристально, то заметил бы, что на бумаге не было фактурного «льна», а золотое тиснение было некачественным. Слегка корябнуть пальцем, и оно тотчас бы отшелушилось.

* * *

Эмма достала из сумочки одноразовый телефон и написала:

«Вошла».

Она подхватила с подноса проходившего мимо официанта канапе с омарами-пашот, но пропустила поднос с шампанским — нужно быть начеку. Сейчас от нее требовались быстрота и слаженность действий.

Эмма целеустремленно пробиралась сквозь толпу.

В особняке Моури, в большом зале для приемов, было выставлено несколько потрясающих картин и скульптур, но ни одна из них не привлекла ее внимания. Эмма проникла в этот дом ради одного очень важного трофея.

Люсинда Моури, высокая худощавая блондинка, стояла в центре огромного празднично украшенного бального зала.

«Ах, да, главное событие!»

— Друзья! Мои дорогие любители искусства! Я рада видеть вас сегодня в своем доме. Я приготовила для вас восхитительную экспозицию. Не стесняйтесь, у вас будет достаточно времени познакомиться с ней и рассмотреть все до мельчайших подробностей. Думаю, вы найдете её завораживающей, — она театрально подняла руки, изящно вытянула пальцы и сделала ими по воздуху плавно-скользящее движение.

В тот же миг со сводчатого потолка посыпались голубые, розовые и желтые шарики конфетти. Люсинда изысканно поклонилась, а присутствующие в зале роскошные красотки из модельного мира, холеные светские львицы в шикарных нарядах, богатые франты и солидные олигархи начали бурно аплодировать, приветствуя радушную хозяйку.

* * *

Эмма внимательно следила за происходящим и выжидала удобный момент, чтобы незаметно проскользнуть на второй этаж. Ей пришлось отбиваться от назойливого внимания нескольких мужчин, пытавшихся флиртовать с ней, и все же она сумела благополучно добраться до заветной лестницы. Девушка аккуратно обошла красный канат заграждения и быстро взбежала по ступеням, покрытым ковром.

Ненадолго задержавшись в небольшом закутке на лестничной площадке, она сбросила мешавшие теперь каблуки и, держа их в руках и стараясь двигаться бесшумно, стремительно помчалась на третий этаж. Согласно чертежам особняка, именно там находилось хранилище Люсинды. Из него и нужно было украсть папку с документами.

«Бумажными?! Пф, как старомодно!»

Возможно, это какой-то корпоративный шпионаж. Но ей-то какая разница? Клиент заплатил команде за эту работу два миллиона! Конечно, модульное хранилище с электронной панелью управления и системой проверки крови было нелегко взломать. Но всезнающий и вездесущий Майк Бана, ее начальник и наставник, сумел заполучить и то, и другое. Как только она будет готова, он зациклит камеру видеонаблюдения и, используя свои хакерские навыки, отключит датчики движения.

Эмма нырнула в ванную, находившуюся через две двери от кабинета, в котором и был установлен модульный сейф. Сегодня ночью охрана особняка будет слишком занята наблюдением за бесценными произведениями искусства и большим числом приглашенных. Это давало девушке небольшое послабление. Можно было спокойно переодеться.

Эмма быстро сняла жесткий корсет и с облегчением выдохнула. Затем с наслаждением сделала глубокий вдох. Она натянула черную эластичную водолазку с длинными рукавами. Не очень комфортная, но весьма гладкая — никакого риска случайно зацепиться за что-то. Расстегнула юбку и положила ее на раковину, собираясь использовать ее как сумку. Затем раскатала по ногам черные леггинсы, которые были до этого собраны на бедрах, и спрятала дорогие дизайнерские туфли в карман «сумки».

Из того же кармана девушка достала пару тонких черных балеток. Они были мягкими и абсолютно не скользили — идеально для ее работы.

Оставался последний штрих.

Эмма сняла темно-рыжий парик, спрятала его в сумку и достала легкую маску, сделанную специально для секретных операций. Ткань была разработана из смеси особого полиэстера, чтобы голова спецагента не потела. Девушка аккуратно натянула маску на заколотые волосы, стараясь не растрепать их, и расправила ее на шее поверх высокого ворота водолазки.

Майк никогда не подводил ее там, где дело касалось системы видеонаблюдения, и все же стоило подстраховаться — чтоб потом не сожалеть. Эмма достала из клатча небольшую пистолет-отмычку и вернула сумочку на место. Вывернув юбку наизнанку, она застегнула несколько молний, защелкнула пару клепок, и довольно объемная «сумка» превратилась в небольшой рюкзачок.

* * *

Держа в руке отмычку, Эмма написала:

«Готова».

«Вперед!», — ответил Майк.

Девушка закинула рюкзак за спину и с опаской выглянула в темный коридор. Неслышно скользнув вдоль стены, она без проблем добралась до кабинета Моури. В двери был простой тумблерный замок, и девушка оказалась внутри меньше чем за пять секунд. Не ее рекорд, но все же — это было довольно быстро.

Ее взгляд скользнул по шестифутовому (прим. 183 см) письменному столу с кожаной столешницей и зафиксировал местоположение широкого балкона — путь к отступлению.

В кабинете также имелся роскошный гостиный уголок: шоколадно-коричневый бархатный диван с высокой спинкой и два шикарных кресла. На ближайшей к девушке стене висело несколько дорогих картин в рамках. Особо выделялась картина маслом Пабло Пикассо, которая даже в самый неудачный день стоила, как минимум, сто миллионов долларов. Дальняя стена была вся заставлена книжными полками. За ними-то и скрывалось нужное ей хранилище.

Эмма спрятала отмычку в рюкзак и взяла в руку маленький пузырек с кровью, висевший на цепочке в ложбинке между ее грудями. Была надежда, что тепло ее тела достаточно его согрело, и это позволит легко обмануть сенсоры.

Подойдя к средней полке и просмотрев все стоявшие там книги, она нашла «Искусство войны» Сунь-цзы и рывком дернула ее на себя. Книга выскользнула на четыре дюйма (прим. 10 см), и Эмма услышала серию щелчков и последовавший за ними тихий скрежет, когда книжная полка выдвинулась, открывая вход в хранилище.

«У двери», — написала она.

«Отлично! — незамедлительно ответил Майк. — В зале чисто. Сигнализацию отключил».

Панель управления представляла собой девятизначный сенсорный дисплей со сканером крови у основания. На экране ритмично мигали два красных огонька.

«Время! Пора идти, — подумала Эмма. — Пусть всё будет легко».

Она набрала известный ей код, молясь, чтобы Моури не изменила его. Первый огонек загорелся зеленым. Есть! Затем отвинтила пузырек с капелькой крови и, вытряхнув ее на палец, прижала к сканеру.

— Ой! — вскрикнула от неожиданности девушка, когда что-то укололо ее. Она отдернула руку и успела заметить, как крошечная игла втянулась в консоль. — Какого хрена? — она оторопела. Она же чётко следовала инструкциям Майка?! Возможно ли, что он получил неверную информацию? Майк вырастил ее, он не мог подвести. Это было первое недоразумение за все время их знакомства.

Эмма рваным движением вытерла окровавленный палец о леггинсы, и, когда зажегся второй зеленый свет, нервно выдохнула. Если не считать непредвиденного укола, то все шло как надо.

Подойдя к двери хранилища, она повернула с незначительным усилием солидную цилиндрическую ручку. Тревожное предчувствие ледяными мурашками пробежало по спине. Эмма постаралась успокоиться, сделав глубокий вдох, и сосредоточилась на предстоящей задаче.

Сомнения и беспокойство — прямой путь в тюрьму. Майк в первую очередь научил ее этому. Собравшись с духом, она вошла в комнату размером двенадцать на двенадцать футов (прим. 4x4 м).

* * *

Стены хранилища были облицованы трехдюймовой (прим. ок. 8 см) сталью, а само помещение не имело ни единого вентиляционного отверстия. Две стены представляли собой сплошные полки, уставленные различными произведениями искусства. Задняя же стена была гладкой и абсолютно пустой, что казалось довольно странным. Большинство людей, особенно олигархи, были крайне практичны, когда дело касалось их домашних сейфов. Речь шла о том, чтобы для хранения ценностей использовать всю полезную площадь. Так почему же эту стену не использовали?