Глава 5. Кураре

На закате дня, попрощавшись с итальянцами и сев в автомобиль, Росс с Глюкенау вернулись в миссию. Там, после ужина, за чашкой душистого кофе с коньяком и сигарами, полковник конфиденциально сообщил капитану 1 ранга еще об одной цели своего визита.

— Как мы вынуждены с сожалением констатировать, — сказал он, — война приобрела затяжной характер. И в этих условиях мы обязаны противопоставить врагу не только боевую мощь вермахта и кригсмарине, но и диверсионные возможности нашей разведки. Во вражеском тылу «абвер» создал серьезные агентурные позиции и разветвленную сеть резидентур, перед которыми в настоящее время поставлена задача физического устранения политических руководителей и высших военачальников, противостоящих нам стран.

По имеющимся сведениям, в конце этого года в одном из ближневосточных государств, в режиме строгой секретности, готовится встреча лидеров России, США и Великобритании. И по личному указанию фюрера, мы готовим операцию по их ликвидации. Для этого задействованы лучшие силы разведки и имперской службы безопасности. Мне поручено доставить в их распоряжение, для оснащения наших агентов-боевиков, яд кураре. Надеюсь, вы слышали о таком?

— Безусловно, — ответил Глюкенау. — Но что это такое, представляю довольно смутно.

— В таком случае, я вас немного просвещу.

Кураре является одним из сильнейших ядов, растительного происхождения и применяется индейцами Южной Америки для охоты и ведения войны. Проникая в кровь с наконечника пущенной в жертву стрелы, он вызывает мгновенный паралич мускулатуры и дыхания, завершающийся смертью. Для изготовления яда индейцы используют различные виды тропических растений и их компоненты. В Европу рецепт кураре доставили в 1745 году из Перу, французы. Впоследствии, в 1938 году, американцы определили растение, из которого возможно приготовление наиболее сильного яда, назвав его «Chondrodendron tomentosum». Растение произрастает на территории западной Амазонии. Это крупная лиана с сердцевидными листьями, стебель которой достигает восьми сантиметров в диаметре. В пору цветения она покрыта гроздьями мелких белых цветов, на месте которых вызревают небольшие ягоды.

Располагая необходимыми рецептурой и сырьем, мы произвели кураре в лабораторных условиях и испытали полученный яд в концлагерях. Однако его поражающие факторы оказались несопоставимыми с кураре, который готовят индейцы. В связи с этим, руководство, в лице Кальтенбрунера и Канариса, поручило мне добыть его с вашей помощью у дикарей, причем любыми средствами, после чего переправить в Берлин. От этого зависит исход стратегической операции. Я надеюсь, вы понимаете важность задания, Людвиг? — доверительно наклонился Росс к Клюгенау.

— Безусловно, Гюнтер. Но это достаточно рискованное предприятие. Индейцы сельвы[40] воинственны и коварны. Тем более что при строительстве базы, в целях безопасности нам пришлось уничтожить одно из проживавших в этих местах племен. Впрочем, мы можем обратиться за помощью к пастору. Райнике возглавляет эту миссию много лет, возвращая дикарей в лоно святой церкви, и пользуется у них определенным авторитетом. К тому же он фанатично предан Рейху.

— Что ж, это дельное предложение, — согласился Росс, — и на то были причины. Пастор, как и его родители, переселившиеся в Бразилию из Польши в конце прошлого века, давно и успешно сотрудничал с германской разведкой, формируя в этой стране «пятую колонну» из числа эмигрантов и обращенных в христианство индейцев, а заодно «присматривал» за ходом испытаний на базе. Глюкенау, естественно, об том не знал.

— В таком случае, побеседуем со святым отцом, — сказал он и позвонил в стоящий на столе изящный колокольчик.

Через минуту дверь кабинета бесшумно открылась и на пороге появилась монахиня.

— Марта, пригласите, пожалуйста, к нам пастора, — обратился к ней капитан 1 ранга.

— Слушаюсь, — наклонила та голову и исчезла.

— А каков персонал сотрудников миссии? — поинтересовался Росс.

— Он совсем небольшой. Пастор, три монахини, врач и повар. Все постоянно живут здесь. Продукты питания, медикаменты и почту для миссии, доставляет сюда по реке Крюгер. Через него же Райнике навещает своих католических патронов в Рио и Манаусе.

Разговор собеседников прервало появление пастора.

— Святой отец, — обратился к нему Глюкенау, когда тот уселся в кресло, — нам нужна Ваша помощь в одном важном деле.

— Я всегда к вашим услугам господа, — смиренно произнес Райнике, перебирая в руках янтарные четки.

— Вы давно живете в этих местах и, насколько мне известно, пользуетесь уважением местных аборигенов, — продолжил капитан 1 ранга.

— В некотором роде да, — кивнул головой пастор.

— А также знаете их образ жизни, обычаи и культы.

— Это часть моей работы.

— В таком случае скажите, что вам известно о яде кураре, которым пользуются дикари для войны и охоты?

— О! — воскликнул Райнике, — это чудовищное орудие убийства. В свое время, в этих местах от кураре погиб мой предшественник. А несколько лет назад, при посещении одного из племен араваков, я наблюдал, как этот яд готовил местный знахарь.

— И каким образом это делалось? — заинтересованно спросил Росс.

— Знахарь варил его на огне из измельченных корней и стеблей какого-то растения, добавляя туда кровь лягушек и непрерывно помешивая кипящую массу. Когда яд был готов, он представлял из себя темную густую жидкость со смолистым запахом. Ею смазывалисьминиатюрные стрелы, которые индейцы выдувают из полых трубок во время охоты.

— Наших ученых очень интересует этот яд, святой отец, мне поручено его отыскать и доставить в Берлин, — сказал Росс. — Это очень важно.

— Я понимаю вас полковник и готов помочь, но нужна экспедиция в джунгли. Людвиг, вы дадите мне нескольких солдат?

— Безусловно, — ответил Глюкенау. — Сколько человек нужно?

— Достаточно пятерых, хорошо подготовленных и более-менее знакомых с сельвой.

— В таком случае это будет Ланге со своими людьми. Они воевали в Африке.

— Ну что ж, — согласился Райнике. — Это меня вполне устраивает.

— А сколько дней продлится экспедиция? — поинтересовался Росс.

— При благоприятном исходе около недели.

— В таком случае, пастор, я тоже пойду с вами. Вы не против?

— Как сочтете нужным, полковник, — бесстрастно произнес Райнике, — вы наш гость. Но это путешествие далеко небезопасно.

— Да, Гюнтер, я согласен со святым отцом, — поддержал Клюгенау пастора. — Джунгли Бразилии не лучшее место для прогулок.

— Ничего господа, мне приходилось бывать в местах и похуже, — пыхнул сигарой Росс.

— В таком случае, позвольте мне покинуть вас, чтобы отдать нужные распоряжения своим людям, — встал Райнике, неспешно перебирая четки.

— Да, святой отец, — кивнул Глюкенау. — Когда думаете отправляться?

— Завтра утром, от здания миссии. И пришлите ко мне, пожалуйста, Ланге. Мы оговорим кое-какие вопросы.

— Хорошо, — благосклонно кивнул головой Глюкенау. Он будет у вас через несколько минут…

Ранним утром, когда первые лучи солнца забрезжили над бесконечным морем туманной сельвы, небольшой отряд двинулся в путь. Помимо пастора с Россом и Ланге с пятью солдатами, облаченных в армейское хаки и тяжелые ботинки, в нем были три босоногихиндейца в набедренных повязках и с орлиными перьями в волосах. Один — в наброшенной на плечи леопардовой шкуре, шел впереди, а его соплеменники, с кладью на спинах, замыкали шествие. Европейцы, исключая Райнике, были вооружены шмайсерами и парабеллумами в кобурах, а индейцы луками и копьями. Кроме прочего, все имели при себе острые мачете.

— Насколько я понимаю, святой отец, — кивнул Росс на шедшего впереди высокого индейца, — этим парням можно доверять?

— Безусловно, — улыбнулся пастор. — Они обращены мною в христианство и вполне безобидны.

— По их виду этого не скажешь, — хмыкнул майор, — очень уж зверские рожи.

— Что делать, полковник, такими этих людей создал господь.

— Мы идем к их племени?

— Нет. Эти люди из племени гуарани. Они живут в селении, расположенном за каскадом водопадов, в десятке километрах от миссии. Выращивают маниок, занимаются охотой и рыбалкой. Следующий впереди проводник — их вождь Акарая, мой крестник и друг. Несколько лет назад я вылечил от болезни его дочь.

— Так почему бы у него и не получить нужный нам яд?

— Гуарани довольно мирный народ и его знахари готовят яд только для охоты на птиц и мелкую дичь. Рецепт же кураре для военных целей, известен лишь жрецам более диких племен, которые живут в нескольких переходах к северу. К одному из таких мы и идем.

— И что же это за племя?

— Тукано. Они проживают небольшими группами и достаточно агрессивны. По словам Акараи, жрецы этого племени готовят наиболее смертоносный яд, рецепт которого передается из поколения в поколение. Несколько лет назад гуарани помогли тукано в войне с карибами и Акараи надеется на теплый прием. К тому же, по его совету я приготовил для старейшин тукано и их жен подарки. Во вьюках у индейцев — носильщиков пять винчестеров, ром и масса блестящих побрякушек.

— Дикарей интересует огнестрельное оружие?

— Для воинственных тукано это самый желанный подарок, взамен которого мы с Акараи и надеемся получить у них кураре. Причем только яд, но не рецепт его приготовления. Это бесполезно.

— А если все-таки попытаться, захватив жрецов в плен и доставить их на базу? Там, я уверен, они бы у меня заговорили.

— Вы плохо знаете индейцев, — вздохнул Райнике. — В этом случае мы бесследно исчезнем в джунглях. К тому же, Гюнтер и это вам известно, я здесь для того, чтобы использовать аборигенов в интересах Рейха. И, смею вас заверить, в этом направлении сделано немало. Обращенные в христианство дикари надежно охраняют нашу базу от появления нежелательных гостей, и в первую очередь английских коммандос[41], а, кроме того, из них можно готовить уникальных диверсантов для этих мест. С вступлением Бразилии в войну, Германии совсем не помешает «пятая колонна» в джунглях. Не так ли?