9. Изумрудный сон

9. Изумрудный сон

Было холодно, и я зашла в торговый центр. Народу было видимо-невидимо. Все столики в кофейне на первом этаже были заняты, пришлось подняться на второй. Передо мной оказалась чашка доверху наполненная горячей молочной пеной. Я вдохнула терпкий аромат кофе. Вот оно, счастье.

Когда я дома впервые села за компьютер, ничего не произошло. Только стихло все на кухне. Я знала, что мама напряженно вслушивается и ждет, что же будет дальше?

Компьютер тихо жужжал. Не знаю, сколько времени я просидела, не сводя взгляда с одного-единственного ярлычка на рабочем столе.

Я запустила браузер и ввела логин и пароль от своей почты. С чего-то ведь стоило начинать? Среди прочего спама я заметила письмо от некоего Артема. Это не мог быть тот самый Артем, наверняка, какая-то реклама. Я навела курсор и посмотрела на обратный адрес: филимон-собачка-мэйл. ру. Кажется, я забыла, как дышать.

В письме не было ни одного слова. Только двенадцать цифр и букв. Код для Варкрафта, тайм-карта.

Сказав маме, что пойду прогуляться, я выбежала из дому. Прошедший дождь заметно охладил весеннее буйство. Черт возьми, почему я не ввела код? Могла ведь уже зайти в игру. Наверное, там Артем и остальные собрались на крыше банка Оргриммара, ждут меня. Нужно бежать домой… Но я шла вперед и дорога вывела меня к торговому центру. Я крепче перехватила ручку кофейной чашки, как если бы меня уносило течением, а это было моим последним спасением.

Но ведь выбор прост и не стоит так ломать голову. Нужно ввести код хотя бы для того, чтобы зайти и удалить персонажа.

«Ага, как же», — злобно ответила я сама себе. Я не могла удалить эльфийку, с которой было потеряно столько драгоценного времени. Я признавала, что время было утрачено понапрасну, но по-прежнему трусила. Зачем Артем устроил эту проверку? И куда он, черт возьми, сам запропастился?

Кто-то громко и бесцеремонно кашлял рядом. Я в раздражении подняла глаза.

— Хвала Свету, — сказал Делавер. — Заметила, наконец. Я весь искашлялся.

С невозмутимым видом он сел рядом, заказал чай у подбежавшей официантки.

— Ты как здесь оказался? — спросила я.

— Позвонил тебе домой, пообщался с твоей мамой. Она, кстати, очень волнуется, что ты не взяла с собой мобильный, — вполне буднично сообщил он мне.

— А номер мой ты откуда узнал? Это, похоже, ни для кого не секрет. Один шлет письма, другой преследует по пятам!

— Кто шлет письма? — сузив глаза, спросил Делавер.

В конце концов, ему-то я могла пожаловаться. Даже был шанс, что он поймет меня.

— Артем, — буркнула я. — Код для Варкрафта прислал.

Делавер изменился в лице.

— Так ты не предавал нас? — спросила я невпопад.

— Нет, не предавал, — рассеяно ответил он. — Артем ничего не написал?

— Ни слова. А должен был?

— Нет. Но мог написать много лишнего только, чтобы насолить мне. Знаешь, наверное, пора рассказать тебе обо всем. Ты никуда не спешишь?

Дождавшись моего кивка, он спросил:

— Зачем приезжали журналисты, знаешь?

— Нет.

— Тогда слушай. Мы с Артемом начинали играть вместе. Вместе создавали нашу гильдию, набирали игроков и водили в рейды. Мы были не разлей вода. Я главный хилер, он главный танк. Когда стали открываться русские сервера, я первым сказал, что нужно переезжать. Артем был не согласен. Я говорил, что своими действиями он только развалит гильдию. В конце концов, я трансфернулся первым и из принципа стал играть за Альянс. Артем не простил мне этого. Смешно звучит, да? — Делавер хмыкнул. — Обида осталась, даже когда мы по иронии судьбы встретились в застенках Черного Храма. Оба доигрались.

«Единственный хиллер был и того ты потерял», — сказал тогда Паша Артему. Артем, как глава гильдии, потерял единственного главного хиллера не тогда, когда он вышел из палаты психической больницы, он потерял его много лет назад, когда отказался переезжать с ним на другой сервер. И Паша до сих пор ставил это в вину Артему. Воистину сумасшедшие люди!

— Артем бредил побегом, — продолжил Делавер. — И рано или поздно он заразил и меня этой мыслью. Но я не соглашался на придуманный им план. Этот загадочный план Артема! Знаешь, в чем он состоял? Артем очень много времени проводил в карцере, но ни кому не казалось это подозрительным. Он специально выводил из себя врачей и медсестер, огрызался санитарам, но Паша списывал это на горячность характера. И все верили. А в один из своих первых визитов в карцер он отодрал мягкую обшивку стен и увидел маленькое окошко, заколоченное фанерой. Очень много времени ушло на то, чтобы научиться контролировать себя, когда тебе колют двойную дозу транквилизаторов. Но у Артема было дьявольски сильное здоровье. Он научился и этому. Артем не собирался помогать бежать всем вам. Ему всего-то нужно было, чтобы в нужный день вы отвлекли санитаров, Шахраз, всех кого только сможете, от него самого, заключенного в карцере. Он сам выбрал этот день, а вы повелись.

— Артем сбежал? — тихо спросила я. — В тот день, когда мы….

Я снова увидела избитых санитара и медсестру, перепуганного Пашу, Валеру с горящими простынями.

— Да, — просто ответил Делавер. — Этого никто не заметил, как он и рассчитывал. Еще бы, в той суматохе.

— Но Паша… Они ведь были заодно?

— Артем никому не прощал ошибок. После исчезновения Артема из игры, что сделал Паша? Взялся за управление гильдией? Может, стал сам водить рейды? Нет, ничего этого он не сделал. Он перевелся в топовую гильдию и спокойно продолжил играть. Артем не простил ему этого поступка, для него гильдия была всем.

— Почему?… Почему он не высказал все Паше?

— Зачем? — пожал плечами Делавер. — Высказав все, Артем настроил бы его против себя. А посвящая его в свои планы — пусть даже ложные, Артем был уверен, что Паша возьмет роль лидера на себя, если его не будет рядом.

— Но ты? Если ты все знал, то почему не остановил нас? Пострадали люди, потому что ты промолчал!

— У меня был свой план, который для прямолинейного Артема казался слишком хитрым. Хотя мы ненавидели друг друга, ничто не мешало нам обсуждать планы друг друга.

— Планы, планы, планы! Чертовы планы! Там люди пострадали, слышишь? Я до сих пор не знаю, живы они или нет. Нас всех чуть не убил этот псих Валера, а ты так спокойно рассуждаешь!

— Вы все на свободе только благодаря мне. Ты и десятки ни в чем не виновных людей, которые сходили с ума в том месте, где их должны были неизвестно от чего лечить! Ты знаешь, что вам всем колола Шахраз? Экспериментальное лекарство! Даже Иллидан не знал об этом.

— Тогда в карцере? Мне тоже?

— Да! Тебе и многим другим!

Я замолчала. Делавер глубоко вздохнул.

— Я не знал об этом лекарстве, когда стал втираться Шахраз в доверие. Это было давно, почти сразу после того, как я попал туда. Но однажды она пожаловалась, что ее компьютер страшно тормозит, а я предложить посмотреть. Это было моей первой маленькой победой и только началом большого пути, который оказался слишком сложным для Артема. Я не мечтал сбежать. Я хотел закрыть всю клинику, чтобы освободить всех, как бы пафосно это не звучало.

— Закрыть клинику? — повторила я эхом. — Разве тебе удалось закрыть клинику?

Делавер долго не отвечал.

— Да. Мне это удалось.

Мое сердце перестало биться.

— Как? — прошептала я.

— Я старался быть возле компьютера Шахраз почти все время — находил какие-то вирусы, неправильные программы. И завел в Сети блог. Да, так просто. Я написал всю правду, что пишу из сумасшедшего дома, что нас лечат неправильно, что нельзя принудительно лечить от игромании. Тогда я еще не знал об экспериментах Шахраз. Но даже когда узнал, долго держал это в секрете. Мой блог очень быстро стал невероятно популярным, журналисты даже пытались брать у меня виртуальные интервью. Я выжидал. Когда я собрал все доказательства, я выложил это в Сеть. Прошло несколько дней, но никакой реакции не было. Я думал все пропало, но потом начались беспорядки и уж на них-то журналисты слетелись как мухи. Бедный Иллидан, он действительно ни о чем не знал, но теперь ему предстоят долгие судебные разбирательства. Для Шахраз с доказательствами, которые я собрал, все пройдет быстрее. Пациентов клиники проверили по всем стандартам общей психологии и у редких единиц нашли действительные отклонения. В том числе у дочери Иллидана, Насти. Ее уже перевели в специальное заведение.