Глава 1

Маттиас

Сегодня я убью этого человека. Я пообещал своему клану, что отомщу за увечье Акселя и убийство его пары, и вот я приехал сюда на Тихоокеанское побережье, хотя предпочёл бы быть дома в Стокгольме, наслаждаясь жизнью, а не скрывать вампирскую природу. Но мой долг - отомстить за пару Акселя, Луну. Я его не подведу.

Ветер шелестит листьями, и на каждом шагу под ногами хрустят сухие, ломкие ветки. На мгновение чувства накрывает зловоние разложения от стоячего пруда, смешиваясь с запахом древесного дыма в воздухе. Я заставляю себя контролировать и концентрировать внимание. Не могу позволить окружающей обстановке затмить намеченную цель.

К моей жертве присоединяются ещё два человека, и теперь я слышу три сердцебиения. Судя по запаху пива, мои догадки подтвердились. Тот, кого я ищу уже вышел из игры. Охотники должны быть быстрыми, с отличной реакцией и опасными. Эти двое небрежны, а моя цель уже подшофе. Всё упростилось до состояния прогулки в парке.

- Принёс? - спрашивает один тонким голосом. У него начинается ломка, я чувствую её приближение по биению его сердца.

- Я же говорил, что больше не употребляю. Только выпивка и сигареты. Наркота сильно мозг туманит, а у меня есть работа.

Третий парень смеётся, затем, судя по тому, что мне видно сквозь кусты, садится на упавшее бревно и затягивается сигаретой.

- Держу пари, ты продолжаешь думать, что вампиры реальны. У тебя крыша поехала. Может нам стоит запереть тебя в психушке.

Охотник рычит, его злость витает в воздухе.

- Верь, во что хочешь. Я не стану опять объяснять принципы своей работы.

- Блин, чувак, ты грузишь.

Я чуть сдвигаюсь, и грёбаный сурок выскакивает из куста передо мной. Он бежит и громко шуршит листьями, привлекая внимание к моему местоположению, и я делаю всё возможное, чтобы слиться с темнотой.

Охотник оглядывается через плечо, и я прячусь в тени деревьев. Люди не могут меня увидеть, тем более знать, что я здесь. Может, охотник и пьян, но всё же он - охотник. Если я недооценю его, подвергну себя риску.

- Пошли, - говорит он. - Уйдём из этого чёртового леса и посмотрим, какие неприятности можем устроить, прежде чем мне выйти на другую работу.

- О, я знаю. Я уже несколько недель смотрю на одну красотку. Выясним, может ли она веселиться.

Мне всё равно, кто это сказал, потому что они выйдут на публику. А убить охотника в центре города я не смогу. Я мог бы уничтожить их всех, но гарантий, что охотник не станет отбиваться, нет. Уверен, по крайней мере, один кол один держит при себе, а, возможно, и серебряный клинок. Нужно застать его врасплох, а сейчас моё прикрытие, вероятно, раскрыто. Он слишком торопится уйти. Чёрт.

Я позволяю им добраться до опушки леса - отвратительный запах их немытых тел становится всё слабее - затем следую за ними.

Сегодня он умрёт.

***

Лейни

- Большой карамельный мокко с взбитыми сливками и черничной булочкой. Что-нибудь ещё? - спрашиваю я, протягивая заказ через стойку. Запахи тёплой карамели и черники наполняют воздух, и я позволяю им успокоить напряжение... Хотя бы на мгновение.

- Я же просила без сливок, - возражает женщина, корча мину. - Вы, баристы, хоть что-то можете сделать правильно?

Я внутренне съёживаюсь. Очередь уже тянется за дверью, а я совсем одна, потому что мой единственный сотрудник снова больна. Ропот людей в очереди заставляет меня произнести:

- Простите, я уберу сливки.

Она фыркает и качает головой.

- Я и так уже опаздываю.

Затем разворачивается на каблуках и уходит.

Никаких чаевых.

И так весь день. С самого рассвета я ношусь колбасой, и к шести часам вечера вымотана. Я пересчитываю кассу, кладу депозит в сейф и мою кофейню, пока она не заблестит. Когда я выхожу на улицу, уже стемнело, и холодный воздух Тихоокеанского Северо-Западного вечера навевает холод. С каждым выдохом изо рта вырываются облачка пара, и я засовываю руки в карманы шерстяного пальто, пытаясь согреться. Городок в стиле Скандинавии, где я живу, уже затихает. Сейчас слишком рано для завсегдатаев пивоварни и слишком поздно, чтобы небольшие кафе оставались открытыми. Но в эти выходные? Городок будет забит туристами, которые приедут посмотреть на знаменитые исторические достопримечательности.

- Парни, глядите-ка, кто тут у нас, - раздаётся скрипучий голос из проулка, мимо которого я иду. Чёрт. Я роюсь в сумочке в поисках перцового баллончика, когда от нехорошего предчувствия волосы на затылке встают дыбом. - Вот она, наш лакомый кусочек. Спорим, она несёт целую сумку чаевых из кофейни. - Слова парня пронизаны смесью насмешки и отчаяния.

Бросив взгляд через плечо, я вижу двух мужчин - грязных и, вероятно, ещё под кайфом.

- Оставьте меня, - говорю я, продолжая искать баллончик. Но в голове всплывает картинка вещей на кровати, которые я перекладывала из старой сумки в новую, и ужас скручивает кишки. Дерьмо, дерьмо, дерьмо.

- Думаю, мы не пойдём по этому плану, дорогая. Считаю, тебе стоит подойти к нам и повеселиться.

Я иду дальше, громко стуча каблуками по тихой улице, но чувствую их спиной. Затем из-за угла передо мной появляется третий парень в низко надвинутой на лицо кепке. Я оказываюсь зажатой. От запаха пива и сигарет меня начинает тошнить.

- Прошу, заберите деньги, а меня оставьте в покое.

Я отлично помню слова моего самого первого босса о магазинных ворах и кражах с взломом. "Дай им то, что они хотят, и уходи. У нас есть страховка, а тебя вернуть мы не сможем". Я достаю коричневый бумажный пакет со скудными чаевыми и протягиваю его парню передо мной, но двое других уже слишком близко и мне страшно.

- Думаю, мы возьмём не только деньги. Каждый день ты дразнишь нас этими вырезами на кофтах.

У меня сводит желудок, когда я понимаю, что это парни, которые каждый вечер тёрлись на углу кофейни. Они следили за мной, ждали вечера, когда я окажусь одна.

- Мне это не интересно, - говорю я, пытаясь протиснуться мимо, и все трое сразу меня хватают. Я кричу, но мне закрывают рот руками, пахнущими табаком, и тащат в переулок. Я скольжу подошвами по грязи, пытаясь сопротивляться, но лишь падаю на колени, ударяясь о холодный и мокрый асфальт.

- Встань, сука. Нам нужно развлечься.

Я вскакиваю, а боль пронзает плечо. Когда один из них лижет мне шею, я не могу сдержать крика. Меня трясёт от отвращения, а по щеке катится слеза.

- Если хочешь, чтобы руки остались при тебе, лучше отпусти леди, - доносится глубокий мужской голос, но я не вижу обладателя этого голоса из-за мужчин, держащих меня. Надежда расцветает в груди, мысль о том, что кто-то пришёл на помощь схватывает сердце и не отпускает. Один из парней отпускает меня и идёт к незнакомцу. Я вижу своего спасителя - высокий и широкоплечий, похожий на ангела мщения с золотыми волосами, сияющими как нимб в свете уличного фонаря. Этот мужчина спасёт меня.

- Ты кем себя на хрен возомнил? - спрашивает напавший на меня, подходя ближе к спасителю.

- Тем, кто здесь и сейчас с тобой покончит.

Мужчина бросается на моего спасителя, но его отшвыривают к стене с такой силой, что окно над ним трескается. Мой противник падает без сознания, возможно он даже умер, а двое тех, кто держит меня, испускают проклятия. Я извиваюсь, отчаянно пытаясь вырваться. Всем своим весом я наступаю одному на ногу, а как только он разжимает хватку, поворачиваюсь и ударяю основанием ладони по носу второму. Нападающие стонут от боли, но отпускают меня и сбегают. Мой спаситель не бежит за ними, а останавливается рядом со мной. У меня дух перехватывает от красоты его лица. Идеально точёные черты, голубые глаза - именно так я представляла себе нордического принца.

- С-спасибо. - Из-за адреналина я заикаюсь.

- Вы в порядке? - Он протягивает мне руку, и я её принимаю. Моя ладонь исчезает в его огромной руке, и от прикосновения по телу пробегают искорки.

- Теперь да. Я так рада, что вы пришли.

Я всё так же дрожу, а он не отпускает меня.

- Вы живёте поблизости?

- Я шла к машине, которая стоит не так далеко.

- Я провожу вас, чтобы убедиться в безопасности.

Я смеюсь и поднимаю взгляд вверх... всё выше и выше...

- Господи, а вы высокий.