Да уж, на роль лекаря и по совместительству наставника, этот мужчина никак не подходил. Тогда кто он и что тут делает? – мысленно спрашивала я у себя, осторожно присаживаясь на предложенное кресло, стараясь даже случайно не коснуться молчаливого незнакомца.

Руки холодели от волнения и неприятного чувства пристального взгляда из-под капюшона. Помня о правилах этикета, терпеливо ждала, когда же мне соизволят представить гостя. Стараясь ничем не выдать своего волнения, выпрямилась и выжидательно посмотрела на директрису. Едва слышный хмык со стороны мужчины немного выбил из равновесия.

– Ну что же, раз все в сборе приступим, – не стала больше медлить леди Энрика.

Я даже рискнула посмотреть на гостя, дабы убедиться, что мне не померещился его воинственный вид. И в этот самый момент мужчина решил сбросить капюшон, открывая моему взору не очень приятное зрелище. По его издевательской ухмылке я поняла, что сделал он это специально. Видимо хотел посмотреть на мою реакцию, да только не учёл, что благодаря нашему кинематографу я и не такое видела.

Да и ничего такого уж ужасного не было. Просто правая половина лица была очень густо покрыта своеобразной чёрной татуировкой, а глаз был полностью чёрным, без белка и зрачка. Смотрелось довольно жутко. Переплетение длинных отростков, разной толщины и размера было похоже на корневую систему дерева. К тому же из-за выпуклости узора создавалась иллюзия, что эти отростки-корни живые, существующие сами по себе.

Вторая половина лица, словно в противовес, поражала необычной красотой. Правильные черты лица, мужественный профиль и ярко синий глаз, который словно бы светился на фоне смуглой кожи. Традиционно тёмные волосы с каштановым отливом были заплетены во множество тонких косичек, в причудливом плетении собранные к низу в общую косу. На висках я заметила несколько светлых прядей, что выглядело странно.

Пока я невозмутимо рассматривала мужчину, переборов первое чувство неприязни, его мимика изменилась. Вместо ехидного оскала, появилось выражение искреннего удивления, что совершенно выбивалось из образа грозного воина. Я же, почувствовав неожиданное спокойствие, даже чуть улыбнулась недоумевающему провокатору. Это стало ошибкой, мужчина тут же словно закрылся от меня маской холодного превосходства. Грозно нахмурившись для пущего устрашения.

– Итак, уважаемый магистр ди Дангатар, разрешите вам представить лэри Эмилию, вашу будущую подопечную, – с лёгкой улыбкой наконец-то представила нас директриса.

– Для начала, я хотел бы услышать ответ на свой вопрос, который задал вам перед появлением лэри, – проворчал магистр, продолжая хмуро сверлить меня взглядом.

– Думаю, будет правильнее, если ответ вам даст сама Эмилия. Всё же это её решение и согласие в любом случае должно быть озвучено при свидетелях, – согласилась с просьбой ди Дангатара леди Энрика.

– Итак, лэри Эмилия, согласна ли ты принять на время обучения мою защиту? Готова ли ты подчинятся и следовать установленным договором правилам? – сверкая левым глазом торжественно произнёс магистр.

– Согласна, – без колебаний ответила я, уверенно посмотрев на мужчину.

Перед нашими лицами повисли два листка со светящимся текстом. Магистр лёгким движением руки материализовал золотистое перо и широким росчерком подписал зависший документ. В моей руке так же появилось перо, уж этому-то я успела научиться. Моя подпись была немного скромнее, без особых витиеватостей. Подписанные листы вспыхнули и впитались в предусмотрительно разложенный на столе уже знакомый договор. Накануне мы обсуждали этот магический момент при подписании договора. Потому я ничуть не удивилась и спокойно подписала светящийся лист.

– Теперь вашу руку, лэри Эмилия, – приятным баритоном проговорил магистр ди Дангатар.

Приготовившись к мимолётной боли, вложила свою холодную ладонь в неожиданно горячую мужскую. От прикосновения мы оба вздрогнули, я от обжигающей боли, пронзившей правое предплечье, а магистр видимо от холода моей руки. Рассуждать по этому поводу совершенно не хотелось.

– Вот и всё, опять заклеймили, – билась в голове одинокая мысль, пульсируя в такт болезненных ощущений в новой отметине на плече.

Магистр пока не отпускал мою руку, словно ждал чего-то, а я, молча, смотрела в его разноцветные глаза. Чернота уже так не пугала, даже вблизи не выглядела отталкивающей. Чувство защищённости и неожиданного тепла, бурным потоком обрушилось на трепыхающуюся от волнения душу. Боль исчезла, а я краем сознания уловила чужую мысль «Молодец, всё правильно сделала».

Только после этого мужчина отпустил мою руку, при этом довольно улыбнувшись. Мне же оставалось только хлопать глазами и гадать, что же это такое сейчас было.

– Ну что же, все договорённости выполнены. Думаю, не стоит больше откладывать момент вашего перехода. Сергиус уже подготовил портальную комнату, твои вещи ждут тебя там Эмилия. Мне только остается пожелать тебе удачи и не терять надежды, как бы тяжело тебе не было, – подвела итог этой скоротечной встречи леди Энрика и неожиданно обняла меня на прощание.

Сергиус как всегда в почтительном поклоне ждал возле открывшейся двери. Молчаливо прошествовав за ним в компании воинственного наставника, я мысленно прощалась с усадьбой и настраивалась на переход. Что ждёт меня с той стороны зеркального портала, где и как буду жить, в этом скопище самовлюблённых наследников и охотниц за лучшими женихами. Вопросы, на которые я очень скоро получу ответы, так и крутились в голове, словно карусель, повторяясь и сверкая новыми гранями.

Комната, та самая в которой я оказалась после побега из дома Вильфордов и оказалась портальной. Серебристый овал призывно мерцал в её полумраке. Мои вещи сиротливо лежали на ближайшем к нему возвышении. Вцепившись в них, словно в спасательный круг немедля последовала за наставником, который перед переходом взял меня за руку, словно маленькую девочку, честное слово. Но от этого неожиданного заботливого жеста на душе сразу стало теплее и спокойнее.