– Выходи уже. Обещаю, кусаться не буду, хотя и очень хочется, – позвала я Рину, присаживаясь рядом с блондинками.

Эмоциональный всплеск прошёл, оставляя после себя лёгкую грусть. Понимание, что сейчас я возможно в последний раз вижу эти улыбки и лукавые глаза своих соседок. Сейчас мы все разойдёмся по занятиям, а вечером меня уже здесь не будет. Не будет вечерних посиделок с душевными разговорами и весёлыми историями, не будет утренних подначивания друг над другом и самое главное, я опять остаюсь один на один с пугающей неизвестностью. Слёзы горьким комком замерли в горле и, поддавшись порыву, я просто раскинула руки в широких объятиях. Мы дружно обнялись, молчаливо прощаясь с этим кусочком нашей жизни и, не сговариваясь, так же дружно продолжили утреннюю суету.

Все слова были сказаны ещё вчера, и всплакнули мы и посмеялись. Но жизнь не стоит на месте и рано или поздно нам пришлось бы расстаться. Я первая покидаю эту гостеприимную обитель, возможно скоро и Рина последует за мной, это неизбежно.

Мне же сегодня предстояло сделать ещё много дел и самым первым это пообщаться с наставницей. Мне просто необходимо было, как можно подробнее разузнать об этом загадочном лекаре из академии. Вот не доверяю я здешним мужчинам, даже если за них поручились. Да и с внешностью нужно что-то придумать, чтобы не провоцировать слишком самоуверенных адептов мужского пола. Что такие там присутствуют, я даже не сомневалась. Память услужливо подбросила восторженные рассказы Ситары об учащихся в данный момент в САВМ родовитых наследниках. Мне хватило одного знакомства с высокородным наследничком, чтобы понять – стать объектом их охоты мне не хочется.

Со всей этой будничной суматохой, сборами и приготовлениями день пролетел неожиданно быстро. В назначенное время я в сопровождении молчаливого Сергиуса, направилась к кабинету директрисы. От волнения меня потряхивало и знобило, даже разговор с магистром Шанси успокоил лишь на время.

Как и планировала, первым делом я посетила свою наставницу. Тщательно подбирая слова, постаралась объяснить причину своего беспокойства и недоверия к будущему «опекуну». Лэри Дануна ничуть не обиделась и отнеслась с пониманием к моим страхам. Без особых подробностей она рассказала грустную историю их знакомства. Мне стало понятно, почему он не смог отказать этой милой женщине в просьбе.

Я бы тоже не смогла отказать человеку, которому обязана спасением жизни единственного уцелевшего родственника, а точнее сестры.

В библиотеке я вычитала, что ещё совсем недавно, двуликие были востребованными воинами и с удовольствием принимали участие в различных военных походах. Такова их природная сущность и это своего рода испытание на прочность для каждого молодого двуликого. Так вот, в одной такой военной компании и участвовал молодой лекарь. Мотив простой, доказать строгому отцу, что он тоже воин, несмотря на специфику своего дара. К тому же это была хорошая возможность заработать приличные деньги. Для семьи Дангатар, где подрастали две сестры магини это был единственный способ добыть средства на обучение в академии. Молодость и горячность очень часто граничит с глупостью, а неопытность добавляет риска. К тому же насмешки и подначивания среди таких же новобранцев обычное дело и порой толкает на бессмысленные безумства.

В общем, как итог одной такой «геройской» вылазки в стан противника, Рейдан оказался на больничной койке. Боле того в очень опасном состоянии, буквально на грани жизни. Его, конечно, откачали, но то ли лекарь был недостаточно опытный, то ли просто не хватило дара, только уродливое напоминание о глупости, чуть не стоившей ему жизни, навсегда осталось на лице мужчины. Но судьба решила ещё добавить испытаний Рейдану.

Вместо тёплых объятий родителей и сестёр, он получил холод пепелища родного дома. Очередной провокационный набег на приграничные земли родного майората, полностью уничтожил небольшую деревеньку, унеся вместе со страшными разрушениями многие жизни. В то время, были обычны такие набеги полоумных фанатов считавших двуликих чудовищами, не имеющих права на существование. Корни этой фанатичной ненависти и безумного страха уходили глубоко в прошлое. К самим истокам появления в этом мире расы двуликих.

В общем, там лэри Дануна и нашла обессиленного после болезни и тяжёлой дороги Рейдана. Безумный взгляд, частичная трансформация и жажда крови, звучащая в грозном рыке ничуть не испугали женщину. Она и не такое видела. Потому быстро справилась с молодым двуликим, просто отправив того в лечебный сон и положив в телегу с провизией отправилась к себе домой. Уже там она рассказала, пришедшему в себя мужчине, что одна из сестёр выжила и сейчас находится в усадьбе МиШ под пристальным наблюдением заботливых магистров.

В то время Школа только начинала своё существование, помогая вот таким осиротевшим и потерявшим всё девушкам. Это потом благотворительность переросла в нечто большее, найдя отклик во многих сердцах и заручившись сильной поддержкой единомышленников. Ну да, тридцать лет, при общей продолжительности жизни у двуликих в двести - триста лет, в зависимости от силы и наличия дара, не такой уж и маленький срок. Я наглядно видела, во что превратилась усадьба за это время.

Рейдан усвоил жестокий урок судьбы. Глубоко в себя загнав боль от потери и злость на себя. Злился, что в момент нападения не оказался рядом с родными, не помог, не защитил, а по собственной глупости валялся на больничной кровати.

С его сильным даром и приобретённым в боевых условиях опытом, он без проблем стал помощником магистра САВМ, а потом и преподавателем, с заслуженным званием магистра. Теперь он с особым рвением вбивал в горячие головы адептов необходимые знания о должном лечении при ранениях и последствиях неправильного применения заживляющих заклинаний. Потому, мне стоило готовиться, к тому, что новый наставник будет довольно требовательным и жёстким. Но и знания я получу бесценные, если конечно смогу найти общий язык с магистром и показать себя достойной ученицей.

Всё это конечно немного успокоило меня, но не отменило того, что мой наставник, прежде всего мужчина. Не слепой, не старый и вполне здоровый. На что магистр Шанси лишь понимающе улыбнулась и протянула мне неприметный серый камушек, на тонкой серебристой цепочке.

– Точно такой же амулет когда-то подарил мне мой наставник, дабы при лечении не отвлекать больных своей красотой. Теперь вот пришла моя очередь поделиться этим маленьким секретом со своей ученицей – грустно произнесла лэри Дануна, уверенно вкладывая подарок мне в ладонь.

– Он меняет внешность? – тихо спросила у загрустившей женщины.

– Нет, всего лишь делает твою внешность менее приметной. Не такой притягательной, словно приглушая яркость природных красок. К тому же, несмотря на свою слабость в магическом плане, он имеет немаловажное преимуществом перед другими, более сильными, артефактами. Его наличие сложнее почувствовать. Не забывай, ты отправляешься в место, где учатся сильные маги, – напутствовала меня наставница, продолжая удерживать в своих тёплых ладонях мои - холодные.

– Спасибо! – от всей души поблагодарила наставницу, чувствуя неловкость и едва сдерживая слёзы благодарности от проявленной заботы.

– Уверена, на моём месте ты сделала бы то же самое. Я очень хочу, чтобы у тебя всё получилось, ты достойна лучшей жизни Эмилия. Не сдавайся, борись до самого конца за своё будущее, несмотря на трудности и страдания. Путь к истинному счастью всегда нелёгок и тернист, но ты справишься, – с уверенностью проговорила магистр, незаметно и меня зарядив этим чувством.

– Прошу вас лэри Эмилия. Проходите, – прорвался вежливый голос Сергиуса сквозь пелену воспоминаний.

Мы уже дошли до кабинета и сейчас дверь приглашающе открылась. Сергиус не спешил отдавать сумку с моими скромными пожитками, которую он предупредительно нёс, провожая меня на встречу с леди Энрикой. Ну да ладно, значит он зайдёт следом, и положит вещи на приготовленное место. С колотящимся сердцем я шагнула в кабинет и замерла, не дойдя до рабочего стола несколько шагов.

Леди Энрика, увидев моё оцепенение, ободряюще кивнула головой и жестом пригласила присесть в кресло, предусмотрительно поставленное возле стола. Второе кресло уже было занято неизвестным гостем, весьма устрашающей комплекции. К тому же за спиной у него висел короткий широкий меч, а капюшон, у странно покроенной куртки, надёжно скрывал лицо посетителя.