Глава 9

Глава 9

Первый утренний луч робко заглянул в приоткрытое окно небольшой комнатки, где на развороченной постели в магическом пылу металась хорошенькая блондинка. По её худенькому телу то и дело проскакивали голубые искры, заставляя девушку болезненно выгибаться. От каждой искры кругами расходились светящиеся волны, словно волшебный скульптор при их помощи исправлял все изъяны и недостатки спящей блондинки. Волосы сами укладывались красивыми локонами, блестя и играя живыми оттенками серебристо-голубого. В итоге невыразительный серо-белый цвет густых прядей исчез. Пухлые губки стали ярче, светлая кожа приобрела нежную матовость и лёгкий румянец на щеках. Брови и ресницы потемнели, сделав милое личико более выразительным. Девичье тело тоже менялось, постепенно приобретая более соблазнительные очертания.

Каждое такое изменение сопровождалось мелкими вспышками и болезненными спазмами спящей красавицы. Маленькие капельки пота, словно россыпь мелких бриллиантов, засверкали под нескромным солнечным лучом, который с любопытством пробежался сначала по часто вздымающейся груди, потом скользнул по приоткрытым в безмолвном крике алым губам.

Искры всё чаще вспыхивали на теле девушки, она вздрагивала, с силой вцепившись тонкими пальцами в простыню. Острые коготки с лёгкостью распороли мягкую ткань, крупная рубиновая капля драгоценным камнем застыла на прокушенной губе. Тихий стон наконец сорвался с пухлых коралловых губ и тело, последний раз вздрогнув, выгнулось дугой. Настырные яркие искры сплошной волной прошлись от макушки до самых кончиков пальчиков ног блондинки и исчезли, наконец, перестав терзать спящую девушку.

И только солнечный луч стал свидетелем произошедших со светловолосой девушкой необычных изменений.

Я проснулась резко, словно вынырнув из пугающей темноты сонного омута. Сердце колотилось как у загнанного зайца, тело ломило и крутило. Солёно-сладкий вкус с нотками железа на языке заставил поморщиться. Не до конца ещё проснувшись, я несколько секунд глупо хлопала глазами пытаясь понять причину своего плохого самочувствия. Свежий воздух, ворвавшись в приоткрытое окно, немного помог восстановить душевное равновесие и вернуть воспоминания прошлого дня.

Как я и предполагала, девушки ждали моего возвращения, накрыв столик к праздничному чаепитию. Но заволновавшись, что меня долго нет, решили идти выручать меня из логова «ледяного дракона». Подбадривая друг друга на воинственный лад, они плотной группкой промаршировали по пустым коридорам школы и почти дошли до кабинета директрисы. Вот только за последним поворотом столкнулись со спешащей жертвой, в моём лице и от героического освобождения пропавшей подруги пришлось отказаться.

Мы потом долго смеялись над их планами противостояния с леди Энрикой. Хотя смех и был с горчинкой от предстоящего расставания. Я не стала скрывать от девушек причину моего отъезда из школы, правда, умолчав о некоторых особо болезненных и личных подробностях. Разошлись мы поздно, и я сразу провалилась в сон, едва коснувшись мягкой подушки.

Не помню, что именно мне снилось, только невнятные обрывки сумрачных картинок и пугающие красные глаза, горящие в густой темноте. Хищный взгляд сопровождал меня всё время, где бы я не оказывалась, в своём сновидения и всё время пытался приблизиться. Как только серое размытое пятно с жуткими глазами приобретало человеческие очертания, почти вплотную подойдя ко мне, высокая стена голубого огня тут же ограждала меня от опасности. Тоскливый вой, словно игла впивался в колотящееся сердце, но огонь лишь вспыхивал ярче и переносил меня в другое место.

Но, куда бы я ни бежала, как бы огонь не шипел на красноглазую тень, он неизменно находил меня, и всё повторялось вновь. Перед тем как проснуться преследователь почти успел приблизиться ко мне, я даже почувствовала жар от его тела, скрытого серым плотным туманом.

– Эйми, где ты? Отзовись глупышка. Я ведь всё равно найду тебя, – прошептал клубящийся туман хриплым голосом моего бывшего мужа.

Я чувствовала, как он тяжело дышит, словно хищник, кружа вокруг загнанной добычи. Жуткие глаза предвкушающе сверкали в сером сгустке – подобии человеческого тела. Странным образом я понимала, что слова давались ему с трудом. Каждая фраза заканчивалась едва уловимым болезненным рыком на резком выдохе и дрожанием туманного уплотнения.

– Даже не вздумай приближаться ко мне! Забудь, найди себе новую игрушку! – выкрикнула я в отчаянье, прекрасно понимая, что меня вряд ли послушают.

Видимо на этот крик души я отдала последние силы. Меня скрутило в болезненном спазме, и я проснулась. Теперь сижу на кровати, жадно хватая ртом прохладный воздух и пытаюсь удержать собственное сердце, норовящее вот-вот выпрыгнуть из груди.

Кое-как взяв себя в руки, я лишний раз порадовалась своевременной помощи леди Энрики. Не зря этот гад вновь появился в моём сне, значит, у меня действительно не осталось времени.

Закончив внутренние метания, неохотно «сползла» с кровати и отправилась на утренние процедуры. Зевая и немного постанывая от болезненных ощущений во всём теле, прошествовала мимо таких же заспанных соседок. Неудивительно, что мы все не выспались, легли-то вчера поздно.

– Девочки! Вы видите то же что и я? – услышала я звонкий голосок Рины.

В вакууме неожиданной тишины её восклицание подействовало на меня как выстрел, мгновенно выдернув из сонливой задумчивости. Несмотря на утреннюю встряску от встречи с недомуженьком, я не чувствовала себя бодрой. Непонятная ломота в теле и общая усталость, меня очень тревожили. Не хотелось бы заболеть перед важным событием и сорвать подписание договора.

– Вот это да! – вторили ей блондинки, смотря на меня широко раскрытыми глазами.

От этого взгляда стало не по себе. Я даже обернулась назад, в надежде увидеть другой предмет такой странной реакции подружек. Но, к сожалению, там было пусто, а значит, это моя заспанная персона так взбудоражила девушек.

– Что? Почему вы смотрите так, словно у меня неожиданно выросла вторая голова или рога на лбу? – потребовала я объяснений, воинственно уперев руки в бока.

– Ну, вторая голова не выросла, конечно, но насчёт другого не уверена, – серьёзным тоном ответила Рина, при этом задумчиво пожевав нижнюю губу.

А вот это меня уже не на шутку испугало. Серьёзная Рина, это я вам скажу очень пугающий фактор. Руки сами взметнулись к голове проверяя наличие рогов или ещё каких кошмарных приростов. Нащупав гладкий лоб и для достоверности проведя руками по всей голове, не смогла сдержать стон облегчения, когда не нашла ничего необычного. Думаю, моим взглядом, которым я наградила притихшую шутницу, можно было с лёгкость поджарить без огня. Сонливость как рукой сняло, а мозг продолжал усиленно искать причину такого поведения подруг.

– Не там ищешь, – хихикнула эта коварная шутница, полностью игнорируя мой грозный взгляд.

– Да вы можете толком сказать, что во мне не так?! Хотя нет, молчите и дальше. Я лучше сама посмотрю, – рыкнула, в прямом смысле этого слова и сама испугалась таким речевым метаморфозам.

Судорожно схватившись за горло, в два шага оказалась у большого зеркала, горделиво висевшее на одной из стен гостиной. Да так и замерла каменным изваянием у серебристого овала, с любопытством рассматривая собственное отражение.

Уже через несколько секунд молчаливого разглядывания, руки просто чесались надавать кое-кому по мягкому месту. Конечно, я изменилась, и мне даже понравился новый образ, но не такими уж и глобальными были эти изменения, чтобы так реагировать. Да, я безусловно похорошела, словно побывала в дорогущем салоне красоты, где провела полный курс самых дорогих и эффективных косметических процедур. Голубые глаза ярко сверкали на прекрасном личике с нежной кожей. Широкий халат не позволял более подробно рассмотреть обновлённую фигуру, но и по очертаниям было понятно, что округлилось и наросло где надо.

– Ну и зачем так пугать с утра пораньше? Я же и правда подумала, что у меня выросло что-то ужасное, а я со сна не заметила, – возмущённо буркнула я на повинно опустивших голову блондинок.

Ну, это я так думала. На самом деле, судя по их слегка подрагивающим плечам, они просто смеялись над моей мнительностью. Мне и самой можно было догадаться, что после слияния внешность меняется. Правда у всех по-разному, ну а мне как всегда повезло, ещё и тело изменилось до кучи. Главная шутница предусмотрительно скрылась в ванной от моего карающего гнева и теперь осторожно выглядывала из-за двери, строя смешные рожицы.