— Не нужно сравнивать возможности Хозяйки и простых мастеров. Хозяйки с даром управлять водой еще не было. Сила воздействия несравнима.

Ужинали в городе. Натан привез меня в харчевню. Вполне себе приличное заведение. У нас бы сказали — под европейское ретро. Убрано, прислуга в чистой одежде, еда вкусная. Предлагали легкий хмельной напиток — я отказалась. Я бы и спать осталась в городе, где-нибудь на постоялом дворе, но и Натан, и охрана были против. В замок можно было уже возвращаться. Как они успели проверить все за те пять часов, пока нас не было — я не представляю. Но верила профессионалам. Верить верила, а ехать туда и тем более ночевать там не могла себя заставить. Если бы со мной была Яшка, она бы отвлекла, развеселила.

— Натан, кто у вас заведует деньгами? Зарплату выдает, жалованье, выплаты, ну, в этом духе? Кого попросить про деньги для семьи Яшки?

— Ты можешь просто сказать управляющему — сколько и кому. Хозяйка не просит. Все, что есть в стране, принадлежит ей. Деньги, люди, животные, строения. Ты можешь пожелать что угодно — получишь все. — То есть, Гала была в своем праве, когда пожелала Дара?

— Он подчинился.

— Но возненавидел ее за это. Значит, все эти ваши привилегии условны и ими нужно пользоваться осторожно. А то получится, как с разбитым корытом. Странно, Гала не произвела на меня впечатление глупой самодурки. Вполне себе разумная барышня. Хотя…я мало общалась с ней. Ну, это ее проблемы. Со своими бы разобраться.

— С Зодаром?

— С обоими. Они помешаны оба на Гале. Один желает ее до безумия, другой еще и боготворит. Оно и ладно бы, но меня в покое почему-то не оставляют. Ты случайно не знаешь, в чем дело?

— Догадываюсь, но свои мысли озвучивать не буду — я могу ошибаться.

Я не стала настаивать. Мы ехали по улице города Володаря. Улица была неширокой и вымощенной брусчаткой. По сторонам поднимались дома в два или три этажа, со стрельчатыми крышами, небольшими высокими окнами и массой цветочных горшков под окнами вторых этажей. Улица поворачивала, изгибалась, обходила очередное вылезшее на перекресток здание. Иногда на дороге попадались шарики конского навоза. Но их было немного, очевидно периодически убирали. Я чувствовала себя, как в сказке Андерсена. Людей на улицах тоже было немного. Все черноволосые, приятной внешности. Я не увидела в городе нищих или просто одетых в отрепья людей. Не было также богато одетых дам в бархатах и парче. В замке вообще не было придворных дам. Только рабочая команда Дара, его ближайшие друзья, братья и помощники. Ну, и прислуга, конечно.

Натан объяснил, что так получилось — росли вместе, жениться не спешили, а просто так женщинам жить в замке незачем. Вот привезет Назар жену, тогда и будет нас две дамы. Я сомневалась, что мы подружимся. Вряд ли она поймет, что я не хотела стать причиной их размолвки. И Дара она вряд ли разлюбила из-за изменившихся обстоятельств. Хотя, что я о них всех знала? Время покажет.

Когда подъехали к замку, навстречу вышел Войник и, помогая мне соскочить с лошади, рассказал новости. Я оказалась права насчет исполнителя. Все-таки свежий взгляд со стороны и телевизионно-криминалистическое обучение дали результат. Хотя еще раньше Зодар и сам сделал такие же выводы. Всех троих задержали в замке под видом дополнительной проверки помещений. Сейчас, подключив все силы, искали человека, угрожавшего семье помощника Зодара. Напомнила Натану о карте. Он вытащил пакет из сумки на плече у слуги. Объяснил и показал все прямо в холле замка, разложив на широком подоконнике.

Вечером, в своих покоях, я перемещала дождевые облака и гробила сорняки. Уснула опять сидя за столом. Ночью меня осторожно толкала в плечо, предлагая пойти спать в кровати, новая служанка — взрослая спокойная девушка. Попросила ее завтра разбудить меня к завтраку. После него мы с Натаном договорились выехать на прогулку. В этот раз не одни — с охраной.