Глава 15

Я отошла и тяжело опустилась на стул. Смотреть на людей было неловко. Сорвалась, как психопатка. Называется, Хозяйка собрала совещание. Потерла затылок — там болело. Волосы он вырвал, что ли? Шарахнула кулаком по столу, зашипела от боли: — Гад! Вот же гад.

Все молчали. Я обвела глазами всех присутствующих:

— Мы тут по делу собрались. Так что думают остальные?

Мы долго разговаривали, спорили, придумывали, как и что сделать. У них не было такого понятия, как контрразведка. Разведка была — в соседних государствах жили постоянно или посещали их люди, которые докладывали Дару и совету, что происходит у соседей. Зачастую это были торговцы. А вот службы, которая вылавливала бы таких наблюдателей у себя, не было. На меня накатило вдохновение. Я рассказала об опыте КГБ и ФСБ. Все, что знала из средств массовой информации, художественной литературы и фильмов. А у них вообще работать легче — существуют такие талантливые люди, как эмпаты. Это давало массу возможностей. Войник знал способ выйти на главаря местной преступной группировки. Я так вообще предложила поставить их на довольствие государства, перепрофилировав деятельность. Лучших сотрудников контрразведки трудно представить. Потихоньку пришли к единому мнению — начать с поиска исполнителя. Это сэкономит время. Обозначили первоочередные шаги в этом направлении и тему закрыли. Я сразу перешла ко второму вопросу, интересовавшему меня — что там с моей попыткой поднять хлеба? Ведь уже время жатвы, пора убирать зерновые. Какое-то неловкое молчание насторожило, я похолодела. Неужели ничего не вышло? А я тут из себя Хозяйку изображаю, командую. Как же глупо, наверное, я выгляжу, да еще и после этого скандала…

Мужчина средних лет, с седыми висками и красивыми серыми глазами, которого я считала главным в совете, ориентируясь на его поведение и возраст, заговорил:

— Мы получили вести из… — Он глянул на меня, очевидно, понял, что название населенного пункта мне ни о чем не скажет и исправился: — С севера. Хозяйка, там новая беда. Хлеба-то встали. Такого полновесного и тяжелого колоса отродясь не видали. Откуда что взялось? Понятно, что чтобы удержать такую тяжесть и стебель должен быть крепким. Но его не берет серп и коса…

Я задумалась. Это не катастрофа. Главное у меня получилось, а с этим решим что-нибудь. Для начала самое простое решение:

— Ломать — не вариант?

Все задумались.

— Сделать стебель более тонким я смогу, но он же сразу сломается или опять поляжет. Подумайте — коса на срежет ветку дерева, но на излом она слабая. Ну, не та ветка, что в руку толщиной, а…

— Да это понятно. Значит ломать? Такого еще не было. Ломать по одному — не переломать за годы…

— Почему по одному, они ж не железные — пригоршню. Руки в рукавицах, чтоб не пораниться. Ну, это — как вариант, ну — один из способов. Подумайте, в любой стране есть свой Кулибин,… ну — талантливый изобретатель. То есть — мастеровой или там …

— Понятно. Есть, конечно, но время… Пока сообразят, пока сделают для всей страны.

— Так для всей и не нужно — пока только для севера. У вас же не Россия по масштабу, сколько там… в смысле — не такая уж и огромная страна.

— Для всей нужно. Везде такое. Как у вас получилось — вам видней, но урожай невиданный, а убрать не могут. Погода еще — пойдут дожди, и пропадет все.

— Погоду я организую. Не будет дождей. Куда воду слить, придумали? И он же не один будет делать. По чертежам, ну…схема …черт! Как-то же это и у вас называется? Вот — рисунок сделает, рисунок нового приспособления. Рисунки и образцы нового инструмента с пояснениями об изготовлении гонцы доставят в местные органы управления. Господи, как тяжело-то — мэрам, старостам, головам, управляющим, начальникам Севера, Юга, Востока и Запада. Извините — я просто не знаю многого, совершенно бестолкова в отношении местных разграничений и обозначений разных мест страны. Я выучу — и все названия и кто управляет… Как-то не до того было. Вместо того, чтобы меня учить… ладно. Куда воду сливать?

— Можно в болота на западе. Там огромные просторы, занятые болотами. У нас больше некуда.

— Вы же сами понимаете, что они станут больше, насколько — зависит от местности. Если там равнина, то зальет все, до чего дойдет уровень воды. В любом случае болота станут больше. Вы подумали над тем, чтобы продать наш дождь в пустынные местности? Соседям? За деньги?

— Это время… Мы известили их об этой возможности. Ответа нет пока. Нужно согласовать цену…

— Время не терпит. Первая сделка будет носить характер рекламной акции. Та-ак… Мы просто покажем им наши возможности пока безвозмездно, то есть — даром. Они увидят, оценят, поймут что это, действительно, возможно и не обман. Прямо сегодня и выльем на них…Вы мне карту дайте, и кого-нибудь пришлите, кто там был и может рассказать о природе этого края подробно. Как бы не навредить, неосторожно вмешавшись в экосистему.

Голос подал Натан: — Я там жил несколько месяцев. Расскажу и поясню карту.

— Хорошо. Карту — потом, вечером. А сейчас давай проедем к самому ближайшему полю и посмотрим на стебли. По дороге расскажешь.

Я неожиданно словно очнулась, мороз пробежался по коже: — А змеи? Что со змеями? Мы хоть выйти отсюда можем? А остальные люди в замке, Марашка? — Подхватилась я.

— Больше никто не пострадал. В замке нет никого. Только Зодар обходит…обходил все помещения. С ним еще трое, они тоже могут влиять на змей, хотя у них дар не так силен. Сейчас позову, пусть проводят.

Я промолчала. Отказываться глупо. Из-за меня, хотя и не по моей вине, уже погибло два человека.

Вскоре дверь распахнулась — я напряглась. Вошел Зодар и сразу нашел взглядом меня. Улыбнулся как-то непонятно — с мстительным предвкушением что ли, или радостной мстительностью? Вскинув голову, смотрел с высоты своего роста, красивый до умопомрачения и похоже — злой до сих пор.

— Пошли. — Кинул коротко.

Я бочком отошла за спину Натана. Улыбка Зодара стала еще шире. Он оторвался взглядом от моего напряженного лица и развернулся на выход. Я тихо позвала: — Зодар? Он удивленно оглянулся. — Это может быть кто-то из тех троих, что с тобой. Змея заползла точно туда, куда было нужно — где должна была находиться я. Вы можете управлять ими. Возможно, чем-то пригрозили — дети, любимая… Это самый простой метод управления людьми, даже платить не надо. За своих близких пойдут на все. Они не воины — почти ремесленники, с коровами работают. Понятие чести для них не так важно. Так что вынужденное предательство возможно. Подумай. Попробуй с эмпатом, ну — чующим, там страх должен быть. Только, чтоб они друг друга не знали — не спугни.

Он кивнул, взгляд стал более спокойным, задумчивым. Мы безо всяких происшествий вышли из замка. И только тут я вспомнила, что на мне одето — туника Дара. Она была широкой и закрывала ноги почти до лодыжек. И все равно была недопустимо короткой. Обстоятельства, в результате которых я оказалась так одета, извиняли меня, но нужно было что-то делать с этим. Натан правильно понял мой взгляд на свою одежду:

— Зодар прислал твою одежду охраннику. Тот ждал, когда мы закончим разговор. И переодеться лучше подальше от дворца. В конюшне сейчас осмотрят помещение.

Потом я переодевалась, мы ездили смотреть колосья в поле, ломали их по одному и пучком. Они с хрустом поддавались. Коса, в принципе, должна была взять, если делать не такой широкий и глубокий замах. Неужели не пробовали? Послали за косой и ее хозяином. Натан отказался — недостаточно профессионален. Попробовали — трудно было сдерживать отработанные, уже до автоматизма доведенные движения. Мужик пыхтел, мучился, но что-то выкосил. Медленно, гораздо медленнее, чем обычно, наверное, но уборку можно было начинать. Потом что-то придумают.

По дороге туда и обратно Натан рассказывал мне о пустынях в соседних и других, не очень далеких государствах. Таких, как известные мне песчаные Сахара, Каракумы и Кызылкум, здесь поблизости не было. Но была зона сухих степей. Как и у нас, они буйно цвели весной, а к концу лета выгорали почти до сухого хруста. Вопрос был решен.

Вот только одно не понятно:

— Натан, это же элементарно. Почему ваши люди, владеющие магией воды, не отводили дождь? Неужели не додумались? Что-то не верится.