ЗА ГРАНИЦЕЙ ЛЬДОВ

Дуглас Престон, Линкольн Чайлд

Гидеон Кру — 4

1

Гидеон Кру смотрел на Эли Глинна и не верил своим глазам. Этот человек стоял — стоял! — на кухне его хижины высоко в горах Хемес и глядел на него безмятежными серыми глазами, излучая уверенность и спокойствие. Поначалу Глинн неподвижно сидел в своей усовершенствованной инвалидной коляске. В той самой, к которой он был прикован после инцидента, сделавшего его почти беспомощным. Таким Глинн был, сколько Гидеон его помнил — то есть, со дня их знакомства, случившегося несколько месяцев назад. И вот — к великому изумлению Гидеона — руководитель ЭИР сам, без посторонней помощи поднялся на ноги.

Глинн указал на свое кресло-каталку.

— Прости за эту небольшую драму. Однако я поступил так по одной важной причине: показать тебе, что твоя миссия на Затерянный остров, несмотря на некоторые печальные аспекты, вовсе не была напрасной. Как раз наоборот: я — живое доказательство того, что она прошла успешно.

Повисла тишина. Она растянулась на минуту, а затем и на две. Наконец Гидеон подошел к плите, взял сотейник с грудкой дикого гуся в имбирном соусе и с черными трюфелями, которую он только что закончил готовить с изысканной тщательностью, и выбросил ее в окно.

Не говоря ни слова, Глинн развернулся и немного неуверенной походкой двинулся к двери хижины, используя для опоры походную трость. Мануэль Гарза, руководитель отдела операций фирмы Глинна «Эффективные Инженерные Решения» и его правая рука, подошел к своему начальнику, чтобы помочь ему вернуться обратно в инвалидное кресло, но тот лишь отмахнулся.

Гидеон пристальным взглядом проследил, как резиденты ЭИР покидают его хижину, Гарза шел позади Глинна и вез пустую инвалидную коляску. Гидеон почувствовал растущее беспокойство — слова, которые Глинн произнес несколько минут назад, все еще звучали в его голове: Эта штуковина растет. Мы должны уничтожить ее. У нас мало времени.

Он схватил куртку и поспешил за ними. Вертолет, доставивший Глинна и Гарзу сюда, в этот удаленный район, ожидал с работающим двигателем. Винты его издавали нетерпеливый стрекот и посылали нисходящие потоки воздуха, волнующие луговую траву.

Гидеон последовал за Глинном в салон вертолета и, заняв свободное место, пристегнулся и надел гарнитуру. Вертолет почти сразу взмыл в синее небо Нью-Мексико и направился на юго-восток. Глядя в окно, Гидеон наблюдал, как его хижина удаляется, становясь все меньше и меньше, пока не превратилась в маленькую точку, черневшую посреди луга в большой горной долине. Внезапно у него возникло странное чувство: ему показалось, что он никогда больше ее не увидит.

Он повернулся к Глинну и, наконец, заговорил.

— Значит, ты снова можешь ходить. И твой поврежденный глаз… он снова видит?

— Да, — Глинн поднял левую руку, демонстрируя ранее поврежденную кисть, и медленно согнул пальцы. — С каждым днем подвижность улучшается, как и моя способность ходить без посторонней помощи. Благодаря исцеляющей силе растения, которое мы обнаружили на острове, я могу завершить проект всей своей жизни.

Гидеону не нужно было спрашивать об этом растении. Ему также не нужно было спрашивать о «проекте всей жизни» Глинна. Он уже знал ответы на оба эти вопроса.

— Нам нельзя больше тратить время. У нас есть деньги, у нас есть корабль, и у нас есть оборудование.

Гидеон кивнул.

— Но прежде чем мы доставим тебя в штаб-квартиру ЭИР, нам придется сделать небольшой крюк. Есть кое-что, что ты должен увидеть. Правда, я вынужден предупредить: тебе это вряд ли понравится.

Гидеон непонимающе качнул головой.

— О чем речь?

— Я бы предпочел не говорить.

Слегка раздраженный этой отговоркой, Гидеон все же принял правила игры и откинулся на спинку сиденья, слегла насупившись. Чего он ожидал? Открытости? Он ведь знал, с кем имел дело. Типичный, непостижимый, загадочный Глинн. Вздохнув, Гидеон взглянул на Гарзу, словно надеялся понять что-то по его выражению лица. Надежде этой было суждено рухнуть: Гарза был непроницаем, как и его босс.

— Может, хотя бы скажешь, куда мы направляемся? — закатил глаза Гидеон.

— Конечно. Вскоре мы сядем на самолет ЭИР в Санта-Фе и на нем доберемся до Сан-Хосе. Там мы наймем машину, отправимся к нагорьям Санта-Круз и по прибытии свяжемся с джентльменом, который там живет.

— Звучит загадочно, — хмыкнул Гидеон.

— Поверь, я не преследовал цели напустить загадочности, — невозмутимо отозвался Глинн.

— Ну да. Конечно.

Небольшая, еле уловимая улыбка скользнула по губам Глинна.

— Ты слишком хорошо меня знаешь, — несколько снисходительно произнес он. — Но благодаря этому, ты также знаешь, что все, что я делаю, направлено на достижение цели.

Возразить было нечего, и Гидеон промолчал.

Пейзаж под ними, наконец, сменился — вертолет оставил горы позади. Гидеон любовался на сияющую ленту Рио-Гранде, ползущую под ними по каньону Уайт-Рок, за которым возвышалось плато Каха-дель-Рио. Город Санта-Фе раскинулся слева от него. Когда они пролетали над южной окраиной города, в их поле зрения появился аэропорт.

— Этот разговор о твоем последнем проекте, — вновь заговорил Гидеон, нарушив затянувшееся молчание. — Ты упомянул в нем нечто внеземное. Семя. Ты сказал, что оно угрожает Земле. Это все прозвучало довольно расплывчато. Как насчет того, чтобы сообщить мне детали, начиная с момента, с чем именно тебе нужна моя помощь?

— Всему свое время, — сказал Глинн. — Сначала нас ждет небольшая экскурсия в Санта-Круз.

2

«Линкольн Навигатор», за рулем которого сидел похожий на эльфа мужчина в зеленой шапке, встретил их в аэропорту Сан-Хосе. Оттуда они отправились на юг по Семнадцатому шоссе к холмам, поросшим секвойями. Это была прекрасная поездка сквозь статные, величественные леса. Глинн и Гарза на протяжении всего пути хранили молчание и казались невозмутимыми, но Гидеон нутром чуял: им обоим не по себе.

Где-то в самой чаще секвой машина съехала с дороги и начала прокладывать себе путь через ряд долин, мимо небольших ферм и ранчо, изолированных деревень, потрепанных трейлеров и каменных хижин, объезжая плотные скопления секвой, пересекая луга и потоки бурных ручьев. В конце концов, узкая асфальтовая дорога покрытая россыпью трещин сменилась гравийной. Приближался вечер, и темные облака сгущались над головой, придавая подступающим сумеркам какой-то особенной, безысходной трагичности.

— Похоже, мы только что проехали мотель Бейтс[1], — нервно усмехнулся Гидеон, но никто из присутствующих даже не улыбнулся его шутке. Атмосфера в машине начала буквально звенеть от напряжения.

Гравийная дорога привела их в другой лесной массив секвой и почти сразу же уперлась в большие кованые ворота, вмонтированные в высокую каменную ограду. Деревянная табличка-указатель — когда-то со вкусом выкрашенная и позолоченная, а теперь заметно поблекшая — гласила:

«ДИРБОРН-ПАРК».

Ниже этой надписи висел уродливый, прагматичный плакат:

«Частная собственность.
Нарушители будут преследоваться по всей строгости закона»

Однако против визита Глинна и его спутников эта частная собственность явно ничего не имела: как только автомобиль приблизился, ворота открылись автоматически. Машина, не задерживаясь, проехала за ограду и сразу же остановилась у небольшой будки привратника. Водитель в зеленой шапке постучал по ее окну и переговорил с вышедшим оттуда дежурным охранником. Тот быстро махнул им, давая добро на проезд. Дорога, снова продолжила свой извилистый путь сквозь мрачные леса секвой. Начался дождь, по лобовому стеклу автомобиля застучали массивные, жирные капли, и атмосфера в салоне из напряженной превратилась в тяжелую и гнетущую. Водитель включил стеклоочистители. Те начали старательно двигаться из стороны в сторону, издавая мерный звук, который отчего-то лишь усугублял и без того неприятную обстановку.

вернуться

1

«Мотель Бейтс» — американская телевизионная драма с элементами триллера, снятая по мотивам культового фильма Альфреда Хичкока «Психо» 1960 года и рассказывает о жизни Нормана Бейтса и его матери Нормы до событий, происходящих в первом фильме и романе Роберта Блоха.