Потерянный бит

Алайна Салах

1

Это была очень плохая идея. Очень-очень плохая идея, думаю я, пока стою в огромной очереди в туалет клуба AV Nightclub.

В это пристанище для самых модных и стильных меня притащила моя лучшая подруга Фелисити, и сейчас, пританцовывая на месте от давящего чувства в мочевом пузыре, я всерьез подумываю над тем, чтобы разжаловать ее до звания своей бывшей одноклассницы. Потому что нужно предупреждать, что модным и стильным будет недостаточно унижать меня своим идеальными лицами и люксовыми прикидами, на фоне которых я выгляжу, словно пришла пробоваться на кастинг в сериал Дурнушка Бетти, но им также захочется увидеть, как нелепая кудрявая девчонка, бог весть кем пущенная в это райское место, надует в свои белоснежные брюки прямо посреди сверкающего туалета.

Двадцать минут спустя  моя очередь писать, наконец, подходит. Я влетаю в кабинку и, с грохотом захлопнув за собой дверь, с облегчением опускаюсь на сидение унитаза. Плевать на микробы, главное, я вышла победительницей в битве за сухие штаны. Охране следует предупреждать на входе, что дамам с крошечным мочевым пузырем вход воспрещен.

-Тэйлор!!Тэйлор Челси! Ты здесь?- вопит за дверью знакомый высокий голос.

-Да, я здесь, Фелисити Адамс, - ворчу я, тыча пальцем в кнопку смыва. Странно, что подруга забыла назвать мое второе имя.

-Ты куда запропастилась?- возмущается она, когда я вываливаюсь из кабинки, и, переходя на шепот, добавляет:  - Все красавчики уже здесь. Время осуществлять план.

Да, мой план. Причина, почему я здесь, одетая в эти неудобные брюки, которые врезаются в мой невыразительный зад, и топ, больше напоминающий верх от купальника.

Дело в том, что вчера мне стукнуло двадцать один, и, задувая одинокую свечу на приторно сладком торте, я дала себе слово, что больше никому не позволю распоряжаться своей жизнью. Отныне я буду сама решать, сколько мне есть, какие фильмы смотреть, с кем общаться и, особенно, с кем мне спать. Вплоть до сегодняшнего дня все решения за меня принимали родители. Моя мама американка, а папа испанец, который с присущим большинству представителей этой нации горячим нравом, считает, что лучше знает, что будет хорошо для его bebe. Я ходила в школу, которую он для меня выбрал, поступила в университет, который был ему по нраву, и даже три года провстречалась с парнем по имени Томас Кассильяс, потому что, по мнению папы, он идеально мне подходил. Томас был красивым футболистом с огромными перспективами и крошечными мозгами, чей словарный запас ограничивался спортивными терминами, и который, кажется, так пока и не понял, что означают сказанные мной вчера слова: "Я больше никогда не хочу тебя видеть".

Томас стал моим первым и пока единственным мужчиной, и если бы не общение с сексуально образованной Фелисити, я бы до сих пор считала, что каждый парень обязан кричать "Гол, твою мать", когда достигает оргазма. Что должны кричать девушки во время оргазма, за два года не слишком активной половой жизни мне узнать так и не пришлось. Поэтому сегодня я здесь. Чтобы это исправить. Мой папа поседеет, если узнает, что его cara flor задумала повести себя как настоящая puta.

-Вот тот, блондин, посмотри! - шепчет Фелисити.- Пялится на нас уже несколько минут.

-Он блондин, Лис,- шиплю я в ответ.- И выглядит так, будто Тэйлор Свифт решила сменить пол.

-А что плохого в блондинах?

-Не знаю. Просто они мне не нравятся.

-Ну хорошо, тогда посмотри на того здорового брюнета справа. Он кажется симпатичным.

-Ты издеваешься надо мной? Посмотри, какие у него маленькие ручки. Он похож тиранозавра.

-Зато твои маленькие сиськи в его ладони будут выглядеть огромными, -огрызается подруга.

Я не обижаюсь на нее. Зато моя грудь красиво стоит.

- Как насчет того, в пиджаке?

- Посмотри ему на ноги - у него сапоги из крокодильей кожи...

-Тэйлор, ты потрахаться хочешь, или вступить в Гринпис?

Я вздыхаю.

- Прости, Лис. Это была дурацкая идея. Наверное, парни моего уровня обитают в Тако Белл. Мой сексуальный принц, наверное, пожирает сейчас бурито, размазывая по лицу сальсу. Кстати, я проголодалась. Может, к черту этот клуб и рванем в закусочную?

Фелисити недовольно щурит на меня зеленые глаза и устало машет рукой.

-Пойдем со мной. Если этот тебе не понравится, тогда я начну думать, что две минуты сопения Томаса на тебе, это все, что ты заслуживаешь. Имей в виду, этого парня я от сердца отрываю.

Ухватившись за мою руку, подруга тащит меня в сторону танцпола. Я не сопротивляюсь. По крайней мере, там можно потанцевать, а не бесцельно разглядывать разодетых в пух и прах мажоров.

Расталкивая дергающиеся тела, мы продвигаемся к сцене. Вокруг то и дело раздается раздраженное шипение губастых красоток. Словно я упала в пруд с утками. Я виновато им улыбаюсь и продолжаю волочиться за подругой. После того, как меня в десятый раз называют сукой, мы, наконец, останавливаемся.

- Смотри, - томно выдыхает Лис, кивая в сторону сцены.- Разве он не чудо?

Несколько секунд я пялюсь в пустоту и недоуменно пожимаю плечами.

-Выше смотри, - шипит подруга.

Я делаю, как она говорит, и замираю. О. Ого. Ой.

На помосте, возвышающемся над сценой, сосредоточенно переключая рычаги на диджейском пульте, стоит самый красивый парень, которого я когда-либо видела. Загорелое лицо, растрепанные каштановые волосы, точеные скулы, о которые можно резать пальцы, и самые сексуальные губы, которые мне моментально захотелось потрогать. Желательно языком. Отсюда я не могу разглядеть цвет его глаз, но почему-то мне кажется, что они карие.

-Прикрой немного рот, Тэйлор, иначе Халф подумает, что ты страдаешь легкой формой слабоумия, - хихикает подруга.

Я закрываю рот и вскидываю на нее брови.

-Халф?

- Диджей Халф, красавчик, на которого ты сейчас пялишься .

-Странный псевдоним...

- Плевать. Он может назвать себя диджеем Задницей, и все равно будет собирать толпы. Посмотри на этих силиконовых куриц вокруг нас. Делают вид, что танцуют, а сами пытаются строить ему глазки.

-Но ведь ты меня тоже за этим сюда притащила, - замечаю я.

-Эй, у нас самые благие цели. Твоя вагина сегодня ночью должна познать свой первый в жизни оргазм. Ведь, выражаясь языком твоего бывшего парня, ты даже на автогол ни разу не решилась.

Мое сердце учащенно бьется, пока я, как завороженная, продолжаю смотреть на Халфа голодными глазами. Он сосредоточенно прижимает к уху наушник, слегка пританцовывая на месте под энергичный бит, пульсирующий из динамиков. Под свободной черной футболкой с неоновым принтом угадываются широкие плечи и крепкие мускулы, и в животе начинает томительно сводить.

Этот сексуальный Адонис совсем не из моей лиги. Думаю, такие как я гладят ему футболки и делают всю работу по дому, за то, чтобы он просто потрепал их по голове, как пуделя. Он наверняка встречается с какой-нибудь моделью и никогда не посмотрит на невысокую бесформенную худышку с кожей цвета пережжённого сахара.

Я уже собираюсь повернуться и сказать Фелисити, что сегодня просто не мой день для охоты, когда красавец –диджей вдруг смотрит прямо на меня и на его лице расцветает улыбка.

Madre Mia. Ощущения такие, будто со сцены на меня посветил стробоскоп. Он скалится во весь рот и в уголках его глаз собираются симпатичные морщинки. Нет, не потому, что он старый - парню на вид лет двадцать пять, а потому, что в этой улыбке задействовано все его лицо. Она настолько сногсшибательная, что моя челюсть снова падает вниз, и если у парня раньше и могли быть сомнения насчет степени моего слабоумия, то сейчас их точно не остается… Самая тяжелая степень.

Я хватаю Фелисити за руку и тащу прочь от сцены. К чему пускать слюни на того, кто никогда не взглянет на тебя как на объект своего желания. Хотя воспоминания об этой улыбке, возможно, в будущем помогут мне забить пару голов в собственные ворота. Трусикосрывательная. Вот как бы я ее назвала.