-Тебе не больно?- хрипло спрашивает он, мучительно медленно двигая ими во мне.

Ответ наверняка написан на моем лице, но на всякий случай я отрицательно кручу головой. Не дай бог, он остановится.

- Мне нравится, что ты такая гладкая и влажная, - шепчет он и, приподнимаясь на локтях, обхватывает мой сосок губами.

Я откидываю голову назад, и издаю бесстыдно громкий стон, потому что хочу его так сильно, что в животе становится больно.

- Хочешь меня внутрь?

Я мычу и обхватываю его член пальцами, подтверждая свой невразумительный ответ. Он твердый как камень и наощупь как шелк. Неловко направляю его в себя и медленно опускаюсь вниз. Где-то внутри меня раздаются оглушительные аплодисменты, приветствуя нашего единение. Наплевав на правила гигиены,  обхватываю лицо Нейта ладонями и со всей страстью целую, потому что хочу быть соединенной с ним везде, где это возможно.

-Ты прекрасная ученица, -  говорит он мне в рот, и я улыбаюсь. С ним мне очень комфортно, словно мы знакомы всю жизнь. – Можешь двигаться сама. Выбирай темп, какой тебе нравится. Я здесь для тебя.

Я начинаю неспешно скользить по нему снизу вверх, и с удовлетворением замечаю, как начинают раздуваться его ноздри, и ореховый взгляд становится черным.

-Так хорошо? - спрашиваю на всякий случай.

Вместо ответа Нейт издает глухой стон и закрывает глаза.

В таком положении все ощущается ярче. Я чувствую, как его член потирается о мои стенки, ударяясь обо что-то в глубине, заставляя комок в моем животе сладостно ныть и увеличиваться.

Предчувствуя наступление оргазма, я непроизвольно начинаю двигаться быстрее. Мне немного страшно от того, что сейчас я сама ответственна за свое освобождение, и хочется ощутить поддержку Нейта.

- Нейт, я сейчас… это сейчас…снова...боже, - лепечу я, впиваясь ногтями в мышцы на его груди.

Нейт напрягается подо мной и сдавленно рычит, затем резко хватает меня за бедра и начинает быстрыми толчками трахать меня. Именно трахать, потому что это разительно отличается от тех нежных движений, которыми он покорял меня несколько часов назад. Я падаю ему на грудь и, прижавшись лбом к его виску, отчаянно всхлипываю.

-Черт, черт, Тэйлор, - ругается Нейт, с силой прикусывая мое плечо. - Я не могу остановиться. Не могу...

Его свирепые движения задевают какую-то чувствительную точку во мне, и в эту секунду мне становится по настоящему страшно, потому что в глазах темнеет и голова кружится, словно я упаду в обморок.

Я исступленно кричу его имя и распадаюсь на части вокруг него.

-Тэйлор… Тэйлор... Господи, - задушено стонет Нейт, резким движением выходит из меня и быстро двигает по своей длине рукой, орошая собой мою грудь и живот.

Это самое потрясающее ощущение за всю мою жизнь. Я смотрю на него широко раскрытыми глазами и хочу остаться жить в этом моменте. Сейчас мы такие неприкрытые и ранимые. Разделили между собой что-то настолько интимное.

Веки Нейта опущены, он тяжело дышит. Когда он открывает глаза, в его взгляде на секунду мелькает что-то странное. Боль? Беспомощность?

Он смотрит в сторону и раздраженно произносит:

-Я забыл презерватив.

-Я ничем не больна, - испуганно произношу я, осторожно слезая с него.- У меня был только один парень, и я проверялась…

-Я не за это беспокоюсь, - бросает Нейт и, поднявшись с кровати, направляется к двери ванной комнаты.

Машинально прикрыв грудь простыней, я растерянно смотрю вслед его удаляющейся мускулистой спине. Что произошло? Почему он вдруг стал таким отчужденным и холодным?

Минут через двадцать Нейт выходит из ванной с обмотанным вокруг бедер белым полотенцем, спокойным и приветливым, как прежде.

-Хочешь где-нибудь перекусить? Боюсь, в доме нет ничего съедобного, - мягко улыбается он.

Я хочу согласиться, но, бросив взгляд на настенные часы, понимаю, что у меня совсем нет на это времени. Мой телефон разряжен, и если я не позвоню в течение часа, папа наверняка объявит меня в розыск.

Застенчиво улыбаюсь ему и отрицательно мотаю головой.

-С удовольствием, но не могу.

Нейта, кажется, мой ответ нисколько не расстраивает. Кивнув, он говорит:

-Вызову тебе такси.

Подхватив валяющуюся на полу одежду, я забегаю в сверкающую ванную комнату и быстро принимаю контрастный душ. Смыв с себя следы утреннего беспорядка, чищу зубы нанесенной на палец пастой и пытаюсь расчесать спутанные кудри. Бесполезно. Напяливаю проститутский топ и смятые брюки и выхожу в спальню.

Нейт сидит на кровати, одетый в удлиненные спортивные шорты и белую футболку, и задумчиво смотрит на ладони, погруженный в свои мысли. Я тихо откашливаюсь, привлекая его внимание, и его лицо мгновенно становится безмятежным.

-Такси ждет, Тэйлор, - сообщает он, поднимаясь.

Он провожает меня к машине, ожидающей у ворот, и сует деньги таксисту.

-Куда девушка скажет.

Я замираю около пассажирской двери, старательно разглядывая черный носок своих замшевых туфель. Интересно, спросит ли он мой телефон. Пожалуйста, спроси мой телефон.

Нейт наклоняется к моей щеке и мягко ее целует.

-Спасибо, что заехала, Тэйлор.

Кусаю губы, понимая, что то, чего я желаю больше всего, уже не произойдет.

-Мы… больше не увидимся?- тихо спрашиваю его, поднимая глаза. В это момент я, должно быть, выгляжу жалко.

Нейт вздыхает и посылает мне сочувственную улыбку. У него и такая есть в запасе.

-Я говорил тебе, что я не хороший парень. А ты замечательная девушка. Пусть так и остается. Мне было очень хорошо с тобой, Тэйлор, но будет лучше, если мы больше не встретимся

С этими словами он распахивает желтую дверь такси передо мной, и мне ничего не остается, как сказать потерянное «пока» и молча сесть внутрь. И мне почему-то очень грустно.

4

По возвращению в свою квартирку в Долине Сан-Фернандо, которую вот уже больше года снимаю в одиночку, я первым делом включаю телефон. Три пропущенных от Фелисити и девять от отца.

Лис может подождать с ее расспросами о размере члена Нейта, поэтому, поудобнее устроившись в кресле, я звоню папе.

-Куда ты пропала, hija,- слышится в трубке недовольный бас.

- ii Teléfono se rompió, - беззастенчиво вру я, потому что с таким родителем как Энрике Челси, мелкая ложь является необходимым атрибутом выживания.

Отец недовольно бурчит о том, что мне давно пора сменить мобильный, и начинает атаковать меня вопросами, на которые у меня нет ни одного мало-мальски устраивающего его ответа.

- Почему ты не заехала к нам вчера? Твой брат приезжал с женой.

Именно поэтому я и не приехала. Потому что если я хоть как то могу противостоять давлению со стороны членов моей семьи по отдельности, то когда они собираются за одним столом и под задорный хруст тортильи начинают обсуждать мое будущее, словно меня и вовсе нет рядом, насквозь проржавевшая крышка моего терпения начинает закипать.

- Была занята учебой.

Хорошо, что сказка о растущем носе Пиноккио всего лишь выдумка, иначе мне бы пришлось арендовать квартиру побольше.

-Сейчас же каникулы.

Черт.

-Нужно было кое-что почитать,- на ходу сочиняю я,- к тому же я хожу по собеседованиям.

И снова ложь, хоть и не стопроцентная. Я действительно ищу работу, но даже не составила резюме. Прокрастинация - мое второе имя.

-Ты рассталась с Томасом, Тэйлор? В чем дело?

Ей богу, разговаривать с отцом все равно, что ходить по минному полю. Лишь вопрос времени, когда твои кишки взлетят на воздух.

- До нашего вундеркинда все-таки дошло? Это ты хотел, чтобы я встречалась с ним. Я больше не могу терпеть его тупость и эмоциональную зрелость комара.

- Томас хороший мальчик, - кипятится отец.

-Ты так считаешь, потому что он испанец и играет в футбол, пап. - ворчу я. – Единственное, что меня привлекает в этом сочетании - это Жерар Пике, но, кажется, он не собирается бросать Шакиру, поэтому говорить больше не о чем. Я не собираюсь встречаться с этим имбецилом. Точка.