Роган повернулся ко мне.

- Поедем ко мне домой. У меня есть информация, которая вас заинтересует.

«Заходи ко мне в логово», - сказал дракон - «У меня ты сможешь поиграть с блестящими сокровищами в тепле и безопасности, но если мне будет нужно, я прикую тебя к полу и убью твоего клиента, швырнув в него четвертаками с помощью магии». Плавали, знаем.

- Пожалуй, откажусь. Но я с удовольствием потолкую с тобой о деле при свете дня в каком-нибудь очень публичном месте. Дать мою визитку?

Когда я училась в колледже, один из моих профессоров любил приукрашивать описания, и когда ему приходилось упоминать какого-нибудь исторического деятеля в момент его неистовой ярости, он говорил, что его глаза метали молнии. Я никогда не понимала значения этой фразы, пока не увидела лицо Рогана.

Корнелиус предусмотрительно отступил назад. Трой последовал его примеру. Да, я только что сказала Чокнутому Рогану «нет», и поглядите-ка, планета все еще вертится.

- Твою визитку? - переспросил Роган совершенно спокойным и тихим голосом.

- Это такой кусочек бумаги с моим телефонным номером, е-мейлом и прочей контактной информацией. - Мне не терпелось увидеть, как у него из ушей повалит пар. Не стоило мне его бесить, но уж очень он меня разозлил. Форсберг был у нас в руках, пока не влез Роган.

Роган повернулся к Корнелиусу.

- Соболезную вашей утрате. Почту за честь видеть вас сегодня моим гостем. Позвольте мне загладить свою вину за случившееся ранее недоразумение.

Какая прелесть.

- Ты имеешь в виду тот случай, когда ты едва его не задушил?

- Да.

- Пожалуйста, не садитесь к нему в машину, - обратилась я к Корнелиусу. - Он опасен и непредсказуем.

- Спасибо, - вставил Роган.

- Ваша жизнь для него ничего не значит, - продолжила я. - Когда ему кто-то не нравится, он расплющивает его автобусом.

- У меня нет желания начинать вражду с Домом Харрисонов, - сказал Роган.

Правда.

- Я гарантирую вашу безопасность.

Тоже правда.

- И у меня есть запись последних мгновений вашей жены, - закончил Роган.

Ублюдок.

Корнелиус посмотрел на меня.

- Он не лжет, - сказала я. - Но если вы сядете в эту машину, я не знаю, позволит ли он вам из нее выйти. Пожалуйста, не делайте этого.

Корнелиус расправил плечи.

- С удовольствием приму ваше предложение.

Черт бы тебя побрал. Почему люди никогда меня не слушают?

Роган открыл заднюю дверцу «рендж ровера» и Корнелиус забрался внутрь. Роган склонился к открытой двери и посмотрел на него.

- Не возражаете, если к нам присоединиться ваша сотрудница?

- Конечно же, нет, - ответил Корнелиус.

Роган повернулся ко мне.

- Видишь? Твой работодатель не против. Если я такой мерзавец, то почему бы тебе не поехать с ним, чтобы обеспечить его безопасность?

Мягко говоря, он был просто невыносим, и не могло быть и речи, чтобы я села к нему в машину. Чем больше между нами расстояние, тем лучше. Но мой клиент теперь оказался у него в руках.

- Я поеду за вами в своей машине. Корнелиус, еще он умеет проецировать, поэтому постарайтесь не думать о том, чем не хотели бы с ним делиться.

Роган подошел ко мне ближе. Слишком близко. Как бы мне хотелось, чтобы мое тело прекратило предавать меня всякий раз, когда он сокращает дистанцию.

Он понизил голос.

- Не мне судить, но мне кажется, ты не воспринимаешь меня всерьез, как угрозу. Я мог бы прикончить его по дороге.

Я скрестила руки.

- Да неужели? Теперь ты хочешь напрямую перейти к угрозам?

- Ты считаешь меня злом во плоти, а тебе известно, как я ненавижу разочаровывать. Трой с радостью поведет твою машину.

Ладно, с ним явно что-то не так. Роган, которого я помнила, был прямолинейным, но в то же время изворотливым. Это же даже отдаленно не походило на какую-то хитрость За ним следовала еще одна машина, хотя обычно он предпочитал ездить один. Он из кожи вон лез, пытаясь заставить меня сесть в свой бронированный автомобиль. Машины были припаркованы таким образом, что их масса скрывала нас от кого-либо, въезжавшего на парковку. Трой носил пистолет на виду. Это не было связано с похищением Корнелиуса или принуждением меня сделать что-то против моей воли. Это было из соображений безопасности. Нам с Корнелиусом обоим было бы намного безопаснее в его бронированном автомобиле, чем в моем фургоне.

Как бы я ни хотела держаться от Рогана подальше, я была бы идиоткой, если бы не стала воспринимать всю его озабоченность безопасностью всерьез.

Я вручила ключи Трою.

- Моя «мазда» вон там. Заводится без проблем.

Трой кивнул и обежал машины.

Я подошла к «рендж роверу» Рогана, села на переднее пассажирское сидение и пристегнулась. Мне просто следовало перетерпеть и не думать о нем, пока он сидит рядом со мной.

Я думала, что два месяца без него не пройдут бесследно - и я была права. Меня стало тянуть к нему еще сильнее. Да, помнишь, как ты проснулась и побежала вниз, потому что решила, будто видела его, а когда открыла дверь, там никого не оказалось?

Он закрыл дверь с моей стороны и занял место водителя, внимательно осматривая парковку перед нами.

- В бардачке лежит «зиг».

Я открыла бардачок, вытащила «зиг», проверила его и положила на колени.

- Что случилось? - тихо спросила я.

- Я потерял людей, - признался он. В его голосе звучала ужасающая безысходность.

Я и не думала, что ему есть до них дело. Я считала, что он видел в своих людях лишь инструменты и заботился о них лишь потому, что инструменты должны быть в рабочем состоянии. Но в его голосе сквозила настоящая горечь - сложная смесь из вины, сожалений и всепоглощающей тоски, которые ты чувствуешь, когда умирает кто-то из твоих близких. Это разбивает тебя, и заставляет чувствовать себя беспомощным. В словаре Рогана не существовало слова «беспомощность». Возможно, я была не права раньше, а может, ошибалась и сейчас. Время покажет.

Я умолкла и принялась изучать проплывающий за окном Хьюстон, выглядывая в теплом зимнем дне возможную мишень для стрельбы.

Глава 3

Большинство хьюстонских Домов владели особняками внутри Петли - длинной дороги вокруг центра города и дорогих кварталов, вроде Ривер Оукс. Домашний адрес внутри Петли был таким же показателем статуса, как езда на роскошных автомобилях или наличие собственных яхт.

Несмотря на то, что Роган был Превосходным в четвертом поколении, он не пытался ни на кого произвести впечатление. Вместо этого мы поднимались на северо-запад, оставляя город, а затем и главную дорогу позади. Старые техасские дубы простирали свои ветви над зеленой травой, мужественно перенося декабрьский дождь Хьюстона.

Мой телефон зазвонил. Берн.

- Да?

- Привет, Интернет стоит на ушах из-за какого-то переполоха в Ассамблее.

Что ж, для этого не понадобилось много времени.

- Ты знаешь, что происходит?

- Форсберг мертв. Я его не убивала.

- Ты в порядке?

- Да.

- Я вижу, что ты двигаешься на северо-запад.

Он отследил мой телефон.

- Все верно.

- Где ты?

- Я еду к Чокнутому Рогану домой.

Молчание.

- Не говори маме, - попросила я.

Роган рядом со мной ухмыльнулся.

- Не скажу, - пообещал Берн.

Я повесила трубку.

- Ты пытался убить Форсберга? - спросила я.

- Если бы я пытался, то он бы не покинул этаж.

- Ты выглядел так, будто собирался его убить.

- Я хотел получить ответы, и он бы мне их дал. А если нет, тогда пришлось бы.

Я и без магии понимала, что он не шутит.

- Ты сможешь достать отчет о его вскрытии?

Роган покосился на меня. Ну да, конечно. Как я могла усомниться в великом и могучем Чокнутом Рогане?

- Как ему удалось прыгнуть, будучи уже мертвым? - поинтересовалась я.

- Процесс прыжка состоит из двух фаз, - сказал Роган.

- Это очень похоже на дыхание, - принялся пояснять Корнелиус с заднего сиденья. - Форсберг притягивает магию, вдыхая, затем отпускает ее, выдыхая, и она переносит его вперед. Если кто-то убил его как раз в тот момент, когда он вдохнул, прыжок бы все равно произошел.