Вскоре с подачи Иванова в СОБАКУ ЦЕ ЦЕ пришли два новобранца: его старый приятель Дмитрий «Шумный» Журавлев стал директором группы и сделал много для ее продвижения на музыкальный рынок, а один из основателей СКОРОЙ ПОМОЩИ Александр «Фендер» Федоров (с которым Мясо репетировал по уходе из ЛАБОРАТОРИИ) стал новым бас-гитаристом, позволив Архарову вернуться к гитаре.

Этим составом в августе-сентябре на студии Кости Мрака в Новом Петергофе был записан дебютный альбом СОБАКИ ЦЕ ЦЕ «Sobriety is the Norm of Death» («Трезвость – норма смерти») – его название было своеобразной реакцией на все еще продолжавшуюся в СССР бессмысленную и беспощадную антиалкогольную кампанию. Увы, качество записи оказалось слишком низким – группа так и не рискнула запустить альбом в массы.

В первых числах сентября вместе с другими тяжелыми группами Питера СОБАКА ЦЕ ЦЕ сыграла на фестивале «Рок-форум-89» в Гродно, чуть позже в пестрой компании с ФРОНТОМ, НОЛЕМ и ТАМБУРИНОМ вторично посетила Архангельск, где перезнакомилась с местными тяжеловесами, и завершила месяц появлением на знаменитом рок-фестивале журнала «Аврора» в ЦПКиО.

Федоров вскоре ушел (позднее он собрал AL.EX), и они остались вчетвером. Несмотря на это, группа продолжала работать: в 1990-м СОБАКА ЦЕ ЦЕ приняла участие в фестивале Рок-коллегии «Рок-молоток-90», выезжала в Новгород (февраль) и Таллин (апрель), а также представляла тяжелую артиллерию на фестивале «Новая музыка», который проводил в мае 1990 года в клубе Политеха Иннокентий Волкоморов (ПОСТОРОННИМ В.).

Первый международный контакт состоялся для СОБАКИ на хэви-металлическом фестивале «Drrrama 90» в Польше, где ее музыканты сдружились с тамошней группой GHOST; позднее они провели совместное турне по клубам Белоруссии и Прибалтики.

Через своего бывшего коллегу Кешу Спечинского Иванов вывел СОБАКУ ЦЕ ЦЕ на Мишу Малина, на домашней студии которого в июле 1990-го был записан ее второй и лучший альбом «Dandruff and Powder» («Перхоть и пудра»). Альбом имел заметный резонанс, причем не только в Питере, но и во всей стране, благодаря чему СОБАКА ЦЕ ЦЕ успела попасть на страницы энциклопедии «Кто есть кто в советском роке» (1991).

В марте 1991-го группа выступила во Дворце спорта «Юбилейный» на масштабном многодневном фестивале, посвященном десятилетию Рок-клуба, а ее песня «Alcoholic Inquisition» была включена в один из четырех итоговых дисков. На фестивале с СОБАКОЙ ЦЕ ЦЕ в последний раз отыграл Архаров – вскоре он покинул группу по семейным обстоятельствам, а бас взял в руки Иванов. В этот период они играли своего рода грайндкор и нойз.

Весной следующего года при посредничестве друзей из архангельской СВЯТОЙ ЛУИЗЫ музыканты СОБАКИ посетили Австрию, где дали серию клубных концертов и познакомились с участниками SEPULTURA, PUNGENT STENCH и других жанрово близких групп. Их тогда все больше привлекало индустриально-электронное звучание – вроде того, что играли NITZER EBB, YOUNG GODS, GODFLESH (первые две группы в том же году посетили Питер) – поэтому по возвращении домой СОБАКА ЦЕ ЦЕ вступила в полосу новых перемен.

Они пытались зафиксировать свою музыку на пленке, однако полноценного альбома из этих записей так и не родилось. Между тем интерес группы к звукозаписи реализовался в том, что весной 1992 года они создали собственную студию «Tse Tse Records», чтобы записываться самим и записывать других музыкантов. Располагалась она на последнем этаже Военно-механического института.

Летом на студию к СОБАКЕ несколько раз заглядывал легендарный британский радиожурналист Джон Пил, который целый месяц провел в Питере с коллегами по Би-би-си, освещая жизнь свободной России. Позднее он включил несколько номеров СОБАКИ ЦЕ ЦЕ в свои музыкальные программы.

В июне СОБАКА ЦЕ ЦЕ вместе с большим десантом питерских групп выступила в Выборге на II местном рок-фестивале. В сентябре 1992-го был уволен Андрей Мельников. Он присоединился к несостоявшейся тогда группе СКРИПСВАЙ, а позже собрал СВИРЕПЫЙ ВАУЧЕР и барабанил в AL.EX. Его место занял Юрий Малышев (экс-ДЕТОНАТОР, ФРОНТ), но не задержался и тоже пропал, а СОБАКА ЦЕ ЦЕ, поразив все металлическое сообщество, решила играть с компьютером. Впрочем, к металлу их музыка той поры имела весьма отдаленное отношение.

Ввиду нового курса в группу был приглашен Вячеслав «Чижман» Чижевский: Жицков познакомился с ним, когда оба служили в стройбате, и был впечатлен тем, что Чижман с одинаковой легкостью разбирается в любой технике – от усилителя до дизеля. До этого он играл вместе с Алексеем Беляковым (позже THE СОГРАЖДАНЕ), а в СОБАКЕ ЦЕ ЦЕ программировал барабаны и шоуменил во время концертов.

Вскоре после Чижевского к группе присоединился перманентно находившийся в состоянии свободного полета певец и автор песен Кирилл «Кеша» Спечинский: его ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ в тот момент пребывал в состоянии полураспада, а альянс с PEP-SEE находился в стадии обсуждения. Сейчас это трудно представить, но в период сотрудничества с Кешей СОБАКА ЦЕ ЦЕ исполняла многие будущие хиты PEP-SEE: «Вовочка», «Три звезды на небе» и т. п., а один из ударных номеров программы носил характерное название «Нефть пошла». Их звали все питерские клубы – и аскетичный «TaMtAm», и респектабельный «Сатурн» (где СОБАКА ЦЕ ЦЕ выступала вместе с МИФАМИ). Помимо того в феврале 1993 года она приняла участие в I Зимних джинсовых играх – с ТЕЛЕВИЗОРОМ, АУКЦЫОНОМ, Сергеем Курехиным и даже САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ!

К лету 1993-го союз со Спечинским исчерпал себя: Кеша ушел собирать новые группы, большинство из которых носило название ВНЕЗАПНЫЙ СЫЧ. В августе с СОБАКОЙ начал играть саксофонист из Астрахани Дмитрий «Зена» Зенкин. Он, правда, оказался человеком вольным и, сыграв пару-тройку концертов, покинул группу (хотя позднее изредка появлялся на ее горизонте).

На следующем этапе СОБАКА ЦЕ ЦЕ опять стала квартетом: в конце 1993 года в ее составе появился барабанщик Михаил Теселкин (экс-МИМИКРИЯ). Стиль группы вновь изменился, став ближе к современному рок-мэйнстриму. Новая затея СОБАКИ заключалась в открытии своего клуба в ведомственном Доме культуры на пр. Руставели. Там даже состоялась пара концертов – ПИКНИКА и кого-то еще, но конфликт с администрацией положил этому конец.

На студии «Крейт» были записаны пять новых песен, которые довольно часто звучали в эфире радиостанций «Катюша» и «Модерн», но и этот альбом так и не был закончен.

Среди тех, кто записывался на «Tse Tse Records», были КОРОЛЬ И ШУТ. Когда группа начала стремительно набирать очки популярности, Дима Шумный ушел и занялся ее менеджментом. Некоторое время с СОБАКОЙ репетировал клавишник Дмитрий «Ослик» Пшишляк (экс-НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ, WINE), но не задержался, а вскоре перебрался в ПРЕПИНАКИ.

Со временем интересы участников группы начали расходиться. В 1994-м они еще выступали на Первом пивном фестивале в «Юбилейном», второй «Baltic Death Zone» в клубе «Indie» и на фестивале «Сорока-рок» во Дворце Молодежи – но этот концерт стал для СОБАКИ ЦЕ ЦЕ последним.

К 1995 году она незаметно распалась. Чижевский и Иванов собрали новую группу со странным названием СЭКС БИТЛЫЦ(Ц). В 1997-м она записала свой первый и единственный изданный альбом, но виртуально существует по сей день. Мясо ушел из нее через год, в конце 1996-го недолго играл на басу в GREAT SORROW (на гастролях в Минске), а потом, прихватив их гитариста и барабанщика, собрал группу AFTERМОНСТРЫ, которая частенько играла в клубе «Спартак». Позже Иванов покинул сцену, хотя продолжал заниматься музыкой в домашних условиях.

Сергей «Пельмень» Жицков с головой ушел в студийную работу: после «Tse Tse Records» он работал на студии «Валентина» в Юсуповском дворце и на «Неве» (где мастерил записи ПИЛОТА). Году в 2002-м он оказался востребован в столице, где к его услугам прибегали многие поп-исполнители, включая Алсу. Пару лет спустя он вернулся домой, но продолжает делать мастеринг для артистов любых жанров. Кроме него в музыке остались только Чижевский, Спечинский и Теселкин, который играл со своей группой ЛУНАТИКИ. Иванов, Малышев и Архаров заняты в строительстве; Мельников водит машину.