Изменить стиль страницы

Как результат, в марте Корзинин, Останин и Белов объединились с Рекшаном и пианистом САНКТ-ПЕТЕРБУРГА Михаилом Марским. Последний, правда, сразу откололся, Белов переключился на клавишные, а Тараненко взял в руки бас.

За следующие два месяца новый САНКТ-ПЕТЕРБУРГ несколько раз выступил, исполняя как свои песни, так и материал СЛОВЯН. Смутное время закончилось в мае, когда Рекшан уехал на спортивные сборы, прямо откуда с гепатитом угодил в Боткинские бараки, что заставило его внести ясность в ситуацию с САНКТ-ПЕТЕРБУРГОМ. В августе было подписано т. н. «Боткинское соглашение», по которому в новый состав группы вошли Рекшан, Корзинин, Ковалев и коллега последнего по ШЕСТОМУ ЧУВСТВУ Никита Лызлов. (Корзинин хотел бы видеть за клавишными Юру Белова, но тот, предвидя, что не сможет отдавать музыке всего себя, честно отказался.)

История СЛОВЯН на этом закончилась. Корзинин в конце 1974 года собрал свой БОЛЬШОЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ КОЛОКОЛ; Тараненко недолго играл в САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ четвертого созыва, а еще позже вместе с Лемеховыми в группе РОК; Белов и Тимофей Александров собрали новую группу SO-SO; Останин стал-таки художником и, хотя на сцену больше не выходил, всегда поддерживал со старыми друзьями тесные отношения (он, в частности, оформлял сцену для ряда Битловских дней рождений Коли Васина). Остальные участники группы пропали из виду. Записи СЛОВЯН (даже если они и существовали), к сожалению, до наших дней не сохранилось.

Роман СМИРНОВ

Более известный широкой публике как талантливый театральный режиссер и успешный литератор, Роман Смирнов оставил след и в других областях творчества, в частности, занимался радио– и тележурналистикой, а также исполнял со сцены интересные песни собственного сочинения.

Он родился 14 апреля 1957 года в Мурманске, позднее переехал в Нижний Новгород и поступил в местное театральное училище, а в 1978-м оказался в Питере, где был принят на курс главного режиссера БДТ Георгия Товстоногова в ЛГИТМиК, после чего несколько лет отработал в театре Льва Додина. По словам самого Смирнова, стихи он сочинял с детства – а после того как на седьмой день рождения мать подарила ему первую настоящую гитару, начал подбирать к ним музыку. Значительное влияние на его музыкально-поэтический язык оказал Владимир Высоцкий, с которым девятнадцатилетнего тогда Романа познакомили за кулисами московского Театра на Таганке.

Смирнов вспоминает, что в конце 70-х он написал большое количество песен в фолковом ключе, которые составили четыре альбома, однако в то время он не дал увлечению хода и сохранил верность театру. В свой первый питерский период Роман общался со многими музыкантами Рок-клуба, дружил с Виктором Цоем, Сергеем Курехиным, Александром Башлачевым, поэтический мир которого был во многом схож с собственным творчеством Смирнова. Иногда он исполнял свои песни под гитару на квартирных концертах и дружеских посиделках.

В конце 1987-го Смирнов оказался в ДК железнодорожников, где познакомился с Михаилом Зарубиным, который заведовал там аппаратурой и предложил ему собрать полноценную группу, чтобы отправиться на гастроли под эгидой Фрунзенского МКЦ, располагавшегося в том же здании. Так на свет родилась группа РОК-ОКО, в состав которой вошли три бывших участника СТРАННИКОВ: Константин Уткин, клавишные, Сергей Сандовский, барабаны, и Эдуард Феоктистов, гитара, а также Дмитрий Семенов (ДИКТАТУРА), клавишный бас. Чтобы освободиться от театральных ассоциаций, для рок-сцены Смирнов решил взять фамилию Дивеев: в годы жизни в Нижнем Новгороде у него была дача близ Дивеево.

Этот состав просуществовал всего несколько месяцев и съездил на гастроли по Литве вместе с ОБЪЕКТОМ НАСМЕШЕК, НОЛЕМ, ДИКТАТУРОЙ и СЕЗОНОМ ДОЖДЕЙ. В феврале из жизни ушел Саша Башлачев, и Роман соло выступал на концертах его памяти в Нижнем Новгороде и Питере. Тогда же он ушел из театра и одно время подумывал о том, чтобы вплотную заняться музыкой, однако к концу весны РОК-ОКО распалось, а Уткин, Сандовский и Феоктистов собрали группу ЗАСАДА. Примерно тогда же распалась ДИКТАТУРА, и трое ее участников, бас-гитарист Борис Казаков, клавишник Владимир Гапонов и упомянутый выше Семенов, были приглашены в новую версию РОК-ОКА.

Гапонов сразу же отпал, но в группе появились новые музыканты: Станислав Фатеев, соло-гитара, Владимир Григорьев, бас, Игорь Красавин, клавишные, и Анатолий Смуров (экс-ДЖУНГЛИ), барабаны. Они уже начинали репетировать, когда Смирнов, тяжело воспринявший смерть Башлачева, решил покинуть Питер и перебраться в Москву. Тем не менее его музыканты не расстались, а взяли имя ФАНК-ПРОФИЛЬ, в частично обновленном составе начали ездить на гастроли, а в октябре 1989 года записали на питерской «Мелодии» альбом «В сторону Солнца», который включал семь песен Григорьева на стихи Смирнова. На следующий год альбом вышел на пластинке.

Погостив в Москве, Роман Смирнов отправился дальше, и весь 1989-й провел в США, откуда в 1990-м переселился в Германию. Некоторое время Роман работал на радиостанции «Свобода», после чего вернулся в Россию, но не в театр и не в рок-н-ролл, а освоил новую для себя профессию телеоператора, став репортером-стрингером. В этот период он также снял клип на песню группы TEQUILAJAZZZ «Розенбом».

В середине 90-х Смирнов все же вернулся к режиссуре. Он ставил спектакли в Театре драмы на Литейном («Голь» по Гоголю), Александринском («Вишневый сад» Чехова), Театре сатиры («Король Лир») и т. д., как правило, привлекая к работе над ними знакомых из мира рока; так, музыку к «Голи», «Вишневому саду» и «Королю Лиру» сочинил Евгений «Айяйяй» Федоров (TEQUILAJAZZZ), а в спектакле «Каприччо» была использована музыка Сергея Курехина. В 2002 году в издательстве «Лимбус Пресс» вышла первая книга Смирнова «Люди, львы, орлы и куропатки».

Что до собственных песен, то в последние годы Роман Смирнов исполняет их крайне редко (в марте 2003-го он выступал в клубе «Орландина» на концерте памяти Натальи Медведевой, а месяцем позже принял участие в праздновании дня рождения Майка Науменко в «Порту»), однако не теряет надежды раньше или позже услышать их записанными.

СОБАКА ЦЕ ЦЕ

Одна из самых ярких и, безусловно, наиболее непредсказуемая группа на тяжелом фланге питерского рок-спектра первой половины 90-х, СОБАКА ЦЕ ЦЕ, начинала с ортодоксального металла, но на протяжении своей бурной истории успешно примеряла на себя трэш, нойз, индастриал, грайндкор, новую волну, экспериментировала с электроникой, неоднократно меняла состав (что никак не отражалось на ее работоспособности), создала собственную студию, много записывалась, хотя официально издана лишь пара ее номеров.

СОБАКА ЦЕ ЦЕ родилась на свет в сентябре 1988 года из пепла не особо известной металлической группы ДЕТОНАТОР, в рядах которой в начале того же года встретились гитаристы Сергей «Пельмень» Жицков и Юрий «Угрюмый» Архаров. Решив еще больше утяжелить свое звучание, они привлекли к сотрудничеству известных музыкантов: бас-гитарист Андрей «Джонни» Синьчук был одним из создателей легендарного НОКАУТА, а барабанщик Андрей «Бегемот» Мельников набирался опыта в группах БЕГЕМОТ, ФАУНА, ИЗОЛЯТОР и ФРОНТ. Они взяли название КЛАН и начали репертировать в сквоте «НЧ/ВЧ», плавно дрейфуя от хард-энд-хэви в направлении трэша и ориентируясь на культовых канадцев VOI VOD.

К началу 1989-го группа придумала более звучное имя, став СОБАКОЙ ЦЕ ЦЕ. В апреле Синьчук ушел, чтобы возродить НОКАУТ, а еще позже присоединился к ROCK'N'ROLL CITY. Архаров сменил гитару на бас, а в качестве вокалиста был приглашен Михаил «Мясо» Иванов: его дебют состоялся в 1985-м в школьной группе РЕАНИМАЦИЯ, после чего Михаил пел металл в ИЗОЛЯТОРЕ и пост-панк с ДОМАШНЕЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ Кеши Спечинского: «Я всегда увлекался самой разной музыкой, от панка до электроники и джаза, поэтому никогда не зацикливался на определенном стиле».

Чуть ли не на следующий день после прихода в СОБАКУ Иванов уже летел с ней на гастроли в Череповец. Группа быстро и убедительно заявила о себе на тяжелой сцене, активно играла дома и была нарасхват у организаторов провинциальных рок-фестивалей.