187. Хромой Тимур[228]

Опубл.: ФВ, т. I, с. 15. Эта же легенда перепечатана в ИФ [31]. Варианты ее были опубликованы Ч. Ахриевым в переводах на русский язык [2], Б. Далгатом [22], У. Лаудаевым [146].

Записал А. В. Аушев на ингушском языке от А. Зурабова, с. Ачалуки ЧИАССР.

Когда Тимур был еще маленьким, у его отца было много овец. Однажды Тимур пас овец и увидел, что среди них бегает заяц. Как только заяц почувствовал, что его заметили, он убежал. Тимур поймал зайца и пустил его среди овец. А тот опять убежал. Тимур поймал его во второй раз. Тимур ловил его и каждый раз приносил обратно к овцам. Вечером вместе с овцами Тимур загнал и зайца. Придя домой, он сказал отцу:

— Среди наших овец бегает один барашек. Я не видел никого быстрее его. Я целый день гонялся за ним и сильно устал. Надо прирезать его.

Выпуская утром овец, отец Тимура сказал:

— Покажи-ка мне этого барашка.

— Вот он, — показал Тимур зайца и отпустил его.

— Лови тогда, — сказал отец.

Тимур поймал зайца за шею и подал отцу. Отец тотчас же зарезал зайца. После этого отец сломал Тимуру бедро.

— Если тебя оставить здоровым, ты разоришь всю страну, — сказал отец.

С тех пор Тимур стал хромым.

Отец умер. Тимур обеднел. Случилось несчастье: у Тимура как-то украли сына. Однажды Тимур зашел в кузницу. Зашел и сел. В это время кузнец вздремнул. Тимур увидел, как из носа кузнеца вышла муха[229]. Она пошла по краям лохани, прошла по клещам, перекинутым через корыто с водой, опустилась на землю и вошла в какую-то дырку. Тимур был вещим. Прошло немного времени, и муха снова вошла в нос кузнеца. Кузнец тотчас проснулся.

— Оказывается, я заснул в твоем присутствии, Тимур, — сказал кузнец. Видел я сон. А во сне я видел вот что: «Шел я по чистому полю и очутился у моря. По железному мосту я прошел через это море. На другом берегу я опустился через отверстие в подземелье. Там я наткнулся на клады золота и серебра».

Тимур догадался, что под кузницей зарыто золото и серебро. Но он не дал об этом знать кузнецу, а только сказал:

— Мало ли что можно увидеть во сне, — и ушел.

Три-четыре дня спустя после этого Тимур вернулся к кузнецу и предложил:

— Я продал бы свои башни.

— Кто купит твои башни? — ответил кузнец. Ведь они были построены, когда твой отец был еще богат. Кто в состоянии их купить?

— Если бы ты дал мне свою кузницу и немного денег в придачу, я поменялся бы с тобой, — сказал Тимур.

Тимур поменял свои башни на кузницу. Он и его жена построили на месте, где стояла кузницы новый дом и по ночам стали копать землю и отвозить ее на окраину. Тимур не ошибся они наткнулись на клады золота и серебра.

С тех пор на эти деньги и начал Тимур копать рвы вокруг своего края, надеясь, что его имя станет известным людям, сын услышит об этом и, если жив, вернется к нему.

Такие рвы Тимура находятся на Черном хребте, в Грузии, Коазашке[230], Истмале[231], на Востоке[232] и в других местах. Эти рвы так и называются: «Рвы, выкопанные Тимуром в поисках сына»[233].

По всему свету прошла молва, что Тимур роет канавы в поисках сына.

Сын Тимура в то время пас телят у похитившего его князя. Он был еще маленьким. Он тоже слышал, что Тимур копает канавы и ищет сына. Мальчик узнал, что это и есть его отец.

Однажды этот мальчик увидел в поле череп коня. Он сказал детям.

— Это череп турпал-коня! Эх, имел бы я такого коня! — заплакал мальчик.

Он тоже был вещим.

Дети пришла к князю и сказали:

— Череп коня, который мы нашли в поле, мальчик назвал черепом турпал-коня.

Князь позвал к себе мальчика и спросил:

— Разве ты можешь узнать турпал-коня?

— Могу, — ответил сын Тимура.

Князь повел мальчика в табун своих коней и показал каждого из них. Мальчик сказал, что среди них нет турпал-коня.

И вдруг сын Тимура увидел человека, ехавшего на жеребенке. На поясе у всадника висела шашка с деревянной рукоятью. Мальчик сказал:

— Жеребенок, на котором едет вон тот всадник — турпал-конь, а его шашка сделана из стали, она может перерубить железо любой толщины.

Князь купил у этого всадника жеребенка и шашку и отправил жеребенка на пастбище вместе с тремя кобылицами.

Через год князь послал привести домой кобылицу, зарезал ее и посмотрел в большую берцовую кость[234]. В этой кости было много костного мозга величиной с шомпол ружья.

На второй год князь зарезал вторую кобылицу. Там костного мозга было ровно с иголку.

На третий год князь привел домой третью кобылицу и, зарезав ее, посмотрел в кость кость была сплошная.

Теперь жеребенок подрос, сказал мальчик и заставил привести жеребенка.

Когда его привели, никто не мог усидеть на нем, кроме этого мальчика. Князь сделал изгородь вокруг своего дома и отдал жеребенка мальчику, чтобы тот объездил его.

Как-то раз сын Тимура, уже юноша, сказал князю:

— Князь, я до сих пор делал для тебя много полезного, скажи мне спасибо за все!

— Не совершай этой подлости! — только и успел сказать князь, как юноша перемахнул на коне через изгородь и ускакал.

Князь пустил за ним погоню. Когда за юношей скакали на конях с длинными хвостами и гривами, юноша скакал против ветра. Когда, скакали за ним на белых конях, юноша пускал своего коня по гравию. Когда же скакали на конях с ласточками на лбу, юноша мчался навстречу солнцу.

— Видим, что не поймать тебя, юноша. Но скажи, почему ты скакал против ветра, когда в погоню за тобой пускались на конях с большими хвостами и гривами? По гравию когда за тобой гнались на белых конях? И навстречу солнцу когда за тобой гнались на конях с ласточками на лбу? — спросил его один из тех, кто преследовал его.

— Кони с большими хвостами и гривами не могут скакать быстро навстречу ветру, белые кони по гравию, потому что у них тонкие копыта, кони с ласточками на лбу не могут скакать против солнца, потому что у них тонкая кость головы и в мозг проникают солнечные лучи, — ответил юноша и ускакал от погони.

Был у князя смышленый человек. Когда люди князя не сумели поймать сына Тимура, этот человек сказал, что он мог бы поймать его. Тогда князь отправил его в погоню. Этот человек настиг юношу в тот момент, когда тот только что въехал в реку. Он начал пускать в него стрелы. Хотя этот человек и догнал его, юноша понял, что тот ничего не смыслит в военном искусстве. Юноша сказал преследователю:

— Если бы ты, догнавший меня, окунул свой лук в воду и после этого стал пускать в меня стрелы, ты бы мог легко убить меня и моего коня.

Когда человек окунул свой лук в воду и стал натягивать тетиву, мокрый лук тотчас же сломался. Так юноша ускакал от него.

А Тимур в это время ехал навстречу юноше с войском. Все кони его войска заржали, когда увидели коня этого юноши.

В это утро Тимур дал своим воинам миску золота и стал спрашивать у них:

— Сколько человек можно накормить один раз на это золото? Спросите об этом у всех.

Воины вернулись к Тимуру с ответом:

— Одни говорят, что можно накормить шестьсот человек, другие шесть тысяч.

— Остался ли хоть один человек, которого бы вы не спросили? — задал вопрос Тимур.

— Мы встретили в лесу одного юношу. Он отдыхал, положив под голову седло. Только его мы не спросили, — ответили воины.

Тимур послал воина к этому юноше.

— На это золото нельзя накормить и одного проголодавшегося, — ответил юноша.

— Он говорит чушь, — сказали воины и передали слова юноша Тимуру.

вернуться

228

Хромой Тимур ― Тимур-Ленг (Тимур, Тамерлан) ― среднеазиатский полководец (1336―1405), основатель династии Тимуридов. В 1395 г. он разбил на Тереке войска Тохтамыша; видимо, отголоски этих событий и отразились в данной легенде.

вернуться

229

Здесь отражены пережитки языческих представлений, согласно которым душа человека во время сна может обратиться в муху или в другое насекомое.

вернуться

230

Черный хребет, Коазашке ― топонимы горной Ингушетии.

вернуться

231

Истмале ― Стамбул.

вернуться

232

Восток ― букв.: «сторона, где восходит солнце».

вернуться

233

Эти рвы действительно тянутся по всему Северному Кавказу из Чечено-Ингушетии через Северную Осетию и Кабардино-Балкарию к Черному морю.

вернуться

234

«И посмотрел в берцовую кость» ― по народным представления если в кости сохранился мозг, то конь еще не богатырский; если кость литая, то коня можно считать богатырским.