— Пойдите приведите его, — сказал Тимур, поняв, что это и есть его сын.

С тех пор Тимур перестал рыть рвы.

188. Гази, сын Алдама[235]

Опубл.: ИФ, т. II, с. 209.

Записал А. У. Мальсагов в 1962 г. на ингушском языке от А. Евкурова, с. Олгеты ЧИАССР.

Трех лет до пятнадцати недоставало сыну Алдама Гази.

Однажды в сумерки к нему подскакал всадник и сообщил:

— Сегодня в полночь по такому-то мосту будет проезжать убийца твоего отца.

Не прошло и нескольких минут, подскакал другой всадник:

— Сегодня ночью любимую тобой прекрасную Зазу насильно выдают за черкесского князя.

Не успел Гази хорошенько подумать, что ему вначале предпринять, как появился еще один всадник:

— Сегодня ночью к тебе прибывают друзья твоего отца.

Печальный направился Гази в саклю.

— Что ты приуныл, какие мысли беспокоят тебя, мой мальчик? Поведай их матери, родившей тебя, — сказала мать.

Рассказал Гази о причине своего горя.

Тогда мать сказала ему:

— Если врагу нашего народа и убийце твоего отца суждено погибнуть от твоей руки, это всегда успеется. Если прекрасная Заза, дочь Анзора, любит тебя, то ты всегда успеешь на ней жениться. Но если ты сегодня со всеми почестями не примешь друзей отца, то будешь опозорен на всю жизнь[236].

Гази достойно принял друзей отца. Тепло встретил их у порога сакли, накормил, напоил и спать уложил. Затем оседлал коня и устроил засаду у того места, по которому должен был проехать убийца его отца. В полночь к мосту на черном коне подъехал убийца его отца. На мосту конь злодея стал спотыкаться.

— Будь ты проклят, почему ты стал спотыкаться? Нам некого бояться! Ведь Гази, сыну Алдама, до пятнадцати лет недостает еще трех! — наносил удары плеткой черный всадник.

— До пятнадцати лет трех годов недостает Гази, сыну Алдама, но он перед тобой. Готовь свое оружие к бою! — крикнул Гази.

И в честном бою Гази, сын Алдама, одержал победу, и свидетельством тому были отрезанные у врага усы[237].

Затем Гази отправился к прекрасной Зазе, дочери Анзора. Входит он в дом и здоровается с черкесскими князьями:

— Пусть покой ваш ничто не нарушит, я забираю свою невесту!

— Перестань шутить! — говорят князья.

— Шутки начало ссоры, но не упрекайте меня в подлости, — сказал Гази, забрал свою невесту, до рассвета возвратился домой и сказал:

— Вот, мать, твоя сноха.

Затем вытащил из-за пояса усы:

— А это усы убийцы твоего мужа.

От радости мать Гази так легко станцевала вокруг очага, что на золе не осталось бы даже муравьиного следа.

Некоторое время спустя прибыли черкесские князья.

— Мы на вес дадим вам золото, не унижай нас перед другими князьями, возврати нам Зазу, дочь Анзора, — просят они Гази, сына Алдама. — Если не отдашь ее волей, заберем силой.

Это услышали гости, друзья отца Гази. Вышли они и сказали:

— Золото и серебро украшение князей. Прекрасная Заза украшение дома Гази. Если вы с миром пришли, то встретим вас как гостей, если вы с боем пришли, то и мы к бою готовы.

Поняли князья, что им ничего не удастся, и убрались восвояси, а свадебный пир во дворе Гази, сына Алдама, сейчас только по-настоящему разгорается. Видимо, на вашем веку он не кончится.

Приводим вариант, записанный в Чечне в 1977 г. студентом ЧИГУ И. Мацаевым от А.-Х. Дауева, с. Шали ЧИАССР (личный архив А. О. Мальсагова):

Жили-были старик и старуха. У них был один сын. Когда мальчику исполнилось шесть лет, отца его убили. Перед смертью отец завещал:

— Пусть сын женится после того, как отомстит моему убийце.

И он дал сыну имя Нохчи Кант.

Дни шли за днями. Сын возмужал и стал красивым. В восемнадцать лет он полюбил девушку, которую ввали Исанзаки. В двадцать лет решил жениться. Узнала об этом мать и говорит ему:

— Отец завещал, чтобы ты женился лишь после того, как отомстишь убийце отца.

Молодой человек пошел к своей возлюбленной и сказал ей:

— Мне отец завещал, чтобы я женился лишь после того, как отомщу убийце. Сегодня я пришел сказать тебе об этом. Хочешь выходи за другого, хочешь жди.

Исанзаки сказала, что выйдет только за него и дала ему со своего пальца золотое кольцо. Обрадовался юноша.

И вот как-то сидит на тахте Нохчи Кант, вдруг раздается стук в дверь. Вышел он на стук перед ним всадник.

— Что ты лежишь, гордый Нохчи Кант? Ведь сегодня ночью через Кизляр проезжает убийца твоего отца. Если ты мужчина, убей его, — сказал юноше.

Нохчи Кант за такое сообщение подарил ему своего лучшего скакуна. Приготовил Нохчи Кант оружие, покрытое золотом и серебром, но в это время прискакал другой всадник:

— Гордый Нохчи Кант! Твою возлюбленную Исанзак увез грузинский князь.

За такое сообщение одарил юноша всадника лучшим мажаром[238].

Не успел юноша опомниться, как прискакал третий всадник и сообщил:

— Гордый Нохчи Кант! К тебе в гости едут друзья отца, которые делили с ним хлеб-соль. Готовься к их встрече!

Услышал он третье сообщение и стоял в замешательстве, не зная, что предпринять. В комнату вошла мать и спросила его:

— Сын мой, скажи мне, что с тобой? Что случилось? Ты чем-то удручен?

Рассказал сын матери, какие вести получил он.

— Что мне делать? Ума не приложу, — закончил он свои рассказ.

Тогда мать сказала своему сыну:

— Мой дорогой сын! Если суждено отомстишь за кровь отца, если суждено Исанзаки будет твоей! В первую очередь принимай гостей. Если ты их сегодня не примешь, они больше никогда не переступят порог твоего дома.

Подавил он в душе своей любовь и месть и, по обычаю, гостеприимно принял друзей отца.

189. Внук Козаша и Германч

Опубл.: А. О. Мальсагов. Нартсхойский эпос вайнахов, с. 100 (на рус. яз.)

Записал И. А. Дахкильгов в июле 1966 г. от учителя Долаковской школы М. Балхаева.

Вблизи селений Долаково и Кантышево находятся два кургана. Их называют курганами Козаша и Германча. Люди говорят, что на кургане Козаша жил Козаш, а на кургане Германча Германч. Они враждовали между собой.

Однажды Германч со своим войском дал бой Козашу. Германч одолел его и уничтожил и детей, и глубоких стариков. Германч решил вырезать все потомство Козаша и потому предал смерти даже беременных женщин. Жилье Козаша было предано огню. Решив что с Козашем покончено, Германч вернулся к себе.

Но род Козаша не пресекся. Одна из его невесток, находившаяся в это время в горах у своих родителей, была беременной и там родила мальчика. Когда он повзрослел, мать обо всем ему рассказала. Внук Козаша отправился в Черкесию к одному князю который предложил ему пасти бесчисленные стада овец и коней или принимать в доме гостей. Внук Козаша согласился на последнее Присматривался он к обычаям, нравам черкесов в хорошо исполнял свои обязанности.

Во дворе князя росло огромное дерево. Вспоминая о своем долге, в свободное время под этим деревом часто горевал внук Козаша и подрезал дерево кинжалом. Прошло много лет, а он продолжал подрезать дерево. Наконец оно рухнуло. Тогда князь спросил внука Козаша:

— Давно я заметил, что тебя что-то гнетет. Расскажи мне о своем горе.

Обо всем рассказал ему внук Козаша: о том, как убили его деда, отца, двоюродных братьев, о том, как он сам остался в живых: рассказал о долге крови, который необходимо исполнить.

— Я полюбил тебя, как родного сына, — сказал князь, — и дам тебе большое войско. Я буду гнать коней до тех пор, пока это рухнувшее дерево не превратится в прах.

Когда всех коней князя прогнали по дороге через дерево, только половина его превратилась в прах.

вернуться

235

На востоке горной Чечни, недалеко от знаменитого озера Казеной, находится величественный замок Алдам-Гези, с которым народная память связывает описанные здесь события.

вернуться

236

У чеченцев и ингушей существует пословица: «Покойника положи под кровать, а гости прими». По понятиям горцев, в первую очередь следует принять гостя, а затем лишь заниматься всеми другими делами, как бы важны они ни были.

вернуться

237

Отрезать усы или схватить за бороду считалось у вайнахов, как и у многих других народов мира, большим оскорблением.

вернуться

238

Мажар — кремневка, ружье.