Через некоторое время соседи прослышали о нападении прибыли на помощь и увидели страшную картину.

Враги истребили всех. Прибывшие на помощь заметили недалеко от башни женщину. В крови, которая из нее текла, лежал грудной ребенок. На другом краю откоса лежала убитая, женщина, а рядом с ней тоже маленький мальчик. Галгаи очень обрадовались, что род, разгромленный в башне, не прервался. Сидевшего на склоне горы назвали Мялхи, а лежавшего в крови Цечо[214].

От этих двух мальчиков и ведут свою родословную мялхистинцы и Цечоевы.

178. Ханой Хинг[215]

Записал И. А. Дахкильгов в 1965 г. на ингушском языке от С. Патиева (125 лет), с. Ляжг ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Ханой был искусным строителем боевых башен, Хинг перенял это искусство от своего отца.

Однажды при укладке башни Хинг сказал отцу:

— Этот камень следовало положить не так, а иначе, и показал, как нужно положить.

— Ты начал и мне советовать? — сказал отец. — Неужели ты считаешь себя столь искусным?

И они поспорили.

— Хорошо, сказал отец. Жители аула Ляжг Хутиевы просят нас построить боевую башню. Они все приготовили и обещают уплатить за работу шестьдесят голов скота. Пойди возведи дли них боевую башню, а я здесь, в Хани, возведу другую. После строительства этих башен узнаем, кто из нас искуснее.

Хинг отправился в Ляжг. Он решил возвести самую лучшую башню из всех виденных им. Он хорошо готовил известь. На краю речки была мельница, на которой дробили щебень и превращали его в песок. В раствор он иногда добавлял молоко, яйца, ослиный волос.

После приготовления раствора он брал его на лопату и, качая, переворачивал. Если раствор с лопаты не падал, он считал его готовым. Камни подносили одни люди, а укладывали другие.

С двойным потолочным сводом выстроил башню Хинг.

Когда Хинг положил на верх башни последний камень, отец пришел взглянуть на его работу. Посмотрел отец башню внутри и снаружи, поскреб раствор и крикнул сыну:

— Ты победил меня, нет мастера искуснее тебя!

От радости Хинг станцевал на острие камня, установленного на вершине башни.

179. Ханой Хинг и бог

Записал И. А. Дахкильгов в 1968 г. на ингушском языке от С. Патиева, с. Ляжг ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Богу нравился характер Ханой Хинга. Опустил бог золотую цепь и говорит:

— Взбирайся ко мне.

Поднялся Хинг и уселся на небесных сводах.

— Посмотри вокруг, — сказал бог. — Отсюда видно все, что происходит в мире.

Удивленно озирался Ханой Хинг но сторонам.

Посмотрел он в Хани, хотел узнать, как поживает его семья, и видит, что жена его вместе с пастухом зашли в сарай.

— Дома может случиться плохое, отпусти меня, — стал просить бога Ханой Хинг.

— Иди, — сказал бог. — Как только опустишься на землю, ударом шашки отсеки для себя кусок золотой цепи от меня в подарок.

Опустился Ханой Хинг на землю и захотел отсечь от золотой цепи кусок побольше. Подпрыгнул Ханой Хинг и шашкой отсек большой кусок золотой цепи.

За жадность бог проклял его до седьмого колена:

— Пусть потомство твое будет малочисленным, и пусть оно будет тщедушным!

Проклятие, говорят, сбылось. Каждое последующее поколение становится все хуже.

180. Две башни, построенные Ханой Хингом

Записала А. Гандалоева в 1976 г, на ингушском языке от неизвестного лица, с Арамхи ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

В ауле жили некогда два брата. У старшего было три сына, а у младшего ни одного. Известно, что люди, не имеющие потомства, питают к другим черную зависть. Старший брат попросил мастера Ханой Хинга построить боевую башню. Тот согласился и начал строить.

Младший брат устроил для Ханой Хинга той и на нем попросил и себе построить боевую башню. Он предложил мастеру двойную плату и попросил построить башню старшего брата так, чтобы она рано или поздно рухнула.

Ханой Хинг взял плату и обо всем рассказал старшему брату. Тот предложил ему еще большую плату за то, чтобы при падении его башня упала на башню младшего брата.

Братья умерли. Прошло-много времени. Башня старшего брата рухнула и свалила башню младшего.

Так закончилось соперничество братьев.

181. Гий и Пховец

Записала А. Озиева в 1976 г. на ингушском языке от М. Гетагазовой, с. Назрань ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Жили три брата: Гий, Циккам и Дудырг. Все трое были здоровые, сильные люди. Гий один мог съесть трехгодовалого быка.

Грузинский падчах созвал приближенных и сказал:

— Эти братья и их народ рослые, сильные люди. Уберечься от них будет нелегко.

Грузинский падчах предложил галгайцам пойти на спор: «Чей бегун первым добежит до Ассы и перейдет ее, тем и достанутся земли, на которых живут галгайцы».

Галгайцы выставили Гийя, а грузинский падчах Пховца. Окунули бегуны пальцы в Терек и побежали в горы, в сторону Ассы. Гий был очень силен; в этот день он съел трехгодовалого быка и выпил весь бульон, в котором варился бык. Обычно Гий спал после этого целую неделю. А тут ему пришлось бежать наперегонки. Поэтому Гий бежал только вровень с Пховцем.

Подбежали они к Ассе одновременно. И только Пховец хотел перейти Ассу, как Гий сказал ему:

— Не смей переходить реку в обуви воду — из этой речки пьют жители двенадцати сел!

У Пховца была сыромятная обувь с длинными тесемками. У Гийя же обувь была без тесемок. Пока Пховец разматывал тесемки, Гий сбросил обувь и первым перебежал Ассу. Пришлось грузинскому падчаху оставить землю галгайцам.

182. Арсамак и Гий

Записала А. Гандалоева в 1976 г. на ингушском языке от Д. Аушева, с Арамхи ЧИАССР.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Арсамак был из рода Лолохоевых, а Гий из рода Тумгоевых. Поспорили они из-за земли. Тумгойцы не позволили прогонять через свои земли скот Лолохоевых. Арсамак разрешил, и Лолохоевы погнали свой скот на земли Тумгоевых.

Тут между Арсамаком и Гиием разгорелась борьба. Началась она на рассвете в местечке Беркарийте[216] и длилась до рассвета следующего дня. Победил в этой схватке Арсамак. Поверженный Гий умолял Арсамака не тащить его больше по земле и сказал:

— От этого места и далее вся земля твоя.

Арсамак дважды повернулся на пятке и сказал:

— Пусть здесь появится родник.

И появился родник, который стал границей между этими родами.

183. Солса

Записал А. О. Мальсагов в 1971 г. на чеченском языке от X. Жалиевой, с. Бамут ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

В давние времена в ущелье реки Аргун жил князь Солса. Этот князь проводил первую ночь с невестой каждого подвластного ему человека. Только переночевав с ним, невеста могла пойти к своему мужу.

Однажды к князю пришел бедный человек и попросил князя не позорить его.

Солса обругал бедняка, прогнал его, а напоследок крикнул:

— Чем ты лучше других?

Тогда разгневанный бедняк пошел к сыну Солсы и попросил у него за золотой абаз шашку отца. Шашкой Солсы можно было обвить руку, словно нитку намотать на катушку. Стоило нажать ручку шашки, и она сразу же выпрямлялась.

За золотой абаз сын Солсы отдал бедняку шашку. Этой шашкой бедняк снес голову Солсы. Голова Солсы трижды перекатилась через Аргун и прокричала:

— Пусть власть князей перейдет к рабам, а власть рабов к князьям.

вернуться

214

Цечо ― от цIе ― «красный»; Цечоевы ― ингушская фамилия.

вернуться

215

Ханой Хинг ― предполагаемый первопредок ингушской фамилии Ханиевых. Его именем названо и село в горной Ингушетии. Хинг ― сын Хано.

В Ингушетии были известны целые роды, которые занимались кладкой жилых и боевых башен. В народе они назывались «то говзапчаш»― мастера по камню.

вернуться

216

Беркарийте ― топоним горной Ингушетии.