— Куда подевалась свинья?

— Я еще не успела прийти в себя, как свинья ожила и сказала: «Такие недружные товарищи и весной меня не оживят. Пусть я буду и без прямой кишки» и бросилась вон, — сказала лиса.

152. Крестьянин, медведь, лиса и овод

Записала Ж. Торшхоева в. 1978 г. на ингушском языке от Б. Бекбузаровой, с. Мужичи ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Крестьянин впряг волов и пахал землю. Увидел медведь вспаханную землю и подивился силе волов.

— Какая сила у этих волов! Что ты сделал, чтобы они стали сильными? — спросил медведь.

— Я их выхолостил, — ответил крестьянин.

— Тогда выхолости и меня, чтобы такая сила была и у меня, — сказал медведь.

Выхолостил крестьянин медведя и сказал ему:

— Утром до восхода солнца будешь бегать по росе, а после восхода солнца ложись на спину на солнечной стороне горного склона.

Послушался медведь крестьянина, и стали его раны гноиться. Лежит медведь и жалобно стонет. Подходит к нему лиса и спрашивает:

— Что с тобой, медведушка?

Рассказал медведь и, застонав, произнес:

— Вряд ли я останусь жив.

— Я отомщу крестьянину: напугаю волов и испорчу всю пахоту, — сказала лиса.

Только лиса появилась на пахоте, крестьянин ударил ее нухдувхиргом и перебил лисе лапу. Прибежала лиса к медведю и легла рядом с ним.

— Что с тобой случилось, лисонька? — спросил медведь.

— Тебя он только выхолостил, а мне ноги перебил, — сказала лиса.

Лежат медведь с лисой на солнце, и подлетает к ним овод.

— Что с вами случилось? — спрашивает овод.

Медведь и лиса обо всем рассказали оводу.

«Я покусаю волов; и они разбегутся», — решил отомстить овод крестьянину.

Полетел овод и уселся на волов. Крестьянин войлочной шляпой поймал его, воткнул ему в зад соломинку и отпустил. Прилетел овод к медведю и лисе и жалуется:

— Мне досталось куда больше, чем вам.

— Что он тебе сделал? — спрашивает лиса.

Показал им овод, что с ним сделал крестьянин.

— Нам лучше убираться отсюда подальше, пока крестьянин нас не убил.

С тех дней, говорят, оводы, лисы и медведи живут высоко в горах.

153. Глупый волк, умные бараны, храбрый конь и умный осел

Записала Д. Дзаурова в 1972 г. на ингушском языке от неизвестного лица.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Жил-был волк. До глубокой старости жил он в одиночестве. Перед смертью решил проведать своих братьев.

Отряхнул он свою шубу от пыли, укутал шею дырявым башлыком и отправился в дорогу.

Шел он, шел и пришел к селу вроде Долаково[178].

За этим селом он увидел на лужайке двух баранов и решил их съесть, но подумал: «Я так голоден, что баранов мне сейчас не одолеть».

Заметили умные бараны волка и говорят:

— Дорогой волк, прежде чем нас съесть, встань посреди нас и дай нам перед смертью взглянуть друг на друга.

— Ладно, я согласен, — сказал глупый волк.

Стал он между баранами, и они с разбегу ударили рогами и переломали ему все ребра.

Привел волк себя кое-как в порядок и поплелся дальше.

Шел он, шел и на краю села вроде Экажево повстречал коня. Решил волк съесть его. Но конь увидел волка и сказал ему:

— Прежде чем съесть меня, вырви гвоздь из копыта моей задней ноги.

— Хорошо, — согласился глупый волк.

Конь протянул ногу и, только волк приблизился, ударил его копытом и выбил клыки из волчьей пасти.

Визжа и плача, отправился волк дальше.

Шел волк, шел и пришел к селу вроде Плиево. Увидел он около холма осла. Подумал про себя осел: «Отсюда ты еле ноги унесешь».

И только волк подошел, осел говорит:

— Серый, разреши мне перед смертью раза два прокричать.

Глупый волк согласился: Услышали люди крик осла, поняли, в чем дело, и с вилами, кольями и собаками побежали к ослу.

Бросился волк со всех ног наутек и попал в яму. Люди побили его камнями; собаки вдоволь налаялись, и все разошлись по домам.

Стал волк вспоминать свои похождения:

«Будь я проклят! Разве я зять, чтобы стоять между свояченицами?! Хорошо ребра помяли и правильно сделали.

Врач я или кузнец, чтобы вытаскивать гвозди?! Выбили из пасти клыки и правильно!

Что я попал в кино или в театр, чтобы позволять ослу петь? Хорошо избили они меня, теперь вовек мне из ямы не выбраться. За это следовало меня схватить двум мужчинам за хвост и избить палками».

В это самое время в яме оказались двое мужчин. Они возвращались после разбоя, попади в яму и не могли выбраться из нее. Схватили они волка за хвост и стали бить его палками. Волк выскочил из ямы, а мужчины уцепились за его хвост и тоже оказались наверху. От радости они не стали убивать волка, и снова бросили несчастного в яму. Он и сейчас, говорят, сидит там.

154. Волчица и пастух

Записал С Патиев в 1974 г. на ингушском языке от Е. Беркинхаевой, г. Назрань ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Младший сын отца пас в горах овец. Его считали не очень умным, но относились к нему с уважением.

Возле пещеры, куда он загонял овец, была волчья нора. В ней жила волчица с четырьмя волчатами. Младший сын давал волчице внутренности зарезанного им барана. Поэтому волчица берегла его отару.

Как-то младший сын погнал отару пастись высоко в горы у пещеры остался один хилый барашек. Волчица ушла в лес, а в это время из норы вылезли волчата и съели занемогшего барашка.

Возвратился пастух и подумал: «Наши соседи одержали верх — волчата съели оставленного барашка. Я проиграл и должен покинуть это место».

В это время из лесу вернулась волчица и узнала, что произошло. Вскочила она в нору, вышвырнула оттуда волчат и стала изо всех сил трепать их.

Тогда пастух сказал волчице:

— Отпусти волчат, не бей! Я сам виноват, что оставил их голодными. Больше они не будут так делать.

Ночью юноша услышал выстрел. Выскочил он из пещеры и увидел, что волчица принесла большого барана.

Она унесла этого барана из чужой отары взамен барашка, которого съели ее волчата.

155. Волк, лиса и еж

Опубл.: ИФ, с. 64.

Записал X. Осмиев в 1933 г. на ингушском языке от А. Гатиева, с. Ангушт ЧИАССР.

В давние времена отправились в путь волк, лисица и еж. По дороге они нашли кайсарилг[179]. Каждый из них хотел заполучить свою долю.

— Так, так, — сказал волк. Если мы разделим кайсарилг на три части, то нам достанется очень мало, а так, чтобы вся она принадлежала одному из нас, мы не сможем договориться. Ее съест тот, у кого отец был самый высокий.

Лисица и еж согласились с волком.

— Ну, как высок был твой отец, волк? — спросила лисица, виляя хвостом.

Волк, не теряя достоинства, отвечал:

— Когда мой отец стоял рядом с высокими горами, они были ему лишь по пояс.

— А как высок был твой отец, лиса?

Лиса, взглянув вверх, сказала:

— Видите на небе белые облака? Отец мой был такой высокий, что головой касался их.

Еж, не ожидая вопроса, быстро проговорил:

— А не говорил ли твой отец, лисичка, что его головы касалось что-то мягкое?

Лиса, обрадованная этими словами, подумала, что еж имеет в виду облака, и радостно произнесла:

— Да, да, говорил, конечно, что его головы касалось что-то мягкое.

— Так это была мотня штанов моего отца, — сказал еж.

Волк не мог вынести, что кайсарилг достанется не ему.

— Тогда давайте, — сказал он, — побежим наперегонки, и кто обгонит, тот и съест кайсарилг.

Лиса и еж согласились. Они поднялись на высокую гору, чтобы сбежать с нее вниз. Волк и лисица со всех ног кинулись бежать под гору, а еж свернулся в шарик и скатился с горы. Не успели волк и лисица месте добежать до середины пути, как еж уже был на месте.

вернуться

178

Долаково, Экажево, Плиево ― плоскостные села Чечено-Ингушетии.

вернуться

179

Кайсарилг — книжка (часть желудка жвачных животных).