Наполнила свое брюхо первая коза и не спеша направилась домой.

Когда она приблизилась к засаде, волк спросил:

— Подеремся, козочка?

— Подеремся, дурень-волк, — ответила коза.

Набросился на нее волк и проглотил.

Вскоре двубрюхая коза наполнила свои два брюха и, переваливаясь с боку на бок, направилась домой.

Как и первую, спросил ее волк:

— Подеремся, козочка?

— Подеремся, дурень-волк, — ответила двубрюхая коза.

Набросился волк и проглотил ее.

К вечеру наполнила три своих брюха старшая коза и вперевалочку направилась домой.

Как только увидела она волка в засаде, сразу же спросила:

— Подеремся ли, дурень-волк?

— Подеремся, козочка, — ответил волк.

Стали они драться. Кольнет коза иголкой дырку проколет, ударит ножом ухо или ногу оторвет. А когда ударила саблей, вспорола брюхо волку. Вытащила из волчьего брюха обеих коз, и все три вместе прибыли они домой.

140. Самые большие…

Записала Ж. Торшхоева в 1978 г. на ингушском языке от А. Торшхоева, г. Грозный.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Прослышал осел, что раздают уши, и отправился в дальнюю дорогу. Он не знал точно, что такое уши, а только был наслышан о них.

Пришел осел на то место, где раздают уши, и кричит:

— Здесь ли делят уши?

— Здесь, — ответили ему.

— А какие они? — спросил осел.

— Какие пожелаешь! Есть и большие, и маленькие, и средние, — сказал тот, кто раздавал уши.

— А сколько просят за них? — спросил осел.

— Их дают бесплатно. Какие тебе нужны?

«Смотри, — подумал осел, — какой дурак: если бесплатные уши дают, то кто же станет брать маленькие?» И осел сказал:

— Дайте мне большие уши.

— Вот так и получили горцы длинноухого коня, — произнес тот, кто раздавал уши.

141. Осел и бык

Опубл.: ИЖС, с. 33.

На краю обрыва пасся бык. Проходил недалеко осел и сказал быку:

— Ушел бы ты, бык, с края обрыва: окажешься на моей спине.

— Что ты, о чем болтаешь? Как я могу оказаться на твоей спине?

И бык продолжал пастись.

Прошло немного времени, и бык сорвался в пропасть. Хозяин прирезал его, освежевал, а тушу и шкуру взвалил на осла и поехал домой.

Тащил, тащил осел тушу и шкуру быка, выбился из сил и говорит:

— Клянусь, бык, я ведь предупреждал тебя, чтобы ушел ты с края обрыва, ибо окажешься на моей спине. Но ты заупрямился и по своей глупости не внял доброму совету вот мне и приходится везти твою шкуру и тушу.

142. Дележ мира

Записала Ж. Торшхоева в 1978 г. на ингушском языке от А. Торшхоева, с. Галашки ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Давным-давно каждому выделяли его долю. Отправилась за своей долей и свинья. В дороге она подошла к речке напиться. Говорит ей рыба:

— Я не могу пойти сегодня за своей долей. На обратном пути расскажешь обо всем.

Через некоторое время свинья возвратилась. Спрашивает ее рыба:

— Что кому выделили там, где ты была?

— Тебе для жилья и веселья выделили воду. Мне и другим, зверям лес. Был там некто человек, ничего ему как будто и не дали, но говорили, что ему дали какой-то ум, — ответила свинья.

— Если ему дан ум, то порох и пули для тебя он всегда добудет, — сказала рыба.

— В таком случае и тебе крючка не миновать, — не осталась в долгу свинья.

Они расстались опечаленные.

Знаете, в чем причина этой печали?

143. Ахкотам[176]

Записал студент ЧИГУ в 1976 г, на ингушском языке от Л. Индиевой, с. Советское ЧИАССР.

Личный архив А. О. Мальсагова.

Была одна курица, которую прозвали Ахкотам. Ногами она вспахала землю, крыльями ее взбороновала и посеяла просо. Сидела она в курятнике, а один человек сообщил ей: «Лошади Ати потравили посевы твоего проса».

Ати был человек богатый. Утром отправилась Ахкотам с посохом в руке к Ати. Идет Ахкотам, постукивая палкой, и встречается ей лиса.

— Куда идешь, Ахкотам? — спросила лиса.

— Иду к Ати пусть вернет мое просо, которое потравили его лошади.

— Я тебя съем, — сказала лиса.

— Я не знаю, съешь ты меня или нет, но я тебя наверняка проглочу живьем, — сказала Ахкотам и проглотила лису.

Идет Ахкотам дальше, постукивая палкой, и встречается ей волк. Проглотила и волка. Идет дальше, и на пути ее речка. Ати жил по ту сторону речки. Ходит Ахкотам по берегу реки и кричит:

— Выходи, Ати. Я разорю твое хозяйство, если ты не вернешь мое просо, потравленное твоими лошадьми!

Ати приказал бросить Ахкотам в речку. Но курица тут же выпила всю речку.

— Верни мое просо или смешаю тебя с черной глиной, — сказала Ахкотам.

Ати приказал бросить ее в курятник: Тогда Ахкотам выпустила лису, и та передушила всех кур в курятнике.

— Ты останешься без хозяйства, верни мне просо! — сказала Ахкотам.

Ати приказал бросить ее в овчарню. Тогда Ахкотам выпустила волка, и он не оставил в живых ни одной овцы.

— Верни мое просо или я разорю все твое хозяйство! — сказала Ахкотам.

— Сожгите эту проклятую курицу! — сказал Ати.

Только бросили ее в костер Ахкотам выпустила всю воду. И все хозяйство Ати поплыло по реке.

Ати вернул просо, и Ахкотам возвратилась домой.

144. Разговор косули с кизилом

Записал И. А. Дахкильгов в 1069 г. на ингушском языке от X. Ханиевой, г, Грозный.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

Мчалась косуля, и на пути ее оказался кизил. Говорит ему косуля:

— Ассалам-алейкум, кизил, который подкладывают под сухие дрова!

Слова эти означали: «Хотя кизил и сырой, но горит — хорошо, и подкладывают его для растопки дров».

На эти лестные слова косули кизил ответил:

— Ва алейкум-салам, косуля, бульон из которой бывает вкуснее мяса!

— Э-э-э-х! — горестно воскликнула косуля, если таким вкусным будет из меня бульон, то мясо должно быть еще вкуснее, и люди не дадут мне покоя.

Косуля так расстроилась, что у нее разорвалось сердце.

145. Волк, лиса и еж

Опубл.: ИЖС, с. 23.

Заспорили как-то лиса, волк и еж о том, кто быстрее опьянеет.

— Стоит мне лишь языком лизнуть, и я уже пьян, — сказал волк.

— Я пьянею от одного запаха, — сказала лиса.

Не успели волк и лиса сказать об этом, как еж уже валялся на траве вверх ногами:

— А я пьянею от одного разговора о выпивке.

146. Волк, лиса и петух

Опубл.: ЧФ, т. II, с. 172.

Записал С. Эльмурзаев на чеченском языке от Ш. Хасуева, с. Гелдаган ЧИАССР.

Высоко в горах, в необитаемых лесах собрались однажды волк, лиса, петух и по совету лисы решили выстроить шахар.

— Как же нам это сделать? — спросили волк и петух. — С чего начать?

Лиса ответила:

— Волк будет из лесу дрова приносить, я буду дым к небесам пускать, а петух по утрам кукарекать. Вот и станут люди говорить, что мы основали шахар.

На следующий день волк пошел в лес за дровами, а лиса бросилась на петуха и оторвала ему хвост.

Возвратился волк и видит, петух на дереве с оторванным хвостом.

— Что это с тобой? — удивился волк.

Когда петух рассказал о случившемся, волк кинулся на лису и оторвал ее пышный хвост. Отбежала лиса в сторону и кричит:

— Если мы будем отрывать друг у друга хвосты, шахар нам никогда не выстроить!

147. Следы не выходят

Записал И. А. Дахкильгов в 1973 г. на ингушском языке от М. Велиева.

Личный архив И. А. Дахкильгова.

вернуться

176

Ахкотам ― букв. «полкурицы».