По совету Тани Гук Баймурза подкрался к Жера-Бабе и со словами: «Баба, я твой кант!» — бросился в ее объятия.

— Да, ты мой сын! Поведай мне о причине своего прихода, — сказала Жера-Баба.

Выслушала она Баймурзу и говорит:

— Нет, нет, так Малх-Азни не добиться, ведь ее охраняет большое войско падчаха. Но я помогу тебе. Малх-Азни играет с золотой уткой, а я превращу тебя в золотого голубя. Между войском, охраняющим Малх-Азни, и башнями стоит золотой столб. Ты сядь на верх столба. Воины будут в замешательстве, стрелять в тебя или нет. Затем решат поймать, чтобы Малх-Азни тобой забавлялась, и принесут тебя к ней. Только так ты сможешь добиться Малх-Азни.

Жера-Баба превратила Баймурзу в голубя. Он взмахнул крыльями, полетел и уселся на верх столба. Некоторые воины говорили, что надо убить голубя, другие отговаривали. Наконец решили его поймать. Поймали и бросили в комнату Малх-Азни. Голубь примостился в углу комнаты и поглядывал на Малх-Азни. Взглянула на голубя Малх-Аани и сказала:

— Удивительно, если ты действительно голубь. Твои глаза очень похожи на глаза Баймурзы, о котором мне так много рассказывали.

— Я и есть Баймурза, — сказал он, и из голубя превратился в юношу.

Тогда Малх-Азни вышла и сказала воинам.

— Расходитесь, я выхожу замуж.

На рассвете они запрягли коней и собрались ехать домой. Переночевали у Жера-Бабы и поехали.

— Я бы хотел немного отдохнуть, — сказал Баймурза и задремал.

Через некоторое время он проснулся и увидел плачущую Малх-Азни.

— Ты плачешь? Ведь я неволить тебя не стану и снова отведу к твоей башне, — сказал Баймурза.

— Я плачу из-за надвигающихся черных туч. Когда я вышла из башни, меня хотел украсть сармак. Мне кажется, что эти тучи и есть сармак. Вот почему я плачу, — сказала Малх-Азни.

— С малолетства не было человека сильнее меня, кроме моего отца. Можешь смело погонять лошадей, — сказал Баймурза.

Не успели они закончить разговор, как перед ними опустился сармак. На человеческом языке он сказал:

— Давай драться!

Приготовился Баймурза драться. Сармак сказал:

— Оскорби меня![123]

— Я не буду тебя оскорблять. Я увожу твою любимую Малх-Азни. Ты оскорби меня!

Сармак плюнул в Баймурзу ядом. Тогда Баймурза выхватил шашку и снес сармаку голову.

Без всяких происшествий вместе с Малх-Азни он прибыл домой и рассказал отцу Байбуру, как он освободил семь сыновей Гамбура и дочь и о дальнейших своих приключениях.

Байбур пустил в стену две стрелы — молочную и кровяную: со стены упали три капли молока.

Теперь Байбур взобрался на свою железную кровать.

Семь дней и семь ночей играли свадьбу и от всего сердце веселились на ней.

31. Джантельг

Опубл.: ИФ, т. II, с. 115.

Записал И. А. Дахкильгов в 1964 г. на ингушском языке от Ш. Ханиевой, с. Нясар-Корт ЧИАССР.

Жили Джантельг и два его друга. Они прославились мужеством и храбростью. Ходили они по свету, предводительствуемые Джантельгом.

Однажды друзья очутились в диком краю и не знали, где переночевать. Увидели они отверстие в земле, заглянули в него — одна темнота.

— Давайте спустимся в отверстие, переночуем там, — сказал Джантельг.

— Опасно туда спускаться, мы ведь не знаем., что там, — сказали друзья.

— Что мне опасность, я спущусь, — сказал Джантельг и стал спускаться в отверстие, а за ним и его друзья.

Шли они, шли и видят сияние. Подходят — это лежит ешап. Поднялся ешап, сверкнул глазами, заскрежетал зубами:

— Что вам надо, зачем пришли?

— Старый ешап, мы пришли пролить твою кровь, — смело выступил Джантельг.

— У вас не хватит сил пролить мою кровь. Я сам пью кровь людей, подобных вам, — сказал ешап и открыл позади себя двери. И видят друзья шестьдесят три головы.

— Это головы тех, чью кровь я выпил. Среди них были мужчины и посильнее тебя и твоих друзей, — сказал ешап.

— Да мы пошутили с тобой, где нам пролить твою кровь. Лучше приготовь нам поесть и место переночевать.

Зарезал ешап корову, сварил мясо в котле и угостил друзей ужином, а затем уложил спать.

Легли друзья. Джантельг притворился спящим, а сам чутко ко всему прислушивался. Мало ли времени прошло, много ли, слышит он какой-то шум. Приоткрыл Джантельг дверь и видит: ешап точит нож о свой зуб.

Тихонько разбудил Джантельг друзей. Увидели они, что делает ешап, и от ужаса замерли. Смотрит в их сторону ешап и спрашивает:

— Кто спит, а кто не спит?

— Я, Джантельг, не сплю.

— Почему ты не спишь?

— Не спится что-то. Перед сном моя мать резала мне на ужин трехгодовалого быка и варила его в большом котле на чистом молоке, — сказал Джантельг.

Привел ешап трехгодовалого быка, зарезал его, сварил на чистом молоке и накормил Джантельга. А Джантельг любил поесть Поел он мяса и снова лег. Ешап опять стал точить большой нож о свои зубы и спрашивает:

— Кто спит, а кто не спит?

— Я, Джантельг, не сплю.

— Почему не спишь, уснул бы себе!

— Не спится что-то. Перед сном моя мать после трехгодовалого быка варила в таком же большом котле на чистом молоке кашу из муки, — сказал Джантельг.

Варит ешап в огромном котле кашу на молоке и лопатой мешает ее. Каша сильно нагрелась и стала булькать. Ешап стоял нагнувшись над котлом. А Джантельг потихоньку подошел сзади и толкнул его в кипящий котел.

Ослеп ешап от сильных ожогов, носится по комнате со страшными воплями. Выхватил Джантельг шашку и изрубил ешапа на мелкие куски.

Кровью ешапа он обрызгал шестьдесят трех человек, находившихся за дверьми. Все они ожили.

Джантельг прогнал своих трусливых друзей, а этих шестьдесят трех возглавил и продолжал борьбу с врагами.

32. Прославленный лекарь

Опубл.: ИФ, т. II, с. 111.

Записал И. А. Дахкильгов 1964 г. на ингушском языке от Ф. Ханиевой, г. Грозный.

Жил один падчах. У него была единственная дочь. Она заболела и слегла. Всех лекарей своего края призвал падчах, но никто из них не мог ее вылечить, и падчах по одному убивал их.

В живых оставил падчах лишь двух человек и приказал им:

— Найдите лекарство для моей дочери.

Делали они различные снадобья, но никакой пользы от этого не было. И спросили они у одной гам:

— Есть ли на свете человек, который мог бы вылечить дочь падчаха?

— Такой человек есть. Хоть и не лекарь он, но дочь падчаха сможет вылечить, — ответила гам.

Два лекаря стали просить ее, чтобы она убила этого человека, ибо, если этот человек вылечит дочь падчаха, тот убьет их обоих.

Взяла гам у лекарей деньги и стала наговаривать падчаху на того человека, что он обманщик, может принести царству большой вред и его нужно убить.

— Как его убить? — спросил падчах.

— Я знаю отверстие в земле, которое ведет в нижний мир. Нужно бросить его в это отверстие.

И его бросили в нижний мир. Там он увидел много садов, фруктовых деревьев и разбросанное на земле золото и серебро. На этом серебре и золоте лежали змеи, сармаки и всякие другие гады. Все сармаки и змеи говорили, что нужно съесть этого человека. У падчаха сармаков было лицо человека, а тело огромных размеров. Голову его украшала шапка, усыпанная жемчугом. Подозвал он этого человека и спрашивает.

— Как ты попал сюда и что тебе нужно?

Ничего на свете не боялся этот человек и смело ответил:

— Я не хотел попадать к вам. Меня бросили сюда по наговору. Мне нужно, лишь одно — попасть в верхний мир.

— Ты храбрый человек. Я подниму тебя в верхний мир с условием, что на твоей спине мы сделаем изображение змеи, — сказал падчах сармаков и змей.

Падчах сармаков дал человеку волшебное кольцо, изобразил между лопаток змею, поднял его в верхний мир и сказал:

— Никому не показывай изображение змеи на своей спине.

вернуться

123

Обычно при столкновении положительного героя с отрицательным персонажем рукопашной схватке предшествует словесная перепалка, в которой обе стороны не хотят, по народному этикету, первыми начинать бой.