Глава 2

Большинство людей считали Зака Джеймса добродушным, улыбчивым и веселым.

Но исключительно потому, что он показывал им желаемый образ. Зак очень рано научился скрывать истинные чувства, чтобы они в итоге не обернулись против него. Однако сейчас он все же позволил себе проявить гнев и расстройство.

Зак видел, что за ним наблюдала великолепная женщина. Она моментально привлекала к себе внимание длинными стройными ногами, волевыми чертами и интригующим шрамом на щеке. Короткие иссиня-черные, немного взъерошенные волосы, кожа бронзового оттенка и платье в тон к потрясающим синим глазам.

Посмотрев красавице в лицо, Зак ожидал увидеть непонимание, но она оставалась безразлична и лишь внимательно наблюдала за ним.

К нему прогулочной походкой подошел Деклан Вард, держа руки в карманах брюк.

— Добрый вечер.

— Мы за вами наблюдали, — отрезал Зак. Он лично помог спроектировать новую систему безопасности и хотел, чтобы она оправдала ожидания. Ему было ненавистно, что посетители музеев любовались экспонатами через толстое стекло. Зак хотел дать людям возможность погружаться в историю и культуру, взаимодействовать с ней и восхищаться. А не смотреть на запертые артефакты. Тем не менее, его первостепенной задачей — как археолога и историка — всегда была охрана ценностей.

— Я здесь не один, — ответил Деклан. Позади него практически материализовался один из официантов и серьезно кивнул. — Это мой человек, Ронин Купер.

Теперь, посмотрев на Купера, Зак удивился, как, черт возьми, кто-то мог принять его за официанта. У мужчины были широкие плечи, натренированное тело, и выражение его глаз пугало.

— Вы хороши, — покачал головой Зак и протянул руку. — Я хочу получить изумруд обратно, — он сам нанял «Службу охраны охотников за сокровищами», но чем дольше не видел камень, тем сильнее раздражался.

— Он не у меня, — пожал плечами Деклан и кивнул, глядя Заку за спину. — У нее.

Зак обернулся, и у него желудок ухнул вниз.

«Быть такого не может»

На него со слабой улыбкой смотрела его красавица. Вся ее наивность и изумление исчезли без следа. Подмигнув, она запустила руку в декольте обтягивающего платья и извлекла бесценный изумруд.

— За мной ты тоже наблюдал, — сказала прекрасная незнакомка, — но видел лишь то, что хотел.

«Конечно же», — Зак смотрел на ноги от ушей и полные красные губы, наводившие на очень грязные мысли. Он видел сексуальную женщину, дрожавшую от каждого его прикосновения.

Теперь в ее глазах Зак заметил опасный блеск. За притягательной внешностью крылось нечто гораздо большее. Но его рассердило, что ее реакция на него была не более чем игрой.

Женщина протянула ему изумруд. Зак принял его и, внимательно наблюдая за ней, намеренно коснулся ее пальцев. Она быстро отдернула руку, и в ее глазах что-то вспыхнуло. Зак улыбнулся. По крайней мере, хоть что-то в ней было настоящим. Изумруд был теплым, согретый ее кожей, как понял Зак. Черт, ее грудями.

«Вот дерьмо», — только эрекции ему сейчас и не хватало.

— «Служба охраны охотников за сокровищами» получила наилучшие рекомендации, но мне нужны были подтверждения, — Зак посмотрел на Деклана. — Я хотел лично убедиться.

— Проверка? — выгнул бровь Деклан.

— Можно сказать и так, — ответил Зак и, подозвав одного из охранников, отдал ему изумруд. — Верни его на стенд и приставь к нему людей.

— Вам нужна помощь с охраной музея? — уточнил Деклан.

— Нет, — Зак снова посмотрел на свою незнакомку. — Мне бы и в голове не пришло, что ты работаешь в службе безопасности.

— Значит, я хорошо справилась с работой. И меня зовут Морган. Морган Кинкейд.

«Морган», — сильное имя для несгибаемой женщины. Глядя на нее свежим взглядом, Зак решил, что оно ей подходит. Могла ли она вне работы уступить мужчине? Таяла ли в чьих-то сильных руках?

— Ну, ты заинтриговала меня сразу же, как только я тебя увидел. Теперь я заинтригован еще больше.

— Ну, лучше бы тебе разинтриговаться, Джеймс, — выгнула бровь Морган.

«О, нет», — у него и в планах не было.

— Не забывай, что нужно быть всегда готовым к неожиданностям, — добавила она, понизив голос и подавшись к Заку.

— Вы не первый мужчина, клюнувший на очарование Морган, — Деклан прочистил горло, но выглядел изумленным. — Вот почему на подобные задания мы всегда отправляем ее. Теперь, раз вам не нужна наша помощь в охране музея, чего вы хотите?

— У меня есть для вас работа, — сказал Зак.

Посмотрев на членов своей команды, Деклан снова сосредоточился на нем.

— Слушаю.

— Не здесь, — Зак окинул взглядом переполненный зал. — Давайте пройдем в мой кабинет.

Он провел их мимо охранников. Миновав огромный зал в основной секции музея, где с потолка свисал гигантский скелет плезиозавра, Зак свернул в коридор, ведший к кабинетам сотрудников.

Добравшись до места, он по обыкновению наплевал на бардак в своем кабинете. Зак знал, где что лежит, остальное не имело значения. На стене висела его любимая фотография — он и его команда, все в снаряжении для дайвинга демонстрировали артефакты с затонувшего «Верелста». Зак держал в руке тот самый изумруд.

Он сел на потрепанный офисный стул, пока Деклан устраивался в гостевом кресле напротив. Ронин Купер прислонился к стене, в то время как Морган подошла к единственному окну, за которым царила ночная тьма.

Боже, эти ноги. Было невозможно не смотреть на них. Теперь Зак разглядел в них силу. Прежде рельефные мышцы не бросались в глаза. Он понятия не имел, как умудрился принять Морган за обычную женщину. Все трое выжидающе смотрели на него.

Пришло время переходить к делу.

— Несколько недель назад музею передали коллекцию писем и личных вещей миссионеров американской лютеранской церкви. Их группа работала на Мадагаскаре и организовала главный штаб на юге острова в бывшем французском поселении Форт-Дофин, ныне зовущемся Толанаро, — Зак откинулся на спинку стула. — Несколькие послания написаны малагасийцами, тесно сотрудничавшими с миссионерами и их предками. Одним из адресантов оказался малагасийский слуга Жан, работавший на губернатора в 1600-х годах, прежде чем французы покинули поселение, — он едва заметно улыбнулся. — Или же были выжиты местными жителями, тут с какой стороны посмотреть.

— И кто такой этот Жан? — спросил Деклан.

— Мы уже выяснили, что некий малагасиец по имени Жан поведал интересную историю спасенному французскому матросу, который затем пересказал ее главе Французской Ост-Индской компании.

— Полагаю, Французская Ост-Индская компания конкурировала с Британской Ост-Индской компанией? — спросила Морган.

— Правильно полагаешь. Многие европейские страны основали собственные торговые компании и послали корабли за своей долей богатств Западной Индии. Голландцы обогнали всех и подмяли под себя большинство торговых путей. На втором месте были англичане. Французы тоже захотели кусок пирога и основали Французскую Ост-Индскую компанию.

— И они получили свое? — спросила Морган.

— В некоторой степени. Но они не добились тех же успехов, что голландцы или британцы. Зато французы начали переговоры с Сиамом.

— Таиланд, — уточнил Ронин.

— Исключительно благодаря обаятельному греческому авантюристу по имени Константин Фолкон6. Он был невероятным. Сначала работал на Британскую Ост-Индскую компанию и прибыл в Сиам как обычный продавец. За несколько лет он быстро освоил тайский язык, устроился при дворе и стал первым советником короля Нарая. У него было много врагов, злившихся на то, что чужестранец быстро пришел к власти и получил огромные полномочия, — Зак поймал насмешливый взгляд Морган. — Просто я считаю Фолкона невероятно интересной личностью. Итак, король захотел произвести впечатление на французского монарха Людовика XIV, также известного как Король-Солнце. Поэтому Нарай отправил во Францию послов с подарками, предназначенными подсластить сделку. В плавание ушло судно под названием «Солейл д’Орьян». Кто угадает, что было дальше?

— Оно так и не добралось до Франции, — сказала Морган.

— Точно. Оно считается заблудившимся или сгоревшим из-за вечно куривших сиамских послов.

— Так что же видел этот Жан? — вернулся к прежней теме Деклан.

— Он видел, как «Солейл д’Орьян» подплыла к Форт-Дофин с ужасной пробоиной. Экипаж подружился с местными жителями, которые помогли восстановить судно. Но по дороге домой оно попало в шторм и затонуло возле мадагаскарского побережья к северо-востоку от Толанаро.

— И до сих пор его так никто и не нашел? — спросил Ронин.

— Нет. Несколько человек пытались, но не вычислили координаты крушения.

— А ты вычислил, — придвинулась ближе Морган.

— Да, — по венам Зака понеслось волнение, как и всегда на пути к ценной исторической находке. — Жан не все рассказал французам. В его письмах мы нашли точные координаты крушения «Солейл д’Орьян». Конечно же, мы не оглашали эту информацию.

— Никому не хочется, чтобы координаты важного захоронения попали не в те руки, — кивнул Деклан.

— Именно. Не хватало еще, чтобы каждый второй охотник за сокровищами ринулся на Мадагаскар. Мне рекомендовали вашу фирму, но для моей экспедиции нужны люди с опытом погружения.

— Большинство членов моей команды — бывшие морские пехотинцы, — улыбнулся Деклан. — За исключением Морган. Хотя она тоже могла бы служить.

Зак посмотрел на нее, гадая, чему она была обучена.

— Военно-морской флот, — ответила Морган, угадав его вопрос. — И я прошла подготовку к службе в морской пехоте.

Зак округлил глаза, зная, как сложно добиться зачисления и пройти испытания в BUD/S7. Он был впечатлен. Насколько знал Зак, по официальной версии ни одна женщина не прошла обучение.

— Вы сможете найти корабль для экспедиции? — он снова посмотрел на Деклана.

— Да, — кивнул тот. — Но понадобится современное судно, которое обойдется недешево.